Виктор Хряпа: «После следующего сезона завершу карьеру»
Баскетбол

Виктор Хряпа: «После следующего сезона завершу карьеру»

Сегодня в 22.45 в Мадриде начнется один из главных матчей всего баскетбольного сезона: ЦСКА играет в Евролиге с "Реалом". Собеседником "Спортфакта" стал капитан армейцев, чемпион Европы-2007.


Увы, отвечать на вопросы о матче "Реал" - ЦСКА Хряпа отказался. Примета - перед такими играми он о соперниках не распространяется. Да и что тут добавить? Встречаются два самых титулованных клуба Европы: действующий и 9-кратный обладатель трофея "Реал" и наш 6-кратный чемпион Евролиги и участник 12 из 13 последних "Финалов четырех".

Впрочем, тем для разговора с Хряпой и так набралось предостаточно. Взять хотя бы воскресное поражение армейцев в Москве в Лиге ВТБ от "Локомотива", прервавшее 10-матчевую победную серию армейцев во всех турнирах...

Помимо бросков Де Коло и Теодосича, нужны запасные варианты


- Что именно не получилось у ЦСКА в игре с «Локомотивом» (88:94) и какие выводы необходимо сделать команде из этого поражения перед игрой с «Реалом»?

- Мы не предполагали, что нам предстоит легкая прогулка. Гостевая победа над «Локомотивом» в первом круге далась непросто. Поэтому настраивались на серьезный матч. И сыграли-то в принципе неплохо... С чем не справились – так это с опекой мобильного центрового «Локо» Энтони Рэндольфа (он набрал 28 очков. - Прим. "Спортфакта") и с разменами. И это именно то, над чем нам нужно работать. В Европе не так много команд, высокие которых бьют много трехочковых, и поэтому на тренировках противодействиям такому своеобразному нападению не уделялось много времени.

- А в принципе можно «натренировать» защиту против трехочковых от таких парней, как Рэндольф или Виктор Клавер – с ростом далеко за два метра, обладающих к тому же высоченным прыжком?

- Лучше надо читать ситуацию, чаще атаковать через них – чтобы соперники нагружались фолами. Тем более что замены у Рэндольфа не было, он являлся единственным центровым «Локо» в заявке. Ну и, конечно, тактически надо было действовать более грамотно, чтобы максимально ухудшить оппонентам процент попаданий. Да, и Рэндольф, и Клавер – отличные снайперы, в пользу которых и прыжок, и рост. Значит, надо было держать их более плотно на дуге, вынуждать идти в проходы. К тому же два решающих трехочковых в последние полторы минуты Рэндольф бил без сопротивления. Первый – в «лоб» метров с восьми, второй – из угла.

- «Локомотив» пропускает меньше всех в Евролиге - около 70 очков. Однако ЦСКА сумел набрать 88 и проиграл… Стало сюрпризом то, что железнодорожники сделали в этой игре ставку на атаку?

- Не стало. Изначально, с первых минут было видно, что в нападении у них многое получается. Тот же Рэндольф реализовал несколько сложных бросков, он вообще почти не мазал весь матч. Поэтому в какой-то момент нашей задачей стало – набрать больше очков, чем соперник. С защитой «Локо» мы действительно справились, наше нападение работало хорошо. Но вот сами в обороне могли сыграть получше, опустились ниже своей стандартной планки.

- Второй матч – что с «Химками», что с «Локомотивом» - повторяется один и тот же сценарий. В дебюте ЦСКА уверенно ведет, во второй четверти соперник перехватывает инициативу и выходит вперед. Тут же главный тренер армейцев Димитрис Итудис берет тайм-аут – и в следующей атаке Виктор Хряпа забивает трехочковый. Грек специально требовал в минутных перерывах, чтобы партнеры выводили в этот психологически важный момент на бросок именно вас – как самого опытного игрока команды?

- Нет. Какую-то специально заготовленную под меня комбинацию мы не разыгрывали. Просто по ходу атаки мяч ходит от одного игрока к другому – и как только кто-то оказывается свободным, он и должен бросать. Так получалось, что этим кем-то оказывался я.

- Не кажется ли вам, что нынешний ЦСКА излишне зависит от формы двух лидеров – Нандо Де Коло и Милоша Теодосича? По большому счету, в сложные для команды минуты только вы не стесняетесь перехватывать у этой грозной парочки право на бросок.

