Сильнов намерен прыгнуть выше Исинбаевой
Интервью дня

Сильнов намерен прыгнуть выше Исинбаевой

Обозреватель «Спортфакта» Владимир Гескин встретился с олимпийским чемпионом 2008 года по прыжкам в высоту Андреем Сильновым, который намерен претендовать на пост главы ВФЛА

Через полтора месяца, 9 декабря, состоится отчетно-выборная конференция Всероссийской федерации легкой атлетики. Вам, скорее всего, известно, что о своем намерении баллотироваться на пост президента объявила двукратная олимпийская чемпионка по прыжкам с шестом, член МОК Елена Исинбаева. Об этом много писали в СМИ.

А вот о том, что ее соперником на выборах планирует стать прыгун в высоту, олимпийский чемпион Андрей Сильнов, вы, возможно, еще не слышали. Это, поверьте, более чем серьезный кандидат. В чем я имел возможность убедиться, встретившись с Андреем в Москве, куда он прилетел на пару дней из Сочи, где у него тренировочный сбор.

Вы не ослышались: 32-летний Сильнов – действующий спортсмен, и сейчас он, восстановившись после травм, готовится к зимнему сезону. Правда, будет ли выступать, – вопрос. Все зависит, понятно, от декабрьских выборов.

Но хватит предисловий. Пусть о себе и о своих козырях рассказывает сам кандидат в президенты.

Два образования

- Скажите, Андрей, с шестом вы когда-нибудь прыгали?

- Пробовал. Честно признаюсь, не получилось.

- Вы же понимаете, почему я задал этот вопрос.

- Конечно.

- Тогда объясните: можно ли перепрыгнуть Исинбаеву? По силам ли вам?

- Я Лену уважаю как выдающуюся спортсменку, но больше про нее ничего сказать не могу, хоть мы и выступали вместе – к примеру, на Олимпиаде в Пекине, где оба завоевали золото. Она человек закрытый. У нее, безусловно, есть свои козыри. У меня – тоже.

- И каковы эти ваши козыри?

- О себе говорить не очень удобно, но тут выхода нет. У меня два образования. Во-первых, в своем родном городе Шахты, это в Ростовской области, закончил Южно-российский государственный университет по специальности «прикладная информатика в сфере сервиса». Там же закончил и аспирантуру. Во-вторых, - Дипломатическую академию в Москве по направлению «международные отношения». Квалификация - магистр.

- Круто.

- Больше того, я сейчас в том же университете преподаю. Заведую кафедрой физкультуры.

- Плюс, знаю, вы еще и депутатствуете.

- Это так. Четыре года был в Шахтах депутатом городской думы. Последние два года – в Законодательном собрании Ростовской области.

- Но ведь все это требует времени! Как вы умудряетесь совмещать столь разные занятия?

- Многие удивляются: как ты все это успеваешь, когда тебе все это удается, когда ты на это находишь время? Успеваю, нахожу. Поверьте: было бы желание – все можно успеть. Я постоянно ставлю самому себе цели, которые должен достичь, определяю приоритеты. Естественно, бывает, что на какое-то заседание могу не приехать, что-то пропустить. Но стараюсь не пропускать, хотя совмещать с тренировками непросто.

К примеру, когда сборы у меня проходят неподалеку от Ростовской области, сажусь на поезд, либо на самолет. Говорю тренеру: сегодня я пропущу занятие, потому что мне нужно съездить туда-то, сделать такое-то дело.

- И как ваш тренер Евгений Загорулько на это реагирует?

- С пониманием. Потому что знает: эти отлучки где-то даже идут мне на пользу. Возвращаюсь, выхожу на тренировку - и делаю техническую работу лучше, с большим КПД. Недаром академик Павлов любил повторять: отдых – это перемена деятельности.

Недавно мне сказали: ты такой целеустремленный… Я об этом прежде никогда не задумывался. Но стал анализировать – и понял, что всегда ставлю для себя какую-то планку. Даже когда прыгаю в длину, обязательно провожу на песке черту, которую должен преодолеть.

