НБА. Как «Голден Стэйт» и Карри переделали баскетбол
Баскетбол

НБА. Как «Голден Стэйт» и Карри переделали баскетбол

Cезон НБА завершился в понедельник триумфом «Кливленд Кавальерс». Но если говорить о развитии вида спорта в целом, то его сейчас определяют неудачники финала-2016 - «Голден Стэйт» и Стефен Карри.


Дело здесь не в том, что «Голден Стэйт» едва не выиграл второй чемпионский титул кряду (таких двукратных в истории НБА – пруд пруди), попутно побив массу всяких рекордов, начиная с 73 побед в 82 матчах регулярного чемпионата и заканчивая всевозможными достижениями по количеству трехочковых. Эта команда и ее лидер, MVP НБА двух последних лет, показали нам совершенно новую игру, в которую до них не играл никто. Я даже не уверен, баскетбол ли это.

Чем они отличаются от всех остальных?


Стиль «Уорриорз» принято сравнивать с легендарным Showtime «Лос-Анджелес Лейкерс» и Мэджика Джонсона 80-х годов прошлого века. Но такая параллель объясняет далеко не все. Да, эти две команды похожи тем, что они играют (точнее одна играет, а другая играла) очень быстро, результативно, красиво, с обилием эффектных контратак. На такой баскетбол приятно смотреть. Однако на этом сходство заканчивается. У «Лейкерс» скорость и перепасовка были самой сутью игры, ее целью, способом достижения результата. Для «Голден Стэйт» же это лишь дополнительное средство, метод наилучшего использования главного оружия – дальних бросков. Это все равно что сравнивать двух лихих кавалеристов, один из которых виртуозно владеет саблей, а другой – вооружен автоматом Калашникова. Другая эпоха, другой уровень технологии.

Конечно, трехочковая линия возникла на баскетбольной площадке отнюдь не вчера. Ее первому появлению уже более полувека, в НБА дуга существует с 1979 года, а в международных правилах ФИБА – с 1984-го. Но лишь теперь, после многих лет эволюции, впервые был «выведен» такой дальнобойный монстр как Стефен Карри.

К своей сегодняшней манере он пришел не сразу, а меняясь по ходу карьеры. Впервые я увидел Карри в сентябре 2010 года на чемпионате мира в Турции. В той сборной США худощавый 22-летний паренек выступал в амплуа не первого «номера», а второго (разыгрывали именитые Чонси Биллапс и Дэррик Роуз), проводил на площадке десять минут за матч и занимался исключительно трехочковыми «с точки»: получил мяч – и бросил. Да, сразу было видно, что рука у Карри очень быстрая и меткая. Но сколько их уже было в истории, этих узкоспециализированных «бросунов»? Вплоть до сверхпопадучего Реджи Миллера, который являлся бесспорной звездой, но до нынешнего статуса Карри ему было – как до неба. Кстати, примерно так же играл и отец Стефена Дэл Карри. В НБА он был на весьма хорошем счету и заслуженно слыл умным командным баскетболистом. Мог и отзащищаться, и классный пас при случае отдать. Но в основном бросал. По-старому, с точки.

Карри-младший, освоив ремесло Карри-старшего, на этом останавливаться не стал. Он пошел дальше. Намно-о-о-ого дальше! Куда? Если коротко – то куда угодно. А если подробно, то сейчас объясню.

Когда трехочковая линия только появилась, из-за нее с сопротивлением не атаковали вообще. Только свободно и только «из статики». Соответственно, чтобы перекрыть угрозу, было достаточно подбежать к снайперу (пусть и с небольшим опозданием - пока тот изготавливается-прицеливается) и «пугнуть» его вытянутой рукой.

Потом дело пошло шустрее. Сначала в НБА, а затем и в Европе научились бросать «трехи» и быстро, и без подготовки, и всякими усложненными способами - через руки, с поворота, с отклонением и т.д. «Пугания рукой» стало недостаточно. Теперь от защитника требовалось подскочить к дальнобойщику вплотную и закрыть ему «небо». Не дать толком выбросить мяч вообще. Разумеется, при этом возникала опасность обыгрыша, но ей можно было пренебречь. Ведь от дуги до кольца – целых семь метров, которые еще надо пройти, а бросуны дриблингом не шибко блистали.