- Знаете, ЦСКА на протяжении всех последних лет сталкивается с «зависимостями» от тех или иных лидеров. Сейчас основная нагрузка в нападении лежит на защитниках команды – Нандо, Тео и Корри Хиггинсе. Понятно, что львиную долю времени мяч находится у них в руках, таковы тренерские схемы. Поэтому в концовках ответственность тоже чаще всего ложится именно на них. Да, идеальной была бы ситуация, при которой больше игроков ЦСКА имели возможность решать судьбу матчей. При этом наш лидеры не раз доказывали, что достойны доверия. Но стопроцентного результата не бывает, нельзя выиграть абсолютно все концовки, всегда нужно иметь запасной план.


Если ничего не болит – значит, ты умер


- Как сейчас оцениваете свое самочувствие после многомесячного простоя? И вообще, когда последний раз было так – вы выходите на паркет, и ничего не болит?

- На этот счет есть замечательная поговорка: «Если ты проснулся и у тебя ничего не болит, значит, ты умер». В профессиональном спорте даже когда игрок говорит – «у меня все окей!» – на самом деле какие-то болячки все равно присутствуют, от них никуда не деться. Несмотря на все это, сейчас чувствую себя хорошо. Последний раз в такой же форме находился, наверное, во время прошлогоднего плей-офф Единой лиги. Не берусь сказать, сколько это в процентах… В любом случае, стараюсь действовать в своем стиле: больше помогать команде, а не работать на индивидуальную статистику.

- Насколько тяжело по ходу сезона встраиваться в столь сильную команду, как ЦСКА?

- Очень тяжело, конечно. Команда уже набрала обороты, игроки распределили роли. И любому баскетболисту, который возвращается после травмы, поначалу тяжело найти себе правильное место. Тренеры должны понять, кого вместо него убрать в запас, какие функции ему доверить… Задача же – не просто дать еще одному игроку время, а сделать так, чтобы команда от этого выиграла.

- И от «Химок», и от «Локомотива» ваша команда пропустила больше 90 очков. Чего здесь больше – армейских недочетов в обороне или последствий того, что ваша команда атакует на 10 - 12-й секунде владения, и соответственно, предоставляет больше возможностей для бросков соперникам?

- Конечно, наше нападение изменилось, стало более ранним и мобильным. Соответственно, раз мы ускоряемся – соперники получают такое же количество атак. И когда играешь с примерно равной по силе командой – такой, как «Химки» или «Локомотив» - логично ожидать, что они тоже будут хорошо использовать свои многочисленные шансы в нападении. В игре с «Химками» ресурса нашей защиты хватило для победы, против «Локо» - уже нет.

- Можно сказать, что нынешний состав ЦСКА – самый атакующий в XXI веке?

- Тяжело сравнивать составы, у каждого тренера своя идеология и виденье баскетбола. Кого-то устраивает победа со счетом 60:50, кому-то нужны другие итоговые цифры на табло… Забиваем мы сейчас действительно очень много, по сто очков почти в каждом матче. Причем не только в Лиге ВТБ, но и в Евролиге – что раньше было редкостью. Так что в атаке мы действительно прибавили очень здорово. Пожалуй, соглашусь с вами, настолько атакующего ЦСКА еще не было. Конечно, это связано с тем, что большинство игроков нынешнего состава, особенно «маленькие», ориентированы в первую очередь на нападение.

- Насколько такая модель игры – яркая, радующая зрителей – подходит для того, чтобы выигрывать Евролигу? Кроме прошлогоднего «Реала», триумфаторами последних лет становились команды, делающие ставку на защиту.

- Сложно прямо сейчас дать какие-то оценки этой модели. Мы играем по ней всего второй год. Да, прошлогодняя попытка выиграть Евролигу обернулась неудачей. Но с первого раза с приходом нового тренера - трофей взять всегда сложно. Сейчас, на второй сезон, мы лучше притерлись друг к другу, лучше понимаем требования наставника. Видно, что в нашей игре есть четкая система. Так что наша ближайшая задача – не теряя остроты нападения, усилить защиту. «Финалы четырех» всегда отличаются повышенным давлением. В этой ситуации, когда на тебя давят и трибуны, и ответственность за результат – забивать сложнее. Хорошо, если мы все это преодолеем и в очередной раз наберем сто очков. Ну а если не получится – надо будет компенсировать промахи агрессивной защитой.

- Кто в данный момент представляется главным конкурентом в Евролиге?

- Много хороших команд примерно одного уровня. В нашей группе четыре-пять команд достойны «Финала четырех». Но, понятно, всем там оказаться невозможно. ЦСКА, «Реал»… «Химки» те же показывают достойную игру. Из другой группы выделяются «Фенербахче» и «Локо». В любом случае, все будет зависеть от матчей второго круга. И у нас, и у химчан много тяжелых игр на выезде, и как в итоге все сложится – сейчас предсказать сложно. Узнаем все ответы через пару месяцев.

