Календарь Гескина. Золотая медаль в гробу отца
Атлетика

Календарь Гескина. Золотая медаль в гробу отца

Обозреватель "Спортфакта" Владимир Гескин продолжает рассказывать о спортсменах и событиях прошлого.
Сегодня, 1-го июля, исполняется 55 лет великому американскому легкоатлету Карлу Льюису. Самое время напомнить о его фантастической карьере и невероятных достижениях.

Только представьте: Льюис - девятикратный олимпийский чемпион! Для сравнения: у нынешнего любимца миллионов Усэйна Болта пока лишь шесть олимпийских побед. И хотя вполне вероятно, что в Рио он вновь трижды будет первым, но одного золота почти наверняка лишится: недавно при перепроверке допинг-проб Игр-2008 у его партнера по эстафете 4х100 метров Несты Картера нашли запрещенные вещества. Медали должны отобрать у всей четверки.

Так что счет будет в пользу Льюиса - 9:8.

Но дело, конечно, не только в счете. Болт сейчас - самый быстрый человек на Земле. Льюис - в свое время - тоже был самым быстрым. Но вдобавок он был лучшим в мире прыгуном в длину. Победил в этой дисциплине на четырех Олимпиадах. Подряд.

В 1999 году Международный олимпийский комитет называл Льюиса "Спортсменом ХХ столетия". Тогда же ИААФ присудила ему приз "Легкоатлета столетия". Это, согласитесь, о многом говорит.

Вопрос для эрудитов: кого из знаменитых ныне автогонщиков назвали в честь Карла Льюиса? Догадались? Трехкратного чемпиона мира в гонках "Формулы-1" Хэмилтона, чье имя, если полностью, - Льюис Карл Дэвидсон Хэмилтон.

Посмотрим, чего добьются те, кого назовут в честь Болта - Усэйнами.

***

Как вам уже известно, будущий "Спортсмен столетия" родился 1 июля 1961 года. Произошло это важное событие в городе Бирмингем, что в американском штате Алабама. Его родители создали там небольшой легкоатлетический клуб, где сами и тренировали - сначала старшую сестру Карла - Кэрол (на чемпионате мира-1983 она стала третьей в прыжках в длину), а потом и нашего героя.

Однажды на детские соревнования в Бирмингем приехал давний друг отца - Джесси Оуэнс, тот самый, который в 1936 году завоевал на Играх в Берлине четыре золота (в беге на 100 и 200 м, в эстафете 4х100 м, а также в прыжках в длину). Посмотрел, как прыгает юный Карл, и сказал какие-то полагающиеся в таком случае вежливые слова: мол, упорно тренируйся - и когда-нибудь обязательно установишь мировой рекорд.

Обычная фраза, чтобы поддержать ребенка. Но, как потом признавался Карл, он не забывал о ней никогда.

***

Поначалу ни о каких рекордах, конечно, и речи не было, тем более что Карл был худющим невысоким мальчишкой. Но после 13-ти лет стал расти - да с такой скоростью, что пришлось несколько месяцев ходить на костылях: суставы не выдерживали.

К концу школы, в 1979-м, он был высоким (188 см) прекрасно сложенным юношей, и в тот самый день, когда ему выдали аттестат, прыгнул на 8,13. Именно таким был когда-то мировой рекорд Оуэнса, установленный в 1935-м.

Месяц спустя Карл поступил в Хьюстонский университет, где его тренером стал Том Теллез. Так они потом вместе и работали - до самого конца карьеры Льюиса.

И - еще одна важная деталь - все в том же 1979-м подающего большие надежды юношу отправили в Москву, где в июле проходила предолимпийская Спартакиада народов СССР с участием зарубежных спортсменов. Там он стал третьим в прыжках и участвовал в предварительном забеге эстафеты 4х200 м. Поскольку американцы в финале победили, Льюис является чемпионом нашей Спартакиады. Для него это был первый международный успех.

Вот в Москве-1979 мы с ним и познакомились. Причем - при достаточно необычных обстоятельствах. Как-то вечером после соревнований я неспешно рассекал на родительской "копейке" вдоль ограды Лужников - и увидел впереди двух темнокожих парней в форме сборной США, которые безуспешно пытались кого-нибудь остановить. Остановили меня, жутко обрадовались, что я говорю по-английски, и объяснили, что не знают, как быть. Автобус американской команды почему-то уехал в гостиницу без них.

