Календарь Гескина. Узник Бухенвальда
Рубрики

Календарь Гескина. Узник Бухенвальда

Обозреватель "Спортфакта" Владимир Гескин продолжает свое еженедельное повествование о событиях и судьбах.
Иван Удодов. Фото: РИА Новости
Иван Удодов. Фото: РИА Новости

Очередную страничку своего «Календаря» я решил посвятить Ивану Удодову.

Боюсь, найдется немало читателей, которые сразу же спросят: «Кто такой?» Поэтому объясню: Удодов - великий штангист, выступал в наилегчайшем весе, принял участие в Играх-1952, проходивших в Хельсинки, и стал самым первым советским олимпийским чемпионом по тяжелой атлетике.

Самым первым!

К несчастью, теперь страной его имя прочно забыто. Исключение – Ростовская область, где Удодов родился, жил и похоронен. Там ежегодно проходит турнир его памяти. Плюс три года назад на Проспекте звезд в Ростове-на Дону состоялась церемония закладки его именной звезды.

Удодов умер ровно 35 лет назад – 16 октября 1981 года. Дата не самая круглая, но не ждать же еще 15 лет, чтобы о нем рассказать…

И вот вам самый главный факт из жизни Ивана Васильевича: за семь лет до триумфа в Хельсинки его на руках вынесли за ворота Бухенвальда. Иногда пишут, что это сделали наши солдаты, но на самом деле Бухенвальд освободили американцы. В немецком концлагере Удодов провел почти два года. Его именно вынесли – сам он ходить уже не мог – от истощения. Весил – по разным источникам – то ли 28, то ли 29 килограммов.

Ну как такое возможно: доходяга, о котором даже врачи говорили, что он уже не жилец, становится олимпийским чемпионом!

«Умом Россию не понять», - написал Тютчев.

***

Удодов не только в Хельсинки отличился. В следующем 1953-м он стал чемпионом мира, дважды побеждал на чемпионатах Европы, четырежды был чемпионом СССР, устанавливал мировые рекорды. Последняя его победа - на Фестивале молодежи и студентов в 1957 году в Москве. Сразу после победной Олимпиады он стал Заслуженным мастером спорта.

Но вот что удивительно: государственных наград у него не было. Во всяком случае, никаких упоминаний о них в Сети я не нашел. Загадка.

Вообще вся его жизнь - загадка.

Статей об Удодове немного, и во всех – одно и то же. Родился в поселке Глубокий 20 мая 1924 года, рано лишился родителей, воспитывался в детском доме, оказался в оккупации. Был среди десятков тысяч жителей Ростова-на-Дону и области, кого немцы угнали на принудительные работы в Германию. Далее версии разнятся: кто-то утверждает, что Удодов работал на авиационном заводе, пытался бежать, и за это его отправили в Бухенвальд: другие пишут, что поначалу он попал к немецкому помещику. Не суть. Для нас важно, что в Бухенвальде он провел два года. Выжил чудом.

О времени, проведенном в концлагере, Удодов не рассказывал никогда – даже своим близким. Не хотел вспоминать. Такое впечатление, рассказывать он вообще не любил. Журналистов сторонился. Или, может, журналисты сторонились его?

Пребывание на оккупированной территории и тем более в концлагере было после войны обстоятельством, серьезно отягчавшим биографию. Об этом нужно было упоминать в любой анкете. Неужели именно этим все и объясняется?

Кстати, вот вам еще одна загадка. Завершив в 1957-м ярчайшую спортивную карьеру, Удодов стал работать на ростовском рынке. Мясником. В спортивных организациях, где обычно находили себе место ушедшие на покой чемпионы, места ему не нашлось. Сам он, правда, объяснял, что это у него – наследственное. Мол, когда-то мясо рубили его дед и прадед.

***

Загадка номер три: в Сети нет никаких сведений и тем более подробностей о многочисленных выступлениях Удодова – только о его победе в Хельсинки. Тут все описано в деталях. Начну с цитаты из книги знаменитого Аркадия Воробьева, который завоевал золото в Мельбурне-1956 и Риме-1960, а позже стал доктором медицинских наук и почти два десятилетия был ректором МОГИФКа:

«...Волнение и тревога [перед Хельсинки] одолевали нас. Американцы находились в зените своего могущества. Мы проиграли им в сорок шестом. Проиграли и в пятидесятом. Теперь мы надеялись победить. Но стопроцентной уверенности у нас не было. Слишком силен соперник! Если хочешь его одолеть, придется выкладываться до донышка.