- Ну, вы, видимо, действительно целеустремленный.

- Наверное. Хотя опасность, что распыляюсь, и впрямь существует. И компьютеры ошибаются. А люди-то тем более. Но в таком случае стараюсь провести работу над ошибками, чтобы эти ошибки исключить.

- И все равно я не понимаю, как вы все успеваете. Просто завидую. К тому же живете вы теперь в Долгопрудном под Москвой. Жена не ропщет?

- Семья, конечно, должна быть на первом плане. Но жена все понимает, она у меня умница. И меня, конечно, поддерживает. Говорит – даже рада, что я берусь за разные дела. Потому что это опыт, который пригодится в жизни.

- Сколько раз в году проходят заседания Законодательного собрания?

- Как правило, раз в месяц.

- Так нужно же еще с избирателями встречаться.

- Естественно. Но учтите, что у меня есть помощник. Он сообщает, где необходимо присутствовать, на каком комитете побывать, какие встречи, в том числе и с избирателями, провести. Плюс в Шахтах у меня тренер; если приезжаю на более продолжительный срок – работаю с ним. И параллельно – в университет, на кафедру. Там тоже накапливается много вопросов. Ну, вот как-то так, стараюсь управляться.

- Какое ваше качество будет особенно полезно, если станете президентом ВФЛА?

- Не люблю себя рекламировать, но, мне кажется, я по натуре контактный. Общительный. Это, думаю, любой может подтвердить. Согласитесь, президенту федерации очень важно уметь общаться с людьми, честно говорить с ними, находить какие-то компромиссы.

Три операции

- Исинбаева – серьезный соперник. И, главное, раскрученный. Все минувшее лето она была на слуху – в отличие от вас, Андрей. Теперь уже мало кто помнит, насколько вы были популярны в 2008, когда завоевали золото в Пекине. Несли флаг России на церемонии закрытия Игр, да и потом, на приеме в Кремле, именно вам поручили выступать в присутствии президента страны.

- Да, тогда был пик моей популярности. Что поделать –пошли травмы. Хотя я все равно добивался результатов. На зимнем чемпионате мира-2012 в Стамбуле стал вторым, а вскоре победителя – грека – дисквалифицировали за допинг. Мне его медаль так почему-то и не передали, но ладно – это дела минувших дней. В том же году, летом, на чемпионате страны с надорванным ахиллом прыгнул на 2,37, стал вторым за Ваней Уховым и попал на Олимпийские игры. Но в Лондоне, к сожалению, травма настолько усилилась, настолько стала невыносимой, что я уже от обезболивающих уже просто изнемогал. Да-да, и от боли, и от обезболивающих. Хотя старался выключать голову, все эти свои рецепторы нервные…

- Сколько у вас было операций?

- Три. Две на правой ноге и одна на левой. В 2013-м, помню, приходил в Дипакадемию сдавать экзамены на костылях. И преподаватели там меня, думаю, запомнили хорошо. Благодаря этим самым костылям.

- Минувшим летом вы на чемпионате страны в Чебоксарах остались четвертым. Не успели набрать лучшую форму – или не было стимула, ведь уже стало ясно, что на Игры в Рио легкоатлетическая команда не поедет?

- И то, и другое. Когда ты знаешь, за что борешься, ответственность совсем иная. Ну и, возможно, судьба надо мной так вот – зло – подшутила, ведь в 2008 году была аналогичная ситуация, когда на отборе я тоже остался четвертым.

- И, тем не менее, поехали в Пекин – благодаря заступничеству главы ОКР Леонида Тягачева и тому, что на соревнованиях в Лондоне установили личный рекорд – 2,38. Кстати, хотел спросить: как поступили бы вы с прыгуном Сильновым, если бы были тогда президентом федерации? Вы за какой принцип отбора? Как у американцев, когда на Игры едут три призера чемпионата США? Или же за тот, что более привычен нам, - два призера, а третий – по решению тренерского совета?

