Сборная России: как не превращаться в кролика даже в отсутствие удава
Футбол

Сборная России: как не превращаться в кролика даже в отсутствие удава

Вы ждали, как бесславное выступление нашей сборной оценит ее «главный адвокат», наш обозреватель Борис Левин? Так читайте же быстрее!
Сборная России перед своим заключительным матчем на Евро-2016 против команды Уэльса (0:3). Фото: РФС
Сборная России перед своим заключительным матчем на Евро-2016 против команды Уэльса (0:3). Фото: РФС

Реакция: все как всегда


Я в спортивной журналистике с 2002 года. И хорошо помню все чемпионаты мира и Европы за эти 14 лет. Их было восемь. Увы, но в семи сборная России заканчивала свой путь бесславно – где-то на групповом этапе финального турнира, а где-то – не дотянув даже до него. Сидзуока-2002, Фару-2004, Братислава-2005, Марибор-2009, Варшава-2012, Куритиба-2014, Тулуза-2016… Этапы большого пути.

После каждого из поражений начиналась обязательная вакханалия в прессе. Еще бы – нашего брата хлебом не корми, дай только кого-нибудь разоблачить и припечатать к позорному столбу. Да и народ это любит: зажравшихся миллионеров лицом в дерьмо – что вообще может быть слаще и притягательнее?

Естественно, всегда искали и причины очередного фиаско. Кто-то шел по самому легкому пути: нарушения дисциплины, кальяны, пренебрежение интересами команды, личная безответственность, скандалы… Кто-то пытался выявить системные пороки.

И тогда на свет вытаскивалась одна и та же колода: неправильно развивающийся детско-юношеский футбол, невнимание к тренерам, работающим с подрастающим поколением, отсутствие лимита на второсортных легионеров (да было и такое до 2006 года), либо вред от этого самого лимита (в последнее время), раздутые зарплаты игроков, их нежелание ехать в зарубежные чемпионаты (вы будете смеяться, но полтора десятка лет назад в ходу был прямо противоположный аргумент – массовые отъезды лучших ослабляют свой чемпионат и молодым не у кого учиться).

Колода давно уже засалилась, но все еще в ходу. Нет, я не буду спорить, что с детско-юношеским футболом у нас не все о’кей, а устройство взрослого никак не опирается на экономическую целесообразность. Все так, но люди, с умным видом рассуждающие об этом после очередного фиаско сборной, словно забывают о своих многочисленных предшественниках, делавших то же самое после идентичных катастроф и 10, и 20 лет назад. Надеются, что именно их голос будет услышан? Надежды юношей питают…

Нельзя, конечно, обойтись и без личных эскапад. Сейчас вот главной мишенью избрали Павла Мамаева. А что он, собственно, написал? Что некая субстанция польется изо всех труб? Так она тут же и полилась. Фактически, то был защитный выпад на упреждение, свидетельствующий о том, что человеку понятно, чего именно он заслужил. Все ведь сразу забыли мамаевские слова сразу после игры, когда он честно признал, что ему стыдно.

Кстати, успокою любителей теории заговора, сразу выдавших версию о знаменитом рассечении брови Павла – мол, это следствие хука правой одного из его партнеров. Да, он получил повреждение не на тренажере, но действительно случайно. В спортивной команде всякое бывает, вот и двое партнеров Павла горячо повздорили между собой в единоборстве, он стал их разнимать, чтобы дело не дошло до полноценной драки, и в толкотне получил случайный непреднамеренный удар локтем в бровь. Рабочий момент, не более того – не надо хотя бы из этого делать скандал.

Но главной теперешней претензией к Мамаеву стали, как я понимаю, даже не его неаккуратные слова, спровоцировавшие реакцию на уровне животных инстинктов, а снимок из частного самолета, в котором футболист отправился на отдых. Мол, должен был приползти на коленях и в рубище на Красную площадь, чтобы покаяться перед всем честным народом, а он куда-то в Ниццу или на Мальдивы улетел.

Но с чего вы взяли, что он должен перед вами каяться? Почему собственные неоправдавшиеся ожидания перед спортивным состязанием в очередной раз возвели в разряд национальной трагедии? И, совсем уж положа руку на сердце, будь у вас возможность после тяжелейшей профессиональной неудачи уехать куда-то отдохнуть и спрятаться от внешнего мира – вы бы ею не воспользовались?

Вам денег таких не платят? Мне тоже. Да, я, как и вы, считаю, что зарплаты футболистов очень завышены. Но разве они сами формируют рынок? И разве вы, лично вы, откажетесь, если завтра вашу зарплату увеличат в 10, а то и больше раз? Мол, не достоин я, оставьте прежнюю, а?

