Календарь Гескина. Великая карьера, страшный финиш
Атлетика

Календарь Гескина. Великая карьера, страшный финиш

Ровно 60 лет назад, 11 сентября 1956 года, Владимир Куц на соревнованиях в Лужниках установил мировой рекорд в беге на 10000 метров - 28.30,4
И это повод вспомнить о том, что это был за человек, Владимир Петрович Куц, чего он добился и чем кончил. Потому что время идет, в памяти поколений стираются даже самые выдающиеся события. Когда-то рекорд Куца называли феноменальным. Он им и был: прежнее достижение венгра Ихароша, установленное меньше чем за два месяца до этого, советский бегун улучшил сразу на 12 с половиной секунд!

Да, конечно, с нынешними результатами не сравнить. Сейчас рекорд на "десятке" - 26.17,53. На две с лишним минуты лучше!

Но при этом российские стайеры до сих пор бегают со скоростью Куца. Сезон-2016 по известным причинам, может быть, и не показательный, но факт есть факт: лидером среди наших является Анатолий Рыбаков с результатом 28.23,04.

***

В ноябре того же 1956-го в Мельбурне стартовали Олимпийские игры, их потом долго называли Играми Куца: там он выиграл две дистанции - 5 и 10 километров. Вот об этом с грехом пополам помнят - но тоже уже далеко не все, в основном - те, кто постарше. Хотя это - золотая страница в истории отечественного спорта.

Владимир Куц - двукратный победитель Олимпиады в Мельбурне-56. Фото: Twitter
Владимир Куц - двукратный победитель Олимпиады в Мельбурне-56. Фото: Twitter


Давайте восстановим ход событий. Первый день олимпийского легкоатлетического турнира. Дан старт забегу на 10000 метров. Претендент на победу №1, по мнению знатоков, англичанин Гордон Пири. Вот что рассказывал Гавриил Коробков, в те годы - главный тренер сборной:

«На седьмом круге Куц отходит вправо и бежит по второй дорожке, предлагая тем самым Пири выйти вперед и повести бег… К концу одиннадцатого круга Пири еще прочно удерживается за Куцем. Оба они далеко отрываются от остальных бегунов. Где-то сзади Петр Болотников и Иван Чернявский. Кажется, что роли в этой игре распределились. Пири – охотник, Куц – его жертва.

Владимир резко уходит вправо на третью дорожку, открывая дорогу Пири. Однако англичанин верен себе. Он ни за что не хочет идти вперед. Его задача – удержаться за Куцем до последних метров, а затем, используя свое превосходство в скорости, уйти от него…»

А вот воспоминания самого Куца:

«Девятнадцатый круг. На полной скорости я перехожу с первой дорожки на вторую. Пири следует за мной. Со второй на третью, Пири следует за мной. С третьей на четвертую - Пири опять за мной. С четвертой назад на первую - Пири по-прежнему за мной. Он согласен на все, даже на зигзаги, только не на лидирование… И тогда я решаю остановиться. Не будет же и он прекращать бег… Я отхожу вправо, легонько переминаюсь с ноги на ногу, а затем почти совсем останавливаюсь и жестом предлагаю ему возглавить бег…

А на трибунах уже никто не сомневается, что спор между нами окончен, что я вот-вот сойду с дорожки… И наконец свершилось: Пири стал лидером. Мы бежим теперь рядом, и впервые за весь этот бег я вижу его поникшую фигуру… Я еще раз всматриваюсь в его лицо. Гордон Пири настолько измотан, настолько устал, что ему, видимо, уже ничто не страшно, даже поражение.

Пири лидировал всего метров сто. Я снова развил большую скорость и оторвался от англичанина. Бежал и не верил себе: тень Пири не тянулась за моей, не слышалось за спиной ни тяжелого отрывистого дыхания, ни ударов шипов. Мне казалось, что с меня свалились цепи. Я был свободен, свободен в выборе любого темпа бега, любой скорости. Чертовски хорошо быть свободным! Пири отставал все больше и больше. Один за другим его обходили Ковач, Кшишковяк, Лоуренс, Чернявский, Пауэр.

…И вот двадцать пятый, последний круг. Стадион бушует. Букеты цветов, шляпы, платки летят в воздух. Оглушительное «Хурей! хурей!» («ура! ура!») едва выдерживают перепонки. Когда, по своей давней привычке, подняв правую руку, я разорвал финишную ленту, мне показалось, что само небо лишилось олимпийского спокойствия. Замедлив бег, я прошел еще один, двадцать шестой круг. Это был круг почета».

На пресс-конференции Пири сказал: «Он убил меня своей быстротой и сменой темпа. Он слишком хорош для меня. Куц – безусловно, величайший бегун, и я никогда не смог бы победить его. Мне не надо было бежать 10000 метров…»

***

Пири не смирился. Впереди была "пятерка", и чтобы Куц не смог вновь использовать свою тактику рваного бега, трое англичан (кроме Пири, на старт также вышли не менее знаменитые Дерек Ибботсон и Крис Чатэуэй) решили взять его в "коробочку": один впереди Куца, другой за ним, третий справа. В таком случае советскому бегуну поневоле пришлось бы двигаться с их скоростью.

Но Куц был к этому готов и на этот раз бежал без рывков, в предельном темпе. Вот что позже вспоминал Ибботсон:

«Куц, как мы и ожидали, через полкруга был впереди. Пири следовал по пятам. Я был глубоко уверен в способностях Пири и решил держаться за ним. Так я и бежал третьим. Первые несколько кругов все бегуны держались вместе, но скоро яростный темп Куца стал выматывать преследователей, и к половине пути группа разорвалась на части. Пири был вторым, я – третьим, Чатауэй – четвертым. Примерно через 40 ярдов за нами венгр Табори вел другую группу.

