Кто ответит за развал советских городков?
Остальные

Кто ответит за развал советских городков?

В "Спортфакт" попал огромный архив газет первой половины XX века. Мы продолжаем знакомить вас с самыми интересными публикациями. Чтобы вы тоже убедились: как будто о современном спорте написано!

«Правда Колымы», 15 марта 1938 года




КТО ОТВЕТИТ ЗА РАЗВАЛ СОВЕТСКИХ ГОРОДКОВ?


Рабочий полдень. Обеденный перерыв. На заводах и фабриках, на электростанциях и в шахтах метро, всюду люди полны ожиданием. Они прильнули к радиоприемникам, чтобы услышать о победах советских городошников, отправленных Родиной на мировые состязания. Как те могут не победить, если это – нашенское занятие, если вся страна создавала им условия для тренировок и роста мастерства?!


Но чем дальше идет радиорепортаж, тем тише становится в цехах, тем возмущеннее сжимаются кулаки у рабочих и инженерно-технического состава. Каждому становится понятно, что, пользуясь политической беспечностью, ротозейством, всепрощенчеством, к руководству городками проникли враги. И полностью развалили их.


Гнев и ненависть – вот главные чувства, когда соприкасаешься с чем-то подобным. «Раздавить вражескую гадину!» - таков теперь наш общий призыв. Советские люди в едином порыве требуют суда над диверсантами, предателями и французско-норвежскими наймитами. Грязные бандиты и их приспешники должны дать ответ перед всем советским народом, перед прогрессивным человечеством.


Виноваты все. Как мог член партии, руководитель советской сборной Портнов бросить команду и уехать по своим делам в столь ответственный момент? И какую политическую близорукость он проявлял, назначая на ключевые посты в подведомственной ему организации непроверенных случайных людей, разваливших в итоге все дело?


А парторг Привиденьич? Вместо организации работы по гениальным сталинским образцам он дал абсолютную свободу не только слабым работникам, но и вредителям, врагам народа, в том числе германскому шпиону, действовавшему под кличкой «Большой». А теперь отправляет всех в баню. Что это, как не издевательство над рабочим классом и трудовым крестьянством?


Коллектив, если можно так назвать сборище случайных, как выяснилось, людей, был просто пронизан империалистическим нигилизмом и пренебрежением к всесильному учению Маркса-Ленина. А как могло быть иначе, если на смену разоблаченному шведскому диверсанту тут же пришел немецкий?


У нас что, перевелись отечественные мастера городков, как пытаются нас убедить? Нет, конечно! Только вражеские элементы под надуманными предлогами отстранили их от работы и все разъехались туда, где им дают возможность трудиться на благо Родины – кто в казахский аул, кто в белорусский колхоз.


А на место честных тружеников приходят какие-то законспирированные личности вроде загадочного Афроимова, так ни разу и не выступившего с отчетом на партийном или профсоюзном собрании. Что он скрывает от общественности? – напрашивается очевидный вопрос.


Есть претензии и к Дмитрию Уездному, приставленному от народа к команде. Почему в своих репортажах он внушал нам безудержный оптимизм, когда надо было бить в коммунистический набат? Где он утратил ту классовую бдительность, которая позволила вывести на чистую воду диверсанта Здыхлера? Почему до сих пор на свободе агент всех разведок мира «Большой»?


И почему о том, что творилось в сборной Советского Союза мы узнаем задним числом? Чем кормили нашу главную надежду комсомолку Мельдониеву, если она так и не смогла взять в руки биту из-за непрекращающегося поноса? А чем занималась накануне старта другая комсомолка, Тихушкина, если руки у нее потом так ходили ходуном, что из восьми фигур ровно половина осталась неразбитой? Ее, не иначе, золотуха настигла?


Что, скажите на милость, случается с комсомольцем Полисовым, когда его ставят защищать цвета команды? И не просто команды, а дружины первого в мире социалистического государства! Те фигуры, что он легко разбивает в личных состязаниях, получая, между прочим, немалые призовые, становятся вдруг какими-то заколдованными. Не надо ли выяснить, с кем из иностранцев общается Полисов накануне важнейших командных стартов?


В такой пронизанной расхлябанностью и вредительством обстановке даже любимец партии и народа комсомолец Змеюкин потерял всякий контроль над собой. Как можно было не выбить пятую фигуру в последней партии, когда на тебя с надеждой смотрит вся страна, а может быть даже и лично товарищ Сталин?!


Быть выбранным из сотен тысяч советских городошников и проиграть даже Канаде, где само слово «городки» услышали только в прошлом году?! Что это, если не диверсия, направленная на подрыв Советского государства и снижение авторитета самого товарища Сталина?!


И слова раскаяния сейчас никого не разжалобят – проходили мы уже их неоднократно. Даже такие кровавые цепные псы империализма, как Каменев, Зиновьев и Бухарин не брезговали крокодильими слезами, когда их настигало суровое народное возмездие. Но это, само собой, не помогло.


Не поможет и диверсантам из городошной сборной! Компетентные органы выявят, кто был главными вредителями, развалившими команду, и эти гнусные твари пойдут под самый справедливый в мире советский суд. Но и остальным – тем, кто не помешал врагу и, более того, поддался на его провокации, нельзя давать право надевать на себя майку с серпом и молотом. Эта честь не про них!


Владлен Доносцев


Другие газетные статьи из нашего архива


Источник: http://www.sportfakt.ru/