Версия Гескина. Остался ли кто-нибудь на нашей стороне?
Остальные

Версия Гескина. Остался ли кто-нибудь на нашей стороне?

Обозреватель "Спортфакта" Владимир Гескин - о том, что для олимпийской сборной России наступает момент истины
Офис ВАДА. Фото wada-ama.org
Офис ВАДА. Фото wada-ama.org


"Надейся на лучшее, готовься к худшему", - советует английская пословица. Hope for the best, prepare for the worst.

Наш случай.

В понедельник в 16 часов по московскому времени в Торонто должна начаться пресс-конференция главы специальной комиссии Всемирного антидопингового агентства Ричарда Макларена. Канадскому юристу (напомню, в прошлом году он входил в состав предыдущей вадовской спецкомиссии - Дика Паунда, а теперь пошел на повышение) предстоит огласить итоги расследования, которое было открыто после скандальных заявлений бывшего руководителя Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова.

В чем заключались эти заявления, напоминать, думаю, не нужно. О дырке в стене одной из комнат антидопинговой лаборатории в Сочи-2014 и о ночных подменах "грязных" допинг-проб российских олимпийцев на чистые агентами ФСБ при непосредственном участии самого Родченкова за последние месяцы было написано столько, что все в курсе. Вопрос лишь в том, соврал он или нет.

Уже по традиции накануне пресс-конференции западные СМИ начали мощную артподоготовку. Не обошлось и без информационных вбросов  - это тоже в правилах жанра. В прессу попал текст письма (не удивительно ли, что каждый раз что-то загадочным образом попадает в прессу?) за подписью главы Антидопингового агентства США Трэвиса Тайгерта и его канадского коллеги Пола Мелиа, которое они подготовили заранее, чтобы сразу же передать президенту МОК Томасу Баху в том случае, если махинации с подменой проб в Сочи будут документально подтверждены. От имени своих организаций Тайгерт и Мелиа призвали к исключению России из числа участников Олимпийских и Паралимпийских игр в Рио.

Этим дело не кончилось. Спустя несколько часов "Нью-Йорк Таймс" сообщила: как стало известно корреспонденту газеты, позицию американцев и канадцев разделяют антидопинговые организации как минимум десяти стран, в том числе Германии, Испании, Японии и Швейцарии, а также "более двадцати групп спортсменов, представляющих олимпийцев всего мира". Дескать, все они априори согласны с тем, что высказывания г-на Родченкова соответствуют действительности.

Можно не сомневаться, что за часы, оставшиеся до начала пресс-конференции, кампания эта, как любил повторять один из наших прежних руководителей, и расширится, и углубится. При том что доклада комиссии Макларена еще вроде бы никто не читал.

А может, все-таки уже прочитали?

Но даже если нет, то нужно учитывать, что еще с месяц назад сам Макларен заявлял: доказательств виновности российской стороны у него достаточно. Вроде бы, именно по этой причине он не поехал в Россию, хотя его приглашали.

***

Так соврал Родченков или нет?

Стоило появиться письму Тайгерта и Мелиа, некоторые наши обозреватели выдвинули версию, что в докладе Макларена не хватает серьезных доказательств, потому наши недруги и начали в срочном порядке формировать общественное мнение против России. Думаю, это вряд ли.

Я уж точно доклада не видел, и мне остается строить предположения, что я и сделал в одной из своих предыдущих "Версий". Написал примерно так. Родченков - при всех его отрицательных и даже гадких чертах, неожиданно открывшихся руководителям отечественного спорта, российскому общественному мнению и даже Следственному комитету, - человек умный и даже, что важнее в данном случае, хитроумный. Врать ему в стране, которую он выбрал в качестве нового места жительства, не с руки. Нынешние хозяева не поймут.

Так что какие-то козыри в рукаве у Григория Михайловича, безусловно, припрятаны. Говорят, уже уехав в Америку, он потом на несколько дней вернулся - не для того ли, чтобы забрать нужные документы? Содержимое его ноутбука тоже было небезынтересно для Макларена - там, нетрудно предположить, сохранилась переписка с людьми из Министерства спорта. Наконец, пока неизвестно, что дала перепроверка сочинских допинг-проб, хранящихся ныне в Лозаннской антидопинговой лаборатории.

В общем, взрывоопасного много. Поди догадайся, что из этого рванет на пресс-конференции в Торонто.

***

Ясно одно: наступает самый трудный момент.

Против нас действуют мощным фронтом. А есть ли кто-нибудь, кто даже при самом плохом варианте развития событий осмелится поддержать - нет, даже не Россию, а российских олимпийцев? Выступит ли кто-то за их участие в Играх-2016, до церемонии открытия которых осталось уже меньше трех недель?

Думаю, такие люди есть.