Главный вопрос


Увы, но если мы хотим иметь хотя бы относительно конкурентноспособные на международной арене клубы, подобных зарплат не избежать. Другое дело, что в Европе игрок, зарабатывающий первый большой контракт, делает ощутимый шаг вперед в своем благосостоянии, но не переходит на качественно иной уровень жизни. А у нас происходит такой скачок из грязи в князи, что 9 из 10 юных футболистов просто слетают с катушек. Но это уже – подробности жизни общества в целом, а не футбола.

Если вы думаете, что игроки меньше вашего переживают свое фиаско, то глубоко заблуждаетесь. Все они – очень амбициозные молодые люди, каждый хочет быть лучшим. Более того, знаю из личных бесед, что некоторые возлагали особые надежды именно на этот турнир – в частности, для того, чтобы засветиться и уехать в Европу.

До сих пор убежден, например, что Марибор-2009 сломал карьеру Андрея Аршавина. Сам он это отрицает, но та психологическая травма, после которой ему даже на поле выходить не хотелось, безусловно, прервала взлет Андрея, который должен был привести к бенефису на чемпионате мира в ЮАР (напомню, что Аршавин стал одной из шести мировых звезд, задействованных в съемках промороликов ФИФА к тому турниру). А привел к спаду и лишь отдельным ярким вспышкам в дальнейшем.

Так и нынешние – для кого-то это последнее Евро, для кого-то, возможно, вообще единственное. И вы всерьез хотите сказать, что они сознательно манкировали своими обязанностями, или желали победы меньше, чем вы у телевизора?!

И вот здесь у меня лично возникает главный вопрос, ответа на который я до конца не нахожу, а, между тем, именно он, этот ответ, может действительно помочь нашей сборной в будущем. Причем уже в ближайшем, а не через годы и десятилетия, как предусматривают авторы предлагающихся сейчас многочисленных реформ.

Вопрос прост до безобразия и очень сложен одновременно. Звучит он так: почему наши футболисты, все прекрасно понимающие и искренне (подчеркиваю – искренне, а не на словах, я это видел, плотно общаясь с командой пару-тройку дней перед Уэльсом) готовые умирать на поле, выходят на решающий матч словно с веригами на ногах и отдают его безропотно и безвольно, не продемонстрировав даже десятой доли своих футбольных умений?

Как так получается, что Албания, Венгрия, Северная Ирландия, которые были и остаются ниже нас классом, просто играют в футбол и даже выходят в плей-офф, а мы доходим до решающей черты и превращаемся из кареты (пусть даже не самой быстрой и современной, но кареты) в трухлявую тыкву, доступную к употреблению для любого более менее смелого воробья?

Слуцкий шел по пути Хиддинка


Какие-то причины можно, конечно, назвать сходу. Это и отсутствие привычки играть на форсаже каждую неделю – если привык действовать в комфортном режиме, максимум из себя по заказу не выдавишь. Кокорин – самый яркий пример.

Да и таких матчей, когда стадион переполнен и предельно горяч, а ты чувствуешь себя, словно уж на сковородке, у наших очень мало. Конечно, пол-команды имеет опыт Лиги чемпионов, но сколько они за год проводят там матчей – шесть максимум? Да и каждая ли из этих игр – действительно высшего разряда?

Естественно, давят наши завышенные общественные ожидания – сколько бы ни было неудачных попыток, социум каждый раз уверен в удачной. И во что это выливается потом, футболисты прекрасно знают – инстаграм Мамаева тому подтверждение.

Но даже при этом выходить на поле в состоянии парализованного кролика, не имеющего сил и воли сопротивляться обыкновенной медянке, превращающейся вдруг на глазах в могучего и необоримого удава – это чересчур.

Ну, не пошла игра, так разозлись, встреть соперника жестче, нагруби ему в конце концов, пойди напролом вопреки логике, в общем, попытайся сделать хоть что-нибудь такое, что заведет тебя и партнеров… Нет – кролик, цепеняя, забывает даже то, что хорошо умеет и может.

Возможно, здесь задействована глубинная генетика и наше отношение к зарубежным кумирам (Ах, Бейл! Ох, Рэмси! – куда нам против них!), но раскрепостить сборную России перед решающими матчами смог только один человек. Звали его Гус Хиддинк, и мы до сих пор благодарны голландцу за Англию в 2007-м, Швецию и Голландию в 2008-м.

