Кракатау въ усадьбѣ графа Сочинскаго
Остальные

Кракатау въ усадьбѣ графа Сочинскаго

В «Спортфакт» попал огромный архив газет первой половины XX века. Мы продолжаем знакомить вас с самыми интересными публикациями. Чтобы вы тоже убедились: как будто о современном спорте написано!

 «Осадки», 27 iюля 1914 году


Нашъ ушлый репортёръ подъ видомъ лакѣя устроился въ одинъ извѣстный графскiй домъ. И тамъ такое подслушалъ! Читайте его новеллу.

Графъ Сочинскiй хандрилъ. Мечта всѣй его жизни – награды на Всемирной выставкѣ въ далекомъ и загадочномъ Рiо-де-Жанѣйро – летела въ тартарары. Это же надо, злобныя устроители экспозицiи отказали лично графу даже въ представительствѣ на высокой ассамблѣе!

- Ну, что тамъ ещё? – благороднѣйшiй изъ мужѣй увиделъ въ дверяхъ своего управляющего Подгорного.

- Очередной конфузъ, ваше сiятельство! Эти лопоухiя британцы опубликовали докладъ, изъ котораго явственно следуетъ – все крестьяне, которыми вы давеча хвастали передъ иноземцами въ Даховскомъ Посадѣ, ну, то есть, по новомодному, въ Сочи, оказались мертвыми душами!

- Какъ? Откуда? …А доказательства у нихъ есть?

- Все доказательства основаны на показанияхъ вашего беглаго Гришки-лекаря. Охъ и мститъ онъ вамъ, батюшка, за пренепрiятный репримандъ и отставку. Надо было тогда ему какую-нибудь заимку отписать, чтобы наглеца успокоить и ротъ ему заткнуть.

- Ну, и что онъ тамъ наговорилъ?

- Что крестьянки, которыя такъ поразили весь бомондъ, спецiально были приставлены къ забору, дабы онъ ихъ поддерживалъ. А самъ Гришка черезъ дырку въ томъ заборѣ делалъ им injection, дабы те завлекающе краснѣли. А на самомъ дѣле, а на самом дѣле…

- Говори, не томи уже!

- Они вообще были больны дурными болезнями!

- Чемъ? Что за бредъ?! Обычныя крестьянки, ну наколотыя слегка…

- Гришка наговорилъ, что онъ ихъ поддерживалъ въ приличномъ состоянiи, токма накачивая въ вены какую-то адскую смесь на почвѣ удуманныхъ имъ самимъ пилюль и импортнаго коньяку.

- Да вылакалъ онъ, шельмецъ, весь тотъ импортный коньякъ, а потомъ и придумалъ невесть что. И какъ, въ такую галиматью кто-то веритъ?

- Ещё бы! Пишутъ, что самъ Макларенъ переспалъ съ одною изъ нихъ, а теперь мучается срамной болѣзнью, бѣдняга.

- А кто это, Макларенъ?

- Авторъ того самого докладу. Зѣло золъ на ваше сiятельство! Всехъ вашихъ девокъ повинными въ своѣй цидулѣ вывелъ! Недоброжелателямъ же вообще только край вашего подола дай, уцепятся, аки свирепыя псы. Также говорятъ, что ваша самобѣглая машина, на которой поручикъ Четвертаковъ чудеса разгону показывалъ – тоже фальшивка.

- Это ещё почему?

- Молъ, дорогу подъ ней скипидаромъ смазали, вотъ она и неслась, аки восьмое чудо свету.

- Ну, бредъ же, полный бредъ!

- Бредъ-то оно бредъ, а россiйскихъ мужиковъ и девокъ, особливо связанныхъ съ вашимъ сiятельствомъ, после анализу той сочинской ажiотацiи въ Рiо-де-Жанейру пускать теперь не велѣно.

- А какъ наши газеты реагируютъ? «Петербургскiй листокъ» какъ?

- Хоронютъ васъ. Г-нъ Вруби-Внервъ написалъ вчера статѣйку о взрывѣ вулкана Кракатау въ именiи графа Сочинскаго.

- Что?! Я же тутъ недавно даже их Гнусавина принялъ?

-Ну, Гнусавинъ – онъ Гнусавинъ и есть. Но остальныя тоже не больно васъ поддерживаютъ. «Красная гимнастика» намекаетъ, что гнать нужно со всех должностѣй, «Осадки» - те вообще распоясались и призываютъ васъ судить.