- У «Локомотива» в этом сезоне 5 поражений в Лиге ВТБ, у «Химок» - и вовсе 6. Это объясняется сложностью календаря, при котором участникам Евролиги приходится играть дважды в неделю, или возросшим уровнем внутреннего первенства?

- Конечно, уровень Единой лиги подрос. Ну и тот факт, что три российских клуба сейчас играют в Евролиге, а еще три – УНИКС, «Нижний Новгород» и «Зенит» - в Кубке Европы, тоже влияет на ход некоторых матчей. Собственно, за примерами далеко ходить не надо - «Химки» только что проиграли «Автодору», а мы – «Локомотиву». Во многом это обусловлено тем, что в «дерби Ленинградки» обе команды потратили очень много сил – и физических, и моральных. Хотя, конечно, для нас это не оправдание. Собственно, наше расписание сейчас предполагает пять-шесть матчей с командами уровня Евролиги: уже 6 марта, сразу после гостевой игры с «Реалом», нам встречаться в Казани с УНИКСом…

- Накладывает какой-то отпечаток то, что домашние матчи Лиги ВТБ ваша команда играет в УСК ЦСКА, а Евролиги – в «Мегаспорте»?

- Конечно, какие-то нюансы есть. Но мне кажется, мы за короткий срок смогли адаптироваться к этой ситуации и в целом хорошо с ней справляемся. Например, перед Евролигой пытаемся тренироваться на Ходынке не один день, а два или даже три. Но все равно это другой зал, и это накладывает определенный отпечаток. Но, повторюсь, мы справляемся. Огромная заслуга в этом принадлежит болельщикам ЦСКА, которые каждый раз заполняют «Мегаспорт» почти до отказа. В такой атмосфере как-то не думается о том, что, мол, это не наш родной зал…


Летом имел на руках два предложения. Но ждал, пока свое слово скажет ЦСКА


- С точки зрения действующего игрока – прочувствовали на себе какие-то изменения в нашем баскетбольном хозяйстве с тех пор, как его возглавил новый президент РФБ Андрей Кириленко?

- Главное отличие – баскетбола на телевидении стало гораздо больше. Мне кажется, никогда в истории наш вид спорта не показывали так часто. К тому же – на общедоступных каналах... Посещаемость на Лиге ВТБ, мне кажется, тоже выросла. А если брать какие-то административные дела РФБ – реструктуризация и ребрендинг федерации идут полным ходом. За последние два-три года многое в нашем баскетболе было приведено в негодность, и Андрей проделывает очень большую работу, чтобы все это структурировать и восстановить. По большому счету, все разрушенное надо строить заново. И на примере женской сборной видно, что Кириленко это удается. Надеюсь, мужская сборная летом выступит тоже успешно и сумеет отобраться на Евробаскет-2017.

- Последние годы взаимоотношения РФБ и сборной сопровождались постоянными скандалами. Это – в прошлом?

- Если начинать с того, что все последние проблемы сборной – или интервью о проблемах сборной – были связаны именно с недостаточным техническим обеспечением команды, можно ожидать, что эта проблема больше никогда не всплывет. Что касается прихода нового тренера и ажиотажа вокруг… Мне кажется, сейчас есть очень хорошая возможность создать новую и очень боеспособную команду. Не надо забывать о том, что она создается с прицелом на весь олимпийский цикл, то есть в ней наверняка появятся новые имена. Поэтому сейчас все в РФБ, несмотря на финансовые трудности, которые федерация испытывает, сосредоточены на том, чтобы обеспечить первую команду страны всем необходимым для качественной подготовки.

- Вы – единственный в истории российского баскетбола действующий член Исполкома РФБ. Как с точки зрения игрока воспринимаются заседания главного органа баскетбольной власти?

- Я присутствовал на трех или четырех заседаниях – то есть, почти на всех. Конечно, это новый для меня опыт. Буду постепенно втягиваться в этот рабочий процесс, привыкать к нему.

- Не возникали в этой связи мысли после окончания карьеры заняться чиновничьей или менеджерской деятельностью?

- Роль участника заседания Исполкома – это все-таки общественная нагрузка, а не постоянная работа. Мне кажется, каждая сфера деятельности требует большой степени вовлеченности. Сначала надо как следует в нее погрузиться – и уже потом делать вывод, твое это или нет. На какие-то определенные мысли работа в Исполкоме меня уже навела. Но все-таки надо до конца разобраться в собственных ощущениях. Пока присматриваюсь.