Одним из этих двоих, высоким красавцем, был Карл Льюис. Второго, приземистого крепыша, звали Хьюстон Мактир. Он был спринтером, невероятно быстро бегал зимой, в залах. С летними достижениями у него было хуже, хотя в 1977 году он показал второй результат сезона в мире на стометровке. Я довез парней до отеля, они долго жали мне руку, подарили значок.

Вся карьера Льюиса была впереди.  У Мактира - наоборот. Вскоре он завершил карьеру, нищенствовал, стал наркоманом. К счастью, сумел победить эту свою зависимость.

Когда я искал факты для этого материала, обнаружил в Сети, что в прошлом году Мактир умер. Ему было 58 лет.

***

Пойдем дальше, не отвлекаясь. И так придется рассказывать о подвигах Льюиса конспективно - ведь их столько было!

В 1980-м он мог бы блистать на московских Играх, но Америка устроила бойкот, лишив своих спортсменов возможности выступить в СССР. Иначе, вполне вероятно, коллекция золотых медалей Карла была бы еще внушительней: на Олимпиаде он должен был выступать в прыжках и в эстафете 4х100 м.

В 1981-м, еще не достигнув 20-ти лет, Льюис на чемпионате США улетел на 8,62 м. Получается, улучшил собственный рекорд почти на полметра. И в том же году преодолел стометровку за 10,00. Это сейчас таким показателем никого не удивишь. Тогда это был третий результат в мире за все годы и мировое достижение для равнинных стадионов.

Еще год спустя он был уже абсолютным королем прыжков в длину. Тем летом Карл пять раз улетал в длину дальше 8,53, при этом лучший результат показал в Индианаполисе - 8,76. Трижды на тех соревнованиях судьи фиксировали у него заступ, каждый раз микроскопический, а в одной из незасчитанных попыток Льюис и вовсе улетел за 9 метров, примерно на 9,14. Судья в секторе потом каялся, что дал команду сразу же разровнять песок в яме, вместо того, чтобы все-таки разрешить измерить длину прыжка…

В 1983-м в Хельсинки проходил первый чемпионат мира, и Карл завоевал там три золотые медали - в прыжках, в беге на 100 м и в эстафете. Кроме того, в течение сезона он прыгнул на 8,79, пробежал на равнине стометровку за 9,79, а 200 м - за 19,75. Трудно представить: ему было всего 22 года, но Льюис уже трижды удостаивался титула лучшего легкоатлета мира! При том что главные его победы - на Олимпиадах - были еще впереди.

***

1984-й, Игры в Лос-Анджелесе. Там Карл повторил достижение своего кумира - Джесси Оуэнса, выиграл четыре золота. Но совершил ошибку, которую многие в Америке так ему и не простили. Когда пришел черед прыжков в длину, Льюис в первой же попытке улетел на 8,54, во второй совершил заступ, а следующие четыре пропустил. Стадион ответил дружным свистом.

В принципе, все было понятно: Карлу еще предстояло во время Игр несколько раз бежать 200-метровку, а затем и эстафету. Но от него ждали подвигов. Надеялись, что на домашних Играх он улучшит мировой рекорд Боба Бимона - 8,90. И посчитали, что он всех предал. Тем более что перед прыжковым финалом по телевидению крутили рекламный ролик с тем же Бимоном: "Я верю, ты сделаешь это, сынок!"

Не сделал. И целый ряд компаний отказал ему в финансовой поддержке.

***

Когда человек побеждает на протяжении полутора десятилетий, не хватает ни времени, ни размеров материала, чтобы подробно описать даже некоторые из них. Сделаю одно исключение: пропустив целое четырехлетие (которое вместило, например, Игры доброй воли-1986 в Москве, где Льюис прыгнул на 8,67, опередив нашего Роберта Эммияна - 8,53), особо остановлюсь на Олимпиаде-1988. По той простой причине, что именно там состоялась главная спринтерская битва Карла - с канадцем Беном Джонсоном.

Перед Играми в Сеуле именно Джонсона считали лучшим в мире. Он победил Льюиса и на Играх доброй воли-86, и через год на чемпионате мира в Риме (где показал 9,83 при том что американец отстал на 0,1 сек). Карл обещал, что на Олимпиаде возьмет реванш.

В 1987 году умер его отец Уильям Льюис, и Карл положил одну из своих олимпийских медалей, за победу на стометровке в Лос-Анджелесе, ему в гроб. "Не переживай, - сказал он матери, - я получу другую"…

И вот наступило время того великого забега. Я был его свидетелем и до сих пор не забыл то чувство восторга, которое тогда испытал. Невероятный старт Джонсона, который был далеко впереди уже после первых десяти метров, безуспешные попытки Льюиса догнать соперника. Джонсон пересек черту через 9,79, это был новый мировой рекорд. Льюис остался вторым - 9,92 и тут же заявил журналистам, что это самое позорное поражение за всю его карьеру.