- Я, честно, приверженец принципа «два плюс один». Потому что человек, даже взять меня самого, может проявить себя несколько позже. А вдруг на чемпионате страны он не попал на пик формы? Нельзя всех грести под одну гребенку.

- Тут, наверное, лучший пример – Игорь Тер-Ованесян, который, когда был главным тренером сборной СССР, в 1983 году под свою ответственность взял на чемпионат мира Сергея Бубку, хотя тот на отборе выступил неудачно.

- Игоря Арамовича я сильно уважаю. Мы с ним недавно разговаривали, и он позвал к себе в Ярославскую область, где открыл подготовительный центр. Думаю, в ближайшее время к нему вырвусь.

Но хотел бы завершить мысль о минувшем сезоне. Уже после того, как нас отстранили, я прыгнул на 2,34. В Рио Богдан Бондаренко стал третьим с результатом 2,33. Так что – теоретически – я мог бы бороться за медаль.

- И что теперь? Если вы станете президентом ВФЛА, то, понятно, с большим спортом придется закончить. А если не станете? Какая будет цель – Игры в Токио? Или так далеко вы не загадываете?

- Загадывать наперед действительно не люблю. Стараюсь действовать по ситуации. Если вдруг с президентством ничего не получится, буду продолжать прыгать. Попробую, по крайней мере. Потому что с каждым годом делать это все сложнее. Мы не молодеем, да и и три операции тоже даром не проходят. Пока думаю попрыгать зимой. А там уже будет видно, как действовать дальше.

Команда


- У вас есть предвыборная программа?

- Работаю над ней. Вскоре она будет готова.

- Исинбаева обещает обнародовать свою программу 9 ноября, за месяц до конференции. 

- Я сделаю это примерно в те же сроки.

- А есть ли у вас предвыборная команда?

- Рядом со мной появляется все больше людей, которых я могу называть единомышленниками. Без команды – нельзя. Тем более, если выберут президентом.

- В одном из интервью минувшим летом вы сказали, что не чувствуете поддержки федерации. Готовы эти слова повторить?

- Конечно, готов, ведь так это и было. Никакой поддержки, честно. Мы готовились – и были в неведении, что на самом деле происходит. Допустят легкоатлетов или не допустят. Нас разве что все время успокаивали. Говорили, что все будет хорошо, что мы поедем.

- А как повели бы себя вы? Не успокаивали? Говорили бы, что все плохо?

- Я бы говорил с людьми откровенно. Не скрывал проблем. Если ты приходишь в руководство федерации, то должен иметь контакт с теми людьми, с которыми работаешь. Такого контакта я не видел. И многие другие – тоже. Не только спортсмены, но и тренеры.

- Если вы окажетесь во главе федерации, что измените?

- Вообще-то об этом рано говорить – даже из тактических соображений. Поэтому коротко. В федерации, на мой взгляд, надо пересмотреть количество тренерского и обслуживающего персонала. Разобраться, кто за что отвечает. Потому что сейчас нет концентрации ни работы, ни идей.

Толк будет лишь в том случае, если удастся создать настоящую Команду. Когда каждый – большой профессионал на своем направлении. И когда все друг другу подсказывают и помогают.

- Считаете, вам по силам собрать такую команду?

- Буду пытаться. У меня есть в мыслях нужные люди, и я попробую это сделать.

БАДы


- 2008 год неожиданно аукнулся Анне Чичеровой, недавно ее лишили бронзовой медали. Но вы же у одного тренера, в одной группе! Загорулько рассказывал, что проблема, видимо, в БАДах из Америки, которые легкоатлетам настоятельно рекомендовали использовать. А вы их, что, не принимали?