- Сколько, по собственным ощущениям, ваши многочисленные шурупы в лодыжке позволят еще играть? И вообще, планируете бегать по площадке, пока силы не кончатся – или все-таки хочется уйти красиво, на пике, например, выиграв в очередной раз Евролигу?

- Мой контракт с ЦСКА заканчивается через полтора года. Думаю, он будет последним в карьере. При правильном уходе за своим телом – это как раз ток срок, который я могу отыграть на хорошем уровне. Главное – чтобы были желание и мотивация.

- Летом было много разговоров о том, что вы можете покинуть ЦСКА. Насколько эти слухи соответствовали действительности?

- У меня закончился контракт, и, естественно, в этой ситуации некоторые клубы проявляли ко мне интерес. Более того – у меня на руках были два конкретных готовых предложения. Но я не скрывал, что моим приоритетом является игра за ЦСКА, в котором я провел большую часть карьеры. Поэтому ждал предложения от армейского клуба. Как только его получил – все детали и нюансы были согласованы буквально за несколько часов.


При Итудисе быть капитаном сложнее, чем при Мессине или Казлаускасе


- Капитанство в такой амбициозной команде, как ЦСКА – это тяжелая работа, формальность или что-то еще?

- Я являюсь капитаном ЦСКА уже давно. И при каждом тренере эта роль трактовалась по-разному. Как вижу я – в первую очередь, это дополнительная ответственность, эмоциональная и интеллектуальная, за все, что происходит в команде. Также моя задача – наводить мостики между игроками и тренером.

Раньше в ЦСКА я был просто игроком, одним из лидеров, который должен отвечать только за себя, за свой уровень игры. Но когда ты получаешь капитанское звание – ты должен смотреть, как сыграли все остальные партнеры, в чем можно им помочь, кто в какой форме находится, кому нужно дать отдохнуть, а кого, наоборот, «подкормить» передачами… С каким-то тренером ты должен выполнять все вышеперечисленное более интенсивно, с каким-то – менее. При Этторе Мессине у нас был очень опытный состав, там, собственно, что-то подсказывать было, по большому счету, некому. То же самое при Йонасе Казлаускасе. Думалось – вот как хорошо и легко в таком профессиональном клубе быть капитаном…

Ну а сейчас в ЦСКА много новичков. Им надо каждый день объяснять, что такое армейская философия и идеология, что мы должны быть единой командой, а не набором отдельных талантливых игроков. Так что нынешнее капитанство – наверное, самое энергозатратное и сложное.

- А насколько тяжело «капитанить», не имея возможности не то что играть, но даже тренироваться в общей группе?

- Лично для меня – очень тяжело. Мне всегда кажется, что самый действенный пример что-то объяснить – это показать на собственном примере. Мой метод именно таков. И когда твое тело к этому не готово… Выйти на площадку и что-то сделать самому – гораздо эффективнее, чем разглагольствовать в раздевалке. И у меня действительно получалось научить партнеров – в такой-то ситуации надо действовать так-то и так-то. А когда ты не играешь – конечно, все равно пытаешься делиться опытом, давать какие-то советы. Но, мне кажется, вся эта теоретическая часть работает не очень хорошо.

Никто из грандов не хотел играть со сборной России


- Чем отличались ваши эмоции после золота Евробаскета-2007 и бронзы Олимпиады-2012?

- Не забывайте, что у нашей сборной есть еще и бронзовая медаль чемпионата Европы 2011 года. На самом деле, все решающие матчи – особенные. Нельзя сказать – мол, на олимпийский «бронзовый» матч мы настраивались гораздо сильнее, чем на поединок за третье место годом ранее в Литве. Нет, конечно. И вы, поскольку были тогда на трибунах, прекрасно помните, как тяжело нам далась бронза того Евробаскета, победу над македонцами удалось вырвать буквально на последней минуте – за счет характера, самоотдачи.

Отличий у всех успешных для сборной России турниров много. И невозможно сравнить, какая из этих медалей ценнее. В 2007-м – это был какой-то прорыв. Мы показали всем – и самим себе в первую очередь – что можем выступать на самом высоком уровне, завоевывать награды любого достоинства даже в тех случаях, когда соперник превосходит нас в таланте и мастерстве.

Основная причина, по которой все эти медали стали возможны – мы были настоящим коллективом. Все игроки той сборной являются друзьями. Не только игроки – тренеры, персонал...

- В чем была главная сила нашей сборной?