Но даже Гусу не удалось решить проблему системно – ведь уже после тех выдающихся матчей, о повторении которых сейчас можно только мечтать, случился угрюмый, беспросветный Марибор.

Леонид Слуцкий, кстати, шел по пути Хиддинка. Он пытался сделать команду живой, драйвовой, незакомплексованной. С первой попытки не получилось – верю, что будут и следующие, если и не прямо сейчас, то в будущем, такими тренерами «отечественной сборки» разбрасываться нельзя.

Конечно, традиционный психологический ступор в главной игре турнира – главная, но не единственная причина поражения. К ней примыкает проблема отсутствия лидеров в группе атаки. Наши слегка инфантильные форварды бегали, боролись, выполняли задание, но никто из них так и не смог взять игру на себя в стиле того же Аршавина, умевшего переламывать неудачно складывающиеся матчи. Помнится, еще на бразильском чемпионате мира Фабио Капелло надеялся, что таким человеком должен стать безумно одаренный Александр Кокорин, но увы…

Собственно, лидеров в этой команде было всего двое – Игорь Акинфеев и Василий Березуцкий. К первому вообще никаких претензий. Второй спас безнадежный матч с Англией и буквально гнал партнеров на ворота словаков. Да, Бейл с Рэмси Василия изрядно потрепали, но как могло быть иначе, если фланги уходили вперед и не возвращались, опорная зона отсутствовала как класс, и наши центральные защитники раз за разом оставались вдвоем против всей валлийской атаки?

Если не Слуцкий, то Бородюк!


Тут естественно перейти непосредственно к футбольным вопросам. Но для их подробного разбора нужна, конечно, отдельная заметка, и не одна. Опять же – не для уличения кого-то нерадивого в предательстве родины, а для осмысления полученного опыта.

После фатальных травм краеугольных для этой сборной игроков – Игоря Денисова и Алана Дзагоева – на сборах перед Слуцким стояла триединая задача. Во-первых, подтянуть физику, во-вторых, донести до каждого свои требования, в-третьих, наиграть совершенно новую схему.

Увы, но, имея в запасе всего две недели, уделить одинаковое внимание всем трем компонентам невозможно. Особенно несовместимы физика и тактика. Уделяешь большое внимание одному, обязательно страдает другое.

Упор логично сделали на физику, поэтому новая схема с тремя форвардами эффективно так и не заработала. Ситуация, как я понимаю, осложнялась еще и тем, что на словах все понимали требования главного тренера, но на поле это просматривалось не всегда. Во что на этом турнире играл умелый защитник Игорь Смольников, так и осталось непонятным. А ведь до старта он считался одним из надежнейших элементов конструкции.

Но, как бы там ни было, в игре сборной России в первых двух матчах был некий баланс. Пусть и слегка перекошенный в сторону обороны, но был. Попытка же создать перекос в другую сторону, привела к валлийскому нокауту.

Вряд ли Слуцкий поддался на давление общественного мнения, требовавшего выпустить Глушакова, Мамаева, Широкова с первых минут. Или решил доказать что-то тем, кто считает его слишком осторожным, если не трусливым. Он, вообще, по-моему, такими категориями не мыслит.

Скорее, наш главный тренер переоценил склонность соперника к игре вторым номером. Да, в игре с англичанами валлийцы всемером стояли сзади и, казалось, что главной станет задача взлома их оборонительных редутов (тем более, что Уэльс устраивала ничья). Но не тут-то было…

Однако в любом случае: если бы каждый из вышедших 20 июня на поле в футболке российской сборной проявил свои лучшие качества, все не было бы так печально. Даже со сбитым балансом. Но тут мы возвращаемся к той самой главной проблеме – неодолимому и ничем внешне не обусловленному ступору.
Именно ее предстоит решать новому главному тренеру в первую очередь. И я не уверен, что называемые сегодня кандидатуры оптимальны в этом плане. Я вообще не уверен, что с этой проблемой можно справиться быстро. И, будь моя воля, обязательно поискал бы убедительные слова и аргументы, чтобы попросить Слуцкого остаться. Поскольку его опыт общения в экстремальных условиях именно с этой командой перед домашним чемпионатом мира бесценен. А Леонид Викторович, как никто другой, доказал, что умеет обращать свои ошибки в плюс.

Но если он все-таки уйдет, у меня есть своя кандидатура. Человек, который причастен к единственному на моей памяти удачному решению главной российской проблемы. Более того, он во многом тогда приложил к правильному алгоритму свою руку и поэтому, как минимум, знает, что надо делать. Зовут его Александр Бородюк.

Источник: http://www.sportfakt.ru/