Версия Гескина. Каждый седьмой - со справкой
Рубрики

Версия Гескина. Каждый седьмой - со справкой

Обозреватель "Спортфакта" Владимир Гескин - о злокозненных русских и всех остальных, кристально честных.

Необходимое предисловие


В Сети меня не было пять дней - договорился с руководством "Спортфакта" о коротком отпуске. Специально выбрал такой момент, когда в международном спорте, который мне поручено освещать, должно было наступить временное затишье - после допинговых бурь олимпийского лета и перед публикацией новой, дополненной версии доклада Ричарда Макларена.

Отпуск, хотел бы отметить, оказался в высшей степени успешным. Грибов в Мещере, куда мы с женой отправились, - море, как говорят местные - несгребно. Одних только белых (все - здоровенные красавцы) насобирали почти две сотни. Сказка! Которую не испортило даже то, что в забытой Богом деревеньке на острове, образованном рекой Пра и несколькими озерами, ветер оторвал какой-то кабель, и домик, где мы жили, остался без электричества. Ни радио, ни телевидения. Что, может, и к лучшему. Ни о каких "русских хакерах", которые своими разоблачениями до полусмерти напугали весь спортивный мир, мы, пока вчера не вернулись в Москву, и представления не имели.

Хотя был шанс. Пару дней назад, как раз в тот момент, когда я увидел у сосны очередной могучий белый, вдруг ожил мой мобильник. Симпатичный женский голос сообщил: "С вами хотел бы поговорить Виталий Георгиевич Смирнов". После чего в трубке возник давно знакомый бас: "Володя, привет! Знаешь ли ты, что…"

Так и не узнал. Мобильник умер окончательно: зарядка кончилась.

***


Ну вот, теперь вы в курсе, почему я молчал все эти дни, что, возможно, у кого-то вызывало недоумение. Можно переходить к делу.

Вернувшись в Москву и изучив многое из того, что успели написать за это время издания разных стран, я пришел к нескольким выводам, которыми хочу с вами поделиться.

Во-первых, хакеры - молодцы. Пусть их сейчас клеймят со всех сторон и сулят им страшные кары, то, что они сделали, - на мой взгляд, во благо мирового спорта. К деятельности ВАДА и так было много вопросов, теперь добавился еще один - о так называемых терапевтических исключениях, благодаря которым некоторые спортсмены получают право легально использовать запрещенные для всех остальных вещества. Что, возможно, дает этим "некоторым" преимущество во время соревнований, пусть медицинские и антидопинговые органы многочисленных спортивных организаций сейчас кричат (именно кричат) об обратном. Что это вы так заволновались, господа? Попались на жареном?

Тот самый сайт хакерской группы Fancy Bears. Фото: Twitter
Тот самый сайт хакерской группы Fancy Bears. Фото: Twitter


Во-вторых, нет никаких реальных доказательств того, что хакеры из группы Fancy Bears имеют какое-то отношение к России, и уж тем более к российскому правительству или к ГРУ. Все это - не более чем шаткие домыслы (поскольку нет ни одного конкретного факта, который подтверждал бы "российский след"), основанные исключительно  на мнении зарубежных "знатоков" о том, что России как раз сейчас, перед выходом очередного маклареновского опуса,  выгодно дискредитировать Всемирное антидопинговое агентство.

Ну да, в теории - выгодно, а на практике - наоборот, потому что последние шаги независимой антидопинговой комиссии ОКР под руководством того же Смирнова направлены на поиск общего языка с ВАДА. И не только этой комиссии. Сегодня на сайте министерства спорта появилось сообщение: "Эксперты по итогам встречи делегаций минспорта, секретариата Совета Европы и ВАДА дали положительную оценку деятельности РФ в сфере формирования и пропаганды нулевой терпимости к допингу в спорте".

Так что нам сейчас  нужны не бури, а спокойное деловое обсуждение. Поиски общего знаменателя. Скандалы - во вред. И, кстати, даже президент ВАДА Крейг Риди выразил в четверг сомнения по поводу того, что правительство России принимало участие в хакерских атаках. Правда, он тут же заявил, что люди, совершившие эти атаки, все равно связаны с Россией. Бог ты мой, ну приведите хоть одно доказательство, плиз!

В-третьих, вопрос о терапевтических исключениях, как оказалось, стоит даже более остро, чем можно было предположить. Об этом свидетельствуют данные, которые сразу же стали просачиваться в зарубежные издания. Лондонская Daily Mail сообщила сегодня, что эти самые исключения были у 53-х членов олимпийской сборной Великобритании (при том что в Рио отправились 366 британских спортсменов), так что, получается, правом легально глотать и колоть те или иные запрещенные вещества воспользовался каждый седьмой!

Та же Daily Mail задала несколько весьма неудобных вопросов знаменитому велогонщику Брэдли Уиггинсу - о том, почему прежде он, астматик (кто бы сомневался?), запрашивал разрешения на инъекции стероида триамцинолона не абы когда, а накануне крупнейших гонок - в том числе и "Тур де Франс". Газета особо подчеркнула: никаких претензий к Уиггинсу нет, лекарством он пользовался легально, но теперь, после публикаций Fancy Bears, кое-что хотелось бы прояснить. Да уж.

А, к примеру, американский журнал Slate обратил внимание на такой занимательный факт. До того как Главная лига бейсбола запретила большую группу веществ, терапевтическими исключениями на такие препараты как риталин пользовались 28 игроков. Спустя три года исключения были уже у 103-х игроков. Кто не понял - риталин (он же метилфенидат) это как раз тот препарат, который прописан четырехкратной олимпийской чемпионке Рио гимнастке Симоне Байлз, страдающей, вот это теперь известно всем, "синдромом дефицита внимания и гиперактивности". У сотни с лишним бейсболистов, вы не поверите, та же болезнь!!!

В-четвертых, разоблачения Fancy Bears, можно не сомневаться, будут продолжены, и сколько еще нас ждет "открытий чудных", даже трудно представить. Пусть большая часть зарубежных изданий по-прежнему пишет о "происках русских", читателей этих СМИ волнует уже совсем иное (сужу по откликам, публикуемым под материалами): почему "терапевтические исключения" стали системой, кто в этом виноват и как всему этому положить конец.

В-пятых, думаю, ОКР стоило бы опубликовать данные о количестве наших олимпийцев, имевших в Рио все те же исключения. Чтобы понимать, на каком свете мы сами. Или все-таки в России дела обстоят иначе. Честнее.

На этом поставлю точку. После отпуска, даже короткого, возвращаться к работе непросто. Хочется обратно в лес.

Источник: http://www.sportfakt.ru/