- Я всегда скептически относился к БАДам. Не лукавлю, отвечаю прямо: эти американские пилюли я не принимал. Мне было даже интересно выяснить, как я без них обойдусь. Хотя какие-то витамины - не запрещенные, для поддержания той же сердечной мышцы - просто необходимы, потому что это большой спорт, и организм идет на износ. Как если ты, допустим, не доливаешь масло в двигатель, тоже идет износ деталей. Но тут палка о двух концах: сегодня препарат не запрещен, как тот же мельдоний, а завтра...

- Раз уж зашел об этом разговор…Мельдоний принимали?

- Никогда. Бог отвел.

- А с Юлией Степановой, если не секрет, знакомы?

- Знаком.

- И что о ней можете сказать?

- Знаете, у меня всегда аналогия идет с Великой Отечественной войной. Нашим дедам жилось непросто. Был голод, не хватало вооружений. И если бы все перекинулись на сторону противника, мы, естественно, сразу бы проиграли.

История Степановой, на мой взгляд, - история предательства. По-иному я это не воспринимаю. Потому что я патриот – и точка. Своих однополчан, с которыми ты идешь в бой, предавать нельзя. По-другому я сказать не могу.

Семья

- Как у вас с иностранными языками? Понимаю, что позади Дипломатическая академия, но…

- Конечно, хотел бы знать английский лучше. Жена помогает. Она закончила Университет дружбы народов, так что с языком у нее проблем нет. Заставляет меня читать английские газеты. Но в любом случае нужна разговорная практика. Иначе все забываешь. В общем, есть куда стремиться.

- Жена у вас, если не ошибаюсь, юрист. Работает?

- Нет, пока сидит дома. Занимается воспитанием.

- Семену, знаю, уже три с половиной года.

- А 19 августа у нас еще и дочка родилась. Нонна.

Василий Иванович


- Какой предмет в Дипломатической академии был у вас самым любимым?

- Международные отношения. Мне всегда хотелось разобраться в том, чем менталитет людей из других стран отличается от нашего. Понять, почему они ведут себя так, а не иначе. Многое узнал. Надеюсь, это мне тоже в будущем пригодится.

- И последний вопрос. Слышал, вы были знакомы со знаменитым штангистом Василием Алексеевым…

- Так ведь он, как и я, шахтинский. Впервые увидел Василия Ивановича, когда у нас в театре «Пласт» отмечали его 60-летие. И так получилось, что я сидел рядом с проходом. Алексеев прошел мимо меня под бурю оваций, и я испытал просто невероятный душевный подъем: вот это великий человек, великий спортсмен, великий трудяга! 

Но познакомились мы с ним позже, когда я в 2006-м выиграл чемпионат Европы. Василий Иванович пригласил домой, показал свои тренажеры, рассказал о специфике своих тренировок. Научил упражнениям, которые, с его точки зрения, могли мне помочь в прыжках… Все было жутко интересно, и постепенно мы стали общаться чаще и чаще.

Когда Алексеев улетал на операцию в Германию, я его провожал до самолета. Сказал ему: «Василий Иванович, я вас проводил – я вас и встречу». Но… Мы были на сборах, по-моему, в Армении, и тут сообщили, что его не стало. У меня был шок. Тем более, незадолго до этого мы ездили к нему на дачу, варили уху, я делал ему массаж…

Скоро пять лет, как он ушел, а я все не могу с этим смириться. Хороший был человек. Сколько побед Родине принес!

От автора

На этом поставлю в интервью точку, хотя многое из рассказанного Сильновым в этот текст не уместилось. Да вот хотя бы его увлечение мас-рестлингом. Вы, возможно, и не слышали о таком национальном якутском единоборстве, а Андрей принимал участие в чемпионате России по этому виду, попал в десятку в своей весовой категории. И стал в том же мас-рестлинге чемпионом Московской области. Что ж, подробно об этом – в другой раз.

Я не ставил себе задачи прорекламировать кандидата в президенты ВФЛА. Цель была другая – познакомить с ним. Потому что 9 декабря нас ждет захватывающая битва: 34-летняя Исинбаева, 32-летний Сильнов.

А если к ним еще и 35-летний Юрий Борзаковский подтянется…