Версия Гескина. Остались ли у России союзники?
Остальные

Версия Гескина. Остались ли у России союзники?

Обозреватель "Спортфакта" Владимир Гескин размышляет о том, кто в мире спорта может нас поддержать


Шквал сообщений, статей и комментариев на тему допинга, почти всю неделю сотрясавший СМИ по всему миру, несколько поутих. Скорее всего, временно.

После заявления Всемирного антидопингового агентства о том, что мельдоний обнаружен в пробах сразу 99 спортсменов, интонация многих зарубежных публикаций в известной степени изменилась. Теперь слышны и более взвешенные оценки, оголтелой критики России уже почти не слышно. И это понятно. Фамилии и национальная принадлежность подавляющего большинства тех, кто проштрафился, пока остаются тайной. Одно дело - все они из России или из стран бывшего СССР, тут огонь из всех орудий будет открыт с новой силой. А если нет? Если в этом списке - и свои, родные? Как быть тогда?

Относительное затишье наступило и на легкоатлетическом фронте - после того как в Монте-Карло отзаседал Совет ИААФ. На исправление ситуации России дали еще два месяца, и теперь Совет соберется в мае, чтобы решить - будут ли с наших сняты санкции и позволят ли им перед Рио выступать в международных соревнованиях. Очевидно, что без этого нормально подготовиться к Играм будет чрезвычайно трудно, если вообще возможно.

Возникшая пауза (вряд ли она будет долгой) позволяет мне обсудить с читателями один более чем принципиальный вопрос: остались ли у России союзники в международном спорте? Есть ли какие-то люди или силы, чьи интересы, пусть временно, сейчас совпадают с нашими? А может, таких людей или сил теперь нет вообще - и мы остались один на один со зловредным ВАДА, который представляется большинству из нас источником всех бед (при том что, на самом деле, источник их - мы сами, наша безалаберность и нежелание хотя бы на два шага вперед просчитать, как будут развиваться события).

Так вот, думаю, союзники  есть. И прежде всего - президент МОК Томас Бах. И не из какой-то особенной любви к России (хотя к нашей стране он всегда относился хорошо), а потому, что больше, чем кто-либо другой, заинтересован в успехе Олимпиады в Рио. Ведь именно от этого в значительной степени зависит будущее благополучие МОК, да и авторитет самого Баха.

Немаловажный штрих: до сих пор он не позволил себе ни одного резкого высказывания по отношению к России, ее спортивным и уж тем более политическим руководителям. Наоборот, три недели назад Бах назначил президента Олимпийского комитета России Александра Жукова главой Координационной комиссии по подготовке зимних Игр-2022 в Пекине. И это, поверьте, поступок. С тех пор западные журналисты пользуются любой возможностью, чтобы спросить президента МОК: что означает это назначение и не является ли оно вызовом всем, кто блюдет истинную чистоту спорта? На что Бах неизменно отвечает: ни руководители ОКР, ни сам Жуков, ни, наконец, бывший президент Оргкомитета Сочи Дмитрий Чернышенко, который также включен в состав Координационной комиссии, никогда не давали ему повода усомнится в них как в честных людях и блестящих профессионалах.

Еще один штрих: небезызвестный немецкий кинодокументалист Зеппельт в своем недавнем, уже третьем по счету, фильме о российском допинге, прямо обвинил Баха в благоволении к России. Зеппельт ничего не делает случайно, так что отнесемся к этому его утверждению со всей серьезностью: Бах хочет, чтобы наша страна участвовала в Рио максимально сильной командой.

Невольным нашим союзником является и влиятельный президент Европейских олимпийских комитетов Патрик Хикки. Человек, в течение многих лет проталкивавший идею проведения Европейских игр, в прошлом году добился-таки своего - первые такие Игры прошли в Баку. Но где состоятся вторые? Поначалу организовать их в 2019 году согласилась Голландия, но затем отказалась от своей же заявки, и теперь все надежды Хикки связаны с Россией (с Сочи или, скорее всего, с Казанью, где есть вся инфраструктура да и вообще все то, что необходимо).

Проводить эти Игры в условиях кризиса нам, конечно, не с руки, но не удивлюсь, если узнаю, что переговоры каких-то наших чиновников с Хикки продолжаются, и мы в итоге возьмем Игры себе - в обмен на лояльную позицию главы ЕОК и подведомственных ему европейских олимпийских комитетов. Торг, как говорится, уместен.

Наконец, нашими союзниками могут стать и те национальные олимпийские комитеты, а также международные федерации, чьи чемпионы окажутся в "списке 99-ти". К примеру, Международный союз конькобежцев и его президент Оттавио Чинкванта вряд ли рады тому, что ВАДА лишило сразу три вида спорта - фигурное катание, шорт-трек и скоростной бег на коньках - своих российских звезд, Бобровой, Елистратова и Кулижникова. При том что продолжение, вполне вероятно, следует.

Вот и получается: тех, кто мог бы нас поддержать в трудную минуту, не так уж мало. Другое дело, для того, чтобы воспользоваться этой поддержкой, нужно обладать и авторитетом, и даром убеждения, и дипломатической хитростью.

Проблема в том, что до сих пор этих качеств нашим представителям в международных спортивных организациях явно не хватало.

Источник: http://www.sportfakt.ru/