Версия Гескина. Играет марш. Вы слышите?
Остальные

Версия Гескина. Играет марш. Вы слышите?

Обозреватель "Спортфакта" Владимир Гескин - о последних предолимпийских часах.
Все хорошо, что хорошо кончается. Когда хорошо начинается - еще лучше.

Через несколько часов в Рио будет дан старт торжественной церемонии открытия Игр, и мы можем, наконец, перевести дух. Дела вроде бы налаживаются.

Вспомните, каким было ваше настроение всего-то пару недель назад, накануне исполкома МОК, которому предстояло решить - примет Россия участие в Играх или нет. Казалось, сама земля уходит из-под ног. К счастью, так и не ушла.

Стараниями российских членов МОК, наших представителей в международных федерациях, спортивных юристов и самих спортсменов катастрофу удалось предотвратить. Эти две недели для них - как целая жизнь. Потери все равно чудовищные - на Олимпиаде не выступят легкоатлеты и штангисты, да и ряды гребцов сильно поредели, но главное, чего удалось добиться, - у нас в Рио будет большая команда, без малого в триста человек. И она выступит под российским флагом. А речь ведь совсем недавно шла, вспомните, о том, что и его не будет.

Ситуацию удалось развернуть - и мы в Рио уже не изгои.  Скандал, конечно, не закончился, и еще долго не закончится, но общая интонация зарубежной прессы стала меняться, и вот уже Риди с Маклареном приходится отбиваться от неудобных вопросов. Ничего, пусть привыкают.

***


На этом разрешите публицистическую часть моего материала закончить. Переходим к лирике.

Некоторые знают, что мне посчастливилось работать на 11-ти Олимпиадах. Первая была в Москве-1980, последняя - в Сочи-2014. Закольцевал. И решил, что больше на Игры не поеду. Разве что когда-нибудь туристом вместе с внуками.

Объясню, почему решил поставить крест. Когда-то накануне Олимпиад у меня в душе играл марш. Пели трубы, били барабаны. Чувство было абсолютно неповторимое, потому что нет для спортивного журналиста лучше времени, чем олимпийские две недели. Сам себе я казался счастливейшим человеком на свете. И, наверное, был им.

Но с годами и Играми марш становился все тише, и к Сочи, признаться, совсем смолк. Увы, все приедается, становясь рутиной, даже всемирные праздники спорта. Тем более что на последних своих Олимпиадах я был руководителем больших журналистских бригад - и в основном сидел в офисе в главном пресс-центре. Руководил, координировал, правил чужие материалы. То еще удовольствие.

Все это к тому, что прежний марш в моей душе неожиданно заиграл вновь. Самому не верится. Откуда он взялся? Может, все потому, что еще полмесяца назад участие России было под большим вопросом?

На этот раз я на Игры не полетел. "Спортфакт" молод, мы начали свою работу лишь в конце января, когда аккредитация на Игры уже закончилась. Так что буду смотреть старты по телевидению - и болеть за наших. Борцов, гимнастов, синхронисток, дзюдоистов, пловцов, прыгунов в воду и на батуте, гребцов… В общем, за всех-всех-всех. До единого. Вне зависимости от того, есть у кого-то шансы на медаль или нет. В данном случае, считаю, участие не менее важно, чем победа.

Эта сборная - как переболевший тяжелой болезнью ребенок. А значит, особенно любима.

***


От лирической главки - к ностальгической. Вспоминаю былые церемонии открытия. В Москве поразили живое панно и древнегреческие колесницы. В Лос-Анджелесе над "Колизеумом" летал человек с реактивным двигателем за плечами. В Сеуле тысяча барабанщиков были в огромные барабаны. В Барселоне Мосеррат Кабалье исполнила песню, которую должна была петь с Фредди Меркюри, но тот, увы, незадолго до Игр скончался. В Атланте… В Атланте не запомнилось ничего.

В Сиднее - вдруг вспомнил - стоило мне прийти на соревнования, наш стопроцентный фаворит неожиданно проигрывал. Карелин, Попов… Дошло до того, что коллеги по бригаде предложили мне временно - на фарт - прекратить свои походы. И дела у наших олимпийцев, представьте, наладились. Но в один из дней легкоатлетического турнира я не выдержал - отправился на стадион. Когда прыгуну в высоту Сергею Клюгину предстояла решающая попытка, - ушел с трибуны - опять же на фарт, затаился в каком-то переходе и… И лишь по реву стадиона понял: высота взята.

Череда лиц - великих чемпионов и не менее великих неудачников Игр. Тех, с кем я потом подружился - и с кем потом ни разу не виделся.

И тут же - лица ребят, которым не суждено выступить на этой Олимпиаде. Прежде всего - Сергея Литвинова, метателя молота, сына победителя Игр в Сеуле.

Литвинов -младший - ярый борец с допингом. Быть молотобойцем и не пользоваться запрещенными веществами - это, если честно, редкость. ИААФ его просто предала, не допустив в Рио.

Что поделать… Будут другие Олимпиады, Сергей. И будет победа. Вот увидишь!

Источник: http://www.sportfakt.ru/