Президент МОК немец Томас Бах не раз за последние дни повторял фразу, которая, видимо, пришлась ему по душе. Дескать, российский бадминтонист не может быть в ответе за то, что происходило на зимней Олимпиаде в Сочи. Бах вроде бы не привык отказываться от своих слов. Будем надеяться, не откажется и теперь, хотя с таким давлением организованного общественного мнения ему до сих пор сталкиваться не приходилось. Важно и то, что письмо Тайгерта и Мелиа открыто осудил более чем влиятельный член исполкома МОК Патрик Хикки, возглавляющий объединение европейских олимпийских комитетов.

А вот какой окажется позиция других членов исполкома - среди которых не только хорошо нам знакомый Рене Фазель (вот уж в чьей поддержке можно не сомневаться), но и президент ВАДА Крэйг Риди?

Глава Международной федерации волейбола бразилец Ари Граса заявил, что у него и у ФИВБ нет никаких претензий к российским волейболистам и что он не видит, по каким причинам олимпийская  команда России должна быть отстранена от Игр. Примерно в том же духе высказался президент Международной федерации плавания уругваец  Хулио Маглионе, который ко всему прочему - член МОК. Можно ожидать, что такого же мнения придерживается и целый ряд руководителей других международных спортивных объединений, отдающих себе отчет в том, что без россиян олимпийские соревнования по их видам спорта в Рио окажутся неполноценными.

Но осмелятся ли они это свое мнение высказать? Беда в том, что многие из этих федераций "на крючке" у ВАДА: сразу 11, как недавно было объявлено, не полностью соответствуют антидопинговому кодексу.

Чья позиция перевесит? Кто окажется в большинстве? И не приведет ли все это к кризису или даже расколу в междунарожном олимпийском движении? Пока остается только гадать. И верить, что победит здравый смысл.

Потому что российский бадминтонист действительно не в ответе. И наши волейболисты. И представители других видов спорта, в том числе и легкоатлеты, которые за последнее время сдавали допинг-пробы по десять, двенадцать, пятнадцать раз и всякий раз были чисты - но которые, оказалось, все равно не заслуживают права выступать на Олимпиаде. Почему? А не почему. Так захотелось руководителям ИААФ во главе с Себастьяном Коу, по уши погрязшим в коррупционных скандалах.

***

При этом в нынешней печальной ситуации нельзя винить исключительно наших недругов. Мы сами накликали беду, дали повод. Они этим поводом лишь воспользовались - для решения сугубо политических задач. Россия под санкциями - почему бы и в спорте о нее не вытереть ноги?

Еще накануне зимних Игр-2010 в Ванкувере Жак Рогге, который был тогда президентом МОК, заявил на одной из пресс-конференций:

«Безусловно, мы встревожены количеством нарушений [с российской стороны]. У меня была встреча на эту тему с министром спорта Мутко, я предупредил его, и он заверил меня, что сделает все возможное... Я также встречался с президентом РФ мистером Медведевым и настаивал на том, чтобы он принял решительные меры против допинга, и он пообещал мне это».

Помните, как отреагировал наш министр спорта на это замечание Рогге? А вот так:

«Наши спортсмены на предолимпийских стартах стали показывать хорошие результаты – вот все и засуетились. Это все психологическое давление», – сказал Мутко. И ничего сделано не было.

Сначала наши спортивные власти все отрицали, даже когда наших спортсменов принялись дисквалифицировать с пугающей регулярностью и частотой, потом огрызались, пытаясь обвинять чужих и обелять своих, а когда дело дошло до санкций со стороны ВАДА, а затем и ИААФ, приняли еще одно странное решение - стали со всем соглашаться. В надежде, что нас простят.

"Ну что мне еще сделать - на столе сплясать?" - пафосно вопрошал наш министр спорта.

Проявили слабость - получите еще. Тут-то и всплыл Григорий Родченков со всеми своими разоблачениями. Не было бы его - нашли бы кого-то другого. Свято место пусто не бывает.

***

В махинациях экс-главы Московской антидопинговой лаборатории теперь разбирается Следственный комитет. Вдруг обнаружилось, что Григорий Михайлович был нечист на руку и даже приторговывал запрещенными веществами. Ну так об этом писали еще лет пять назад, против Родченкова и его сестры было открыто уголовное дело, которое, вот ведь незадача, закончилось пшиком - Марина Родченкова получила полтора года условно, ее брат и вовсе избежал наказания и продолжил работу. Был командирован на Олимпиаду в Сочи и за свою неусыпную (в прямом смысле слова, ведь он утверждает, что подменял допинг-пробы ночью) деятельность даже - с чьей-то подачи - получил государственную награду.

Польза от нынешнего расследования Следственного комитета будет лишь в том случае, если он самым тщательным образом разберется в том, кто прикрывал Родченкова и оградил его от судебного преследования. Он ведь, очевидно, не в безвоздушном пространстве действовал и не сам по себе.

Разбираться, вскрыть все потайные связи и узелки, нужно не для ВАДА и не для МОК. А чтобы больше такого, как сейчас, никогда не было.

Иначе потеряем весь наш большой спорт.

Источник: http://www.sportfakt.ru/