- В защите, конечно. Никто из грандов не хотел играть с нами в группе или пересекаться в плей-офф. Все знали, что против сборной России будет непросто – вне зависимости от того, в каком составе она играет.

- А когда проще побеждать – как в 2007-м, когда Россию воспринимали как темную лошадку, или как в 2012-м, когда команда ехала на Игры в статусе одного из претендентов на медали?

- Мне кажется, мы на любой турнир и матч настраивались одинаково. Думаю, болельщикам было приятно наблюдать за нашей командой, потому что мы при любых обстоятельствах, даже самых неблагоприятных, все равно бились за победу.

- Перед Олимпиадой в Пекине и чемпионатом мира-2010 вы получали тяжелейшие травмы. Насколько психологически тяжело быть в сборной – и не иметь возможности помочь ей на сто процентов?

- На мире я вообще так и не вышел на площадку. А в Пекине, конечно, было очень трудно. Выступили мы неудачно, обыграли только Иран. При этом сами крупно уступили только австралийцам, в остальных матчах проигрывали всего несколько очков. И я прекрасно осознавал, что если бы был здоров, чаша весов в тех поединках вполне могла качнуться в нашу сторону. Как раз этих нескольких моих очков, подборов или передач нам не хватало… Если бы я был готов не на 50 процентов, а на сто – результат вполне мог быть другим. Очень обидно. Конечно, та наша команда заслуживала как минимум выхода в плей-офф. Как в том анекдоте: осадок остался.


Все ждал – когда же страшные черти НБА начнут рвать и метать




- Андрей Кириленко в своих интервью часто говорил, что успех или неуспех карьеры в НБА зависит от сочетания случайных факторов. Согласны?

- Конечно. Думаю, фактор везения – это процентов 70-80. Очень важно оказаться в «своей» команде – в правильное время, при тренере, который будет тебе доверять. Например, если команда только формируется, делает ставку на молодых – как было в «Юте Джаз» после ухода со сцены звездных ветеранов Карла Мэлоуна и Джона Стоктона – у таких талантливых юных парней, каким был тогда Кириленко, появляется больше шансов. И наоборот – если ты приходишь в команду «среднего возраста», где роли у всех за несколько лет устоялись, проявить себя сложно. Собственно, тот факт, что карьера Шведа и Мозгова в НБА идет по синусоиде, подтверждает эту мысль. И это, конечно, касается не только россиян. Например, тот парень, которого взяли вместо меня в «Портленд» - Тайрус Томас - ничем себя не проявил и вскоре вообще закончил карьеру…

За последние годы НБА сильно поменялась. Сейчас в эту лигу попасть гораздо проще, чем 8-10 лет назад. Я, когда уезжал за океан, думал – там играют исключительно супермены. Потом начались тренировки, затем игры. Я все ждал – сейчас, вот сейчас начнется космос. Оказалось, не так страшен черт, как его малюют… Если ты хорошо готов физически, вполне можно быть конкурентным на этом уровне.

- И с кем из этих «страшных чертей» приходилось в защите тяжелее всего?

- Так получилось, что в «Портленде» я играл на всех позициях. Как-то по ходу одного матча с «Миннесотой» приходилось играть и атакующего защитника, и центрового – чтобы опекать их бросающего центрового Брэда Миллера на трехочковой дуге. Конечно, очень сложно всегда было против Трэйси Макгрэди. Леброн – с ним тоже всегда трудно. Вообще, нет в НБА такого игрока, против которого легко играть в защите. Индивидуальное мастерство у всех на очень высоком уровне. Ну и правила в защите там немного другие – запрещена подстраховка, и это развязывает руки атакующему игроку.

- Не могу не спросить о феномене Стэфена Карри. Можно сказать, что он прямо сейчас создает новую эру в баскетболе – как это делал в свое время Майкл Джордан?

- Наверное, давать какие-то оценки – как именно это повлияет на баскетбол – можно будет только через несколько лет. Но понятно, что он творит вещи, которые раньше до него никто никогда не делал. Все казалось – уж что еще можно придумать, все играют здорово, в каждом клубе НБА по две-три суперзвезды… И тут появляется человек – с не самыми выдающими физическими данными, кстати – и показывает, что в баскетбол можно играть совершенно по другому, не так, как все привыкли. Конечно, это очень положительный момент для развития НБА. Да и для баскетбола во всем мире, учитывая степень распространенности интернета. Думаю, сейчас целое поколение игроков будет пытаться играть в таком же стиле. Может, у кого-нибудь и получится.

Источник: http://www.sportfakt.ru/