Я сознавал, что дать Куцу оторваться – гибельно для нас, только это и вынуждало сохранять принятый им яростный темп. После двух миль Чатауэй вышел на второе место. Я не мог понять, почему он это сделал. После мы узнали, что он почувствовал боль в области желудка и двинулся вперед, надеясь сбить ее. Но после 20 ярдов бега Пири и я стали свидетелями страшного зрелища – удалявшегося Куца…

Чатауэй не смог удержаться за ним, а Пири в продолжение трех роковых секунд был в растерянности. Когда он решил следовать за русским, было уже слишком поздно. Куц оказался недосягаем. Я был очень расстроен, что не смог почувствовать опасности раньше и принять меры. Я слепо доверился Пири. Позже Пири упрекал Чатауэйя за потерю контакта, но я с этим не согласен…»

***

Немногочисленные советские журналисты, отправившиеся в Мельбурн вместе со сборной, писали о победах Куца восторженные репортажи - и были, конечно, правы. Но о некоторых деталях они не упоминали. Накануне старта на "десятке" Куц упросил знакомого австралийского репортера, который подвозил нашего бегуна на тренировку, пустить его за руль. И врезался в столб. Авария была столь серьезная, что несколько мельбурнских газет поспешили сообщить о смерти Куца.

Нет, слава Богу, был жив, обошлось, но на его теле была дюжина глубоких порезов - от разбившегося лобового стекла. Раны, как могли, заклеили пластырем. А он все равно стал чемпионом…

Потом был финал на "пятерке". Порезы болели так, что хоть на стенку лезь. В моче появилась кровь. Куц сказал главному тренеру Коробкову, что бежать он не может. В ответ услышал: "Ты же советский человек! Надо!"

Чтобы заглушить боль, Куц пил. Он вообще много пил, и это в итоге не могло не сказаться.

Невозможно представить: алкоголь - и выдающиеся результаты на стайерских дистанциях. Но было, было…

По итогам 1956-го года Куц был признан лучшим спортсменом мира.

***

Он родился 7 февраля 1927 года на Украине - в селе Алексино Сумской области. Детство было счастливым, но быстро кончилось: в сентябре 1941-го село заняли немцы. Наши вернулись лишь через два года.

Пока фронт был рядом, Владимир - в качестве связного - помогал в штабе военной части. Потом работал грузчиком и трактористом, весной 1945-го закончил курсы снайперов. Но тут война подошла в концу - и Куц оказался на Балтике. Служил в частях береговой обороны - на островах в Финском заливе. Там и увлекся длинным бегом. Первая победа пришла на гарнизонных соревнованиях в мае 1948 года: старшина второй статьи Куц неожиданно для самого себя выиграл кросс.

Но что такое - гарнизонные соревнования? В сборную страны он попал лишь через четыре с лишним года. А еще чуть позже, летом 1953-го, отправился на первые в своей жизни международные соревнования - в Бухарест, на Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Там его соперником оказался трехкратный олимпийский чемпион-1952 Эмиль Затопек из Чехословакии. И Куц чуть было не выиграл! Затопек опередил его на самом финише - а потом, в знак уважения, хотел отдать свою золотую медаль. Но Куц, конечно, отказался.

Вот с этого момента и началась невероятная карьера великого советского бегуна, которого соперники, иначе как моряком с Балтики не называли. Увы, карьера эта оказалась совсем короткой - всего четыре года.

***

В 1954-м Куц, уже четырехкратный чемпион СССР (по два раза на обеих стайерских дистанциях), впервые вышел на старт "пятерки" на чемпионате Европы в Берне. За рубежом его все еще почти не знали - главным фаворитом был тот же Затопек, который в том сезоне успел установить два мировых рекорда.

Куц вышел вперед с первых метров. Чех не придал этому особого значения, даже когда отрыв советского бегуна составил 80 метров. Трибуны тоже посчитали, что Куц не выдержит и сойдет.

Но он выдержал. И не только победил, но и установил мировой рекорд - 13.56,6. Это была абсолютная сенсация!

Потом было множество других побед, были новые рекорды. Последний - осенью 1957-го. 13.35,0 - так он пробежал на соревнованиях в Риме.

На этом, по большому счету, все и закончилось. Еще через два года Владимир Петрович Куц был вынужден окончательно повесить шиповки на гвоздь - у него обнаружили повышенную проницаемость капилляров в ногах. Он все больше времени проводил в санаториях и больницах. Сильно располнел, ходил с палочкой. Расстался с женой. И все чаще заливал горечь алкоголем.

На одном из сайтов я нашел короткий рассказ украинского бегуна Ивана Чернявского. Мол, во время одного из чемпионатов СССР они с Куцем незадолго до старта распили бутылку коньяка, что не помешало тому победить с лучшим результатом сезона в мире.

Да уж, железное здоровье. Но сколько так могло продолжаться?

***

Куц работал в ЦСКА, тренировал бегунов. И продолжал пить. Вновь попал в аварию, потом случился инсульт. Жизнь катилась под откос.

Его старый друг, заслуженный тренер России и кандидат медицинских наук Виктор Степанцов вспоминал, как в последний раз встретился с Куцем - на станции техобслуживания.

«Знаешь, Ильич, - сказал Куц, - я теперь только по 400 граммов в день выпиваю!» «Эх, Володя, - ответил Степанцов, - тебе и воды-то нельзя столько пить».

Великий бегун умер 16 августа 1975 года. Накануне принял пригоршню снотворного, запив таблетки бутылкой коньяка. Ходили слухи, что это было самоубийство.

Великая карьера, страшный финиш. Сколько таких историй знает наш спорт…

 

Источник: http://www.sportfakt.ru/