- Меня? За что? Какихъ-то обвиненiй въ мой адресъ нетъ и быть не можетъ, потому что это абсолютно нерѣально и невозможно.

- Увы, васъ никто не поддерживаетъ и все ищутъ возможность пнуть побольнѣе. Можетъ, того…

- Что того?

- Обратиться къ государю императору? Если онъ васъ не защититъ, то и некому получается…

- Обращался уже.

- И какъ?

- Государь император поговорилъ съ этимъ, какъ тамъ его …Бетховеномъ.

- Который решаетъ, кого в Жанейру звать?

- Да. Тотъ ему чемъ-то обязанъ ещё по германскимъ деламъ, поэтому пошелъ навстречу и обещалъ кого-то изъ нашѣй челяди въ Рiо пустить. Но не всехъ, а выборочно. Больше самодержецъ помогать не будетъ – и такъ много сделалъ, дальше, говоритъ, сами выпутывайтесь. Положенiе-то нонче, самъ знаешь какое. На Балканахъ неспокойно, Австро-Венгрiя баламутитъ, Турцiя разваливается, а тутъ ещё Вудро Вильсонъ из-за океану всемъ вафельки ядовитыя рассылаетъ, хорошо хоть наша таможня не дремлетъ и ихъ въ страну не пущаетъ. Того и гляди, какая-нибудь войнушка затѣется. Такъ что пока надо довольствоваться малымъ.

- Те, кто на дипломы претендуютъ, поедутъ?

- Этихъ какъ разъ и отцепятъ. Зачемъ нашимъ недругамъ дипломы российскаму медвѣдю отдавать? Да, кстати, за остальныхъ-то надо пару-тройку ритуальныхъ жертвъ принести.

- Какъ это?

- Ну, уволить несколько человекъ из моѣй усадьбы. Ты – среди нихъ.

- Я?!

- Не паникуй! Ты – управлялъ ею, кого жъ ещё увольнять-то? Не меня же! Пересидишь месяцокъ-другой, а тамъ всё сгладится и вернёшься.

- А какъ думаете, эта выставка – последняя, откель нас гонют.

- Тутъ не угадаешь, какъ завтра ситуацiя изменится. Но что выставка, есть дело поважнѣе.

- Поважнѣе?

- Конечно. Ты же не забылъ, что я, среди прочега – почётный председатель общества любителѣй гарпастуму?

- Это игра такая, где мячъ всякiя охламоны пинаютъ?

- Недалекъ ты, Подгорный, и внукъ твой Колька недалекъ! Кстати, сколько ему исполнилось? Одиннадцать годковъ? И все бредитъ, что страной управлять будетъ? Ну-ну…Такъ вотъ, былъ я давеча у модной гадалки, она мнѣ окно в будущѣе и приоткрыла. Черезъ сто летъ гарпастумъ этотъ будетъ владеть умами всѣй планеты. Сшибки между командами разныхъ странъ станутъ популярнѣя всехъ выставокъ, вместѣ взятыхъ!

- Ну, то черезъ сто летъ… А сейчасъ-то что?

- А сейчасъ у насъ черезъ два года планируется международный гарпастумный турниръ. То есть, смѣкай, мы можемъ уже сегодня прибрать будущую моду къ своимъ рукамъ. Но это – если къ намъ приедутъ все, кто обещалъ, Германiи там всякiя, Англiи и Бразилiи.

- Ежели обещали, то почему не приехать?

- Въ томъ-то и дѣло, что выставка эта Жанѣйрская дурной примеръ можетъ подать. Ты же видишь самъ – верятъ во всё, въ скипидаръ на дорогахъ, въ пилюли въ коньякѣ, даже въ розовощекихъ сифилитичекъ. И никакихъ доказательствъ никому не надо. Поэтому я и падалъ въ ноги государю, чтобы тотъ хоть кого-то въ Рiо пристроилъ. Пусть даже самъ я дома останусь.

- Но безъ самыхъ справныхъ мужиковъ и девокъ опозоримся мы тамъ…

- А что делать? Жизнь сейчасъ такая, мой другъ, что никому не легко... Ничего, выживемъ, и не такихъ, какъ эти лопоухiя британцы выживали… Главное – гарпастумъ въ обиду не дать!

Аркадий Бубенцов

Источник: http://www.sportfakt.ru/