Вот именно в этом и заключается уникальность Карри! Он - первый баскетболист в истории, на самом высшем уровне владеющий как одним оружием, так и другим. А вдобавок еще и пасом. Такое сочетание делает совершенно беспомощными все методы баскетбольной защиты, придуманные за 125 лет существования этой прекрасной игры.

Можно ли остановить Карри?




Итак, представьте баскетболиста, который ведет мяч на большой скорости и в любое мгновение может моментально (даже моргнуть не успеешь) отправить мяч прямо в кольцо с любой точки в радиусе чуть ли не десяти метров (бывало, впрочем, и подальше, причем не раз). И открываться для передачи ему не надо. Он уже с мячом.

Ну и что вы будете с ним делать? Попробуете бегать за ним везде вплотную? Увы, не получится. Направление-то первым меняет он. Причем резко, в любую сторону – и с практически такой же скоростью, как вы без мяча. А для того, чтобы бросить, ему достаточно оторваться на полметра или даже меньше. И бросает как угодно: хоть с отклонением, хоть с поворотом, хоть и с тем, и с другим. И попадает. Короче, от вас одного он просто убежит. Вот отбежит в любом направлении (хотя бы и в сторону своего кольца), швырнет – и вынимайте.

Ну? У вас еще есть идеи? Двойная опека? Да-да, видали, как же… Он и в окружении троих находит лазейку, а потом - как всегда: полоборота а-ля Плющенко в сторону щита и из какого-то невероятного, полугоризонтального положения – все туда же. Трогать его при этом нельзя. Он ведь не просто с мячом, он – на дриблинге, то есть, находится в непредсказуемом движении. И практически любое серьезное касание – фол.

Теперь понимаете? Раньше с папой Карри и его дальнобойными коллегами еще можно было бороться, предотвращая сам факт внятного броска. С сыночком и это стало почти невозможным. Когда он захочет бросить – он бросит. Всегда. И все, что останется вам, это молиться. На то, что не попадет. Такое с ним, к счастью, все-таки бывает - иначе весь мировой баскетбол смело можно было бы отправлять в утиль. Как шахматы, найди в них какой-нибудь мегакомпьютер универсальный рецепт победы белыми или ничьей черными.

Если опять же использовать военные аналогии, вообразите такое: у снайперской винтовки выбросили за ненадобностью лазерный прицел, сделали ее самонаводящейся, установили на шарнир, позволяющий стволу вращаться на 360 градусов во всех плоскостях, а потом водрузили сию конструкцию на сверхбыстрое и юркое раллийное авто. Ну и как прикажете спасаться от этой «машины смерти»?

Раньше считалось, что «проходящий» снайпер при прочих равных всегда лучше бросающего. Мол, первый, дойдя до кольца, с близкого расстояния наверняка попадет или заработает фол, а влетит ли у второго – еще вопрос. Вроде бы логично. Сегодня, когда Карри раскрылся во всей красе, этот постулат можно выбросить на помойку. Он – первый в истории специалист экстра-класса по проходам… не к кольцу. А к подходящей точке для своей очередной «бомбы». И, как резонно заметил Мэджик Джонсон, когда его в бог знает какой раз попросили сравнить нынешний «Голден Стэйт» с прежним «шоутаймовским» «Лейкерс»: три очка – всегда лучше, чем два.

Плюс Карри ведь еще и пасует. Соберет вокруг себя чуть ли не всю пятерку – и отдаст из этой кучи на «детский мат» типа четверо против двоих. Кстати, его партнеры по «Голдену» трехочковые тоже мечут «как из пушки». И для такой «батареи» с таким предводителем быстрый отрыв, когда защита еще не успела толком расставиться, – идеальная ситуация для «обстрела». Вот потому они со всех ног и бегут. И поделать с ними никто ничего не может. Нечем, не придумали пока.