Что было потом - известно. Допинг-проба канадца оказалась положительной. Спустя несколько дней его с позором выгнали из Олимпийской деревни, результат аннулировали, а заодно и его предыдущий мировой рекорд - 9,83. Чемпионом был объявлен Льюис.

Но знаете ли вы, кто тогда, в Сеуле, выполнял функции адвоката Бена Джонсона во время заседания исполкома МОК, которое решало судьбу бегуна?

Ирония судьбы: защитником попавшегося на допинге Джонсона был руководитель канадской олимпийской делегации Дик Паунд. Тот самый, который потом стал первым президентом ВАДА, а еще позже сделал все, чтобы похоронить российскую легкую атлетику.

***

Еще один великий турнир Карла Льюиса - чемпионат мира-1991 в Токио. Там он установил новый мировой рекорд на стометровке - 9,86 и бежал последний этап эстафеты - 37,50, это тоже был мировой рекорд.

Но главным событием того чемпионата стал турнир прыгунов. Безусловным фаворитом считали Льюиса: к тому моменту он выиграл 65 соревнований в прыжках подряд. Конкурентом №1 являлся еще один американец, Майк Пауэлл. На его счету было несколько очень далеких прыжков к рекордному рубежу, но всегда - с заступом.

Первая попытка Пауэлла - заступ, у Льюиса - 8,68. Во второй Пауэлл показывает 8,54, у Льюиса - 8,83. В третьей Пауэлл вновь заступает, но летит примерно туда же. Четвертая попытка Льюиса - 8,91, это лучше, чем было у Бимона, но ветер во время прыжка выше допустимой нормы. Пятая попытка Пауэлла - 8,95, и это новый мировой рекорд, поскольку ветер всего +0,3 м!

У Льюиса оставалось две попытки, и он сделал все, чтобы отыграться. Прыгнул на 8,87 и 8,84. И остался вторым - впервые за целое десятилетие! С восторгом заметив: "Я еще никогда не принимал участия в чем-то подобном!"

***

Через год на Играх в Барселоне Льюис взял реванш, улетев на 8,67 (Пауэлл отстал на 3 см), и по традиции бежал последний этап в эстафете, где американцы финишировали с очередным мировым рекордом - 37,40. Но было ясно, что годы постепенно берут свое: на дистанциях 100 и 200 м он в команду США не пробился. А еще через четыре года, в Атланте-1996, выступал уже только в прыжках. И в четвертый раз стал первым - 8,50.

На этом все, собственно, и закончилось, хотя официально Льюис повесил шиповки на гвоздь в 1997-м, в 36 лет. За прошедшие два десятилетия он много чем занимался - и бизнесом, и кино (его сняли в огромном количестве фильмов и сериалов, правда, в основном он играл самого себя), и пением. Пытался удариться в политику, баллотировался в сенат штата Нью-Джерси, но был снят с выборов после того как выяснилось, что в штате он прожил меньше четырех лет. Известен всей Америке как ярый поборник веганства: продуктов животного происхождения не ест два с лишним десятка лет и часто выступает с лекциями. Создал благотворительный фонд  Carl Lewis Foundation, который помогает подросткам и молодым семьям вести активный образ жизни.

Короче говоря, обладатель девяти олимпийских золотых наград и восьми - чемпионатов мира живет спокойной преуспевающей жизнью. Денег на жизнь - более чем. Что еще нужно?

Огорчает его лишь одно: в 2003-м бывший директор Олимпийского комитета США по борьбе с допингом Уэйд Экзум передал в журнал Sports Illustrated пачку документов, которые свидетельствовали, что в период с 1988-го по 2000 год в приеме запрещенных веществ были уличены более ста знаменитых американских спортсменов, в том числе и Льюис, но данные скрывали. У самого ,Карла было аж три положительных допинг-теста перед Играми в Сеуле,  так что участвовать в Олимпиаде он не имел права.

Но выступил. И даже получил золотую медаль, которую отобрали у Джонсона, хотя тот был ничем не хуже. И не лучше.

И что в итоге? А ничего. Скандал замяли, никто не был наказан.

В общем, и на солнце бывают пятна. Велик Льюис, все равно велик!

Источник: http://www.sportfakt.ru/