«Кливленд» в финале? Там Карри был все-таки «не тот» - после майской травмы плеча и пропуска нескольких матчей плей-офф восстановиться полностью было нереально. В седьмом, решающем матче с «Кавальерс» он три четверти исправно делал свое дело, а в последней – промазал четыре из четырех. Порой даже до кольца не долетало. Немудрено, что за последние четыре с половиной минуты «Голден Стэйт» не набрал ни одного очка. Кстати, «Кливленд» на этом отрезке забил с игры только один мяч, оказавшийся решающим, и сделал это в стиле Карри: издали и через руки.

Это исключение или тенденция?


Но, может быть, Карри такой один – а игра в целом осталась прежней? Уверяю, нет. Конечно, этот парень – гениальный выскочка, но он отнюдь не одинок. Если хотите, это «острие» вектора, в направлении которого сегодня движется практически весь мировой баскетбол.

Так уж получилось, нравится нам это или нет: люди, когда-то придумавшие трехочковые, как забаву, для разнообразия, постепенно научились бросать их столь хорошо, что вторичным стало все прочее. Квинтэссенция игры переместилась от кольца на дугу. В короткие взаимодействия, в сантиметровые нюансы заслонов и разменов, где подвижность и координация значат больше, чем рост. Отсюда и всеобщая мода на легкие пятерки. В обороне ближних подступов к кольцу классический центровой незаменим. Но что ему делать под щитом, если мяч появляется там все реже, а баскетбол становится все более похожим на конкурс дальних бросков?

У «Голден Стэйт» полноценный центр, правда, есть – австралиец Эндрю Богут. Однако в завершившемся финале он, хоть и выходил, как обычно, в стартовом составе, времени на площадке проводил немного. У второго финалиста «Кливленда» основного пятого «номера» играет форвард Тристан Томпсон, а наш Тимофей Мозгов (216 см), еще год назад начинавший матчи с первых минут, теперь сидит в глубоком запасе. Такие как он нынче не в моде.

В этом плане показательна появившаяся вчера информация, что «Уорриорз» не прочь заключить контракт с 38-летним форвардом-ветераном Дирком Новицки, который в «нулевые» тоже произвел в НБА небольшую трехочковую революцию: поразил всех небывалым для высокорослого (213 см) игрока умением попадать из-за дуги с меткостью и в стиле снайпера-защитника – после дриблинга и с отклонением. Суть баскетбола Новицки – та же, что и у Карри: его броску практически невозможно помешать. Просто немец добивается этого больше за счет роста, а не дриблинга и скорости. И пусть сейчас его карьера клонится ко вполне естественному закату, для «Голден Стэйт» Новицки стал бы идеальным приобретением. В том числе и потому, что в защите он может без проблем сыграть как четвертого «номера», так и пятого. Ну и дальнобойность калифорнийской «батареи» с его появлением должна подняться до каких-то уж совсем космических высот.

Думаете, так только в НБА? Да ничего подобного! У лучшего клуба Европы ЦСКА сверхуспешно «центрит» Кайл Хайнс, в котором нет и двух метров. У краснодарского «Локомотива», сенсационно дошедшего этой весной до «Финала четырех» Евролиги, классические пятые «номера» тоже отсутствуют. У УНИКСа, который осенью сменит «Локо» в главном еврокубке благодаря выходу в финал Единой лиги ВТБ, центрового в российском плей-офф-2016 чаще играли не белорусский гигант Артем Параховский, а хорват Марко Банич (205 см) и американец Лэтэвиус Уильямс (203). И так далее…

В общем, все сходится. Одно к одному. И, кстати, дело тут не только в массовой дальнобойной попадучести, но и в растущем атлетизме баскетболистов. Столкнись Мозгов с накачанными плечами Хайнса – и ему будет весьма непросто реализовать свое вроде бы огромное преимущество в росте на расстоянии более метра от корзины. Кстати, чтобы подобраться к ней на этот желанный метр, еще тоже надо потолкаться от души. На бросок и сил-то уже толком не остается. А забить трехочковый «фонарь» по обе стороны Атлантики сейчас может едва ли не каждый второй.

Двухметровые научились противостоять гигантам. «Малыши» научились попадать откуда и как угодно. Таков современный баскетбол и его символы – Стефен Карри и «Голден Стэйт Уорриорз».

Источник: http://www.sportfakt.ru/