Мы прошли страшную войну. Она здорово выкосила наши спортивные ряды. Много парней, способных защищать спортивную честь Родины, спали в сырой земле. Мы были командой ветеранов, командой довоенного образца. Потребуется еще время, пока окрепнет послевоенная молодежь. И пока не пробил ее час, на старт вышли люди, прошедшие сквозь голод, холод, фронтовые ранения, изнурительные трудовые вахты в тылу и ужасы концлагерей. И все-таки оптимизма нам было не занимать. На дворе стоял уже не сорок шестой год. И даже не пятидесятый. Силы наши выросли. Золото олимпийских побед нам было теперь по плечу. Мы верили, что наша спортивная доблесть не уступит солдатской.

Первым из нас золотую медаль завоевал Иван Удодов. Его успех был не просто спортивным торжеством…»

***

Подробное описание победы Удодова оставил известный тренер и судья по тяжелой атлетике Михаил Аптекарь. Но беда в том, что это свидетельство – чуть ли не единственное, и все его цитируют. Придется это сделать и мне. А что делать?

«...Их было семнадцать. Семнадцать "мухачей" от шестнадцати государств. Иран выставил двух участников: вместе с [трехкратным чемпионом мира, непобедимым иранцем Махмудом] Намдью на арену вышел его ученик Али Мирзаи... Оба иранца были сильны и уверены, что золотая и серебряная медали предназначены именно им. [А вот] команда США в этом весе участника не выставила. Боб Гофман, содержатель и тренер американской дружины, решил свою очередную запланированную победу одержать за счет атлетов более тяжелых весовых категорий.


Первое движение - жим - выиграл Мирзаи с результатом 95 кг. Намдью выжал 90 кг. Удодов - столько же.

…Когда начался рывок, иранцы занервничали - советский парень в красном трико все никак не заказывал первый вес, а многие уже "отстрелявшиеся" участники соревнований давно начали разминку перед толчком. Мирзаи, не дождавшись, сколько закажет Удодов, пошел на 87,5 кг, за ним Намдью - на 90 кг. Иван начал последним. Очень легко взметнул на прямые руки 92,5 кг…

Когда вес на штанге нарастили до 97,5 кг, их осталось только двое: знаменитый иранец и никому не известный пока русский. Иван ринулся на штангу и вырвал вес, но судьи не засчитали подход. Нашли ошибку: дожим. Теперь у обоих соперников осталось всего по одному подходу.

Намдью подошел к штанге, напрягся, потянул было ее вверх, но та вырвалась из рук иранца и покатилась по помосту.

…Удодов вцепился руками в гриф, потянул вверх, распрямился, аж подпрыгнув со штангой, и, резко разбросив ноги в стороны, подсел под вес. А затем встал. На этот раз подход Ивану судьи засчитали. Таким образом, к толчку Намдью отстал от Удодова на 2,5 кг, а поскольку был тяжелее нашего спортсмена, то для победы ему нужно было опередить Ивана в последнем движении на целых 5 кг…

В рывке…на 122,5 кг первым по жребию вышел Удодов и легко поднял снаряд. У Намдью же случилась осечка - не удержал штангу на груди. Пришлось ему тратить свою вторую попытку на этот же вес. А Иван между тем заказал 127,5 кг. Зрители притихли. Всех охватило волнение. До арены из пресс-центра донесся перестук пишущих машинок. Наш тренер Николай Иванович Лучкин, в обычной обстановке человек уравновешенный и спокойный, до того разнервничался, что сунул себе "беломорину" горящим концом в рот. Пока отплевывался, Удодов уже вышел на помост. И вытолкнул эти победные 127,5 кг. Чем "загнал" Намдью на немыслимый в те времена для "мухачей" вес 132,5 кг.

Только подъем такой тяжеленной штанги и мог вернуть иранцу чемпионский титул. Он выбежал к штанге и засуетился, заметался. Потом отвернулся от зрительного зала и приложил обсыпанные магнезией ладони к подбородку, оставив на нем белый след. В огромный зал "Мессухали-2", притихший и насторожённый, понеслись заунывные звуки молитвы из Корана. Завизжав под конец "Ал-лах!", Махмуд отчаянно бросился на снаряд, как бросаются в пропасть. Но ни в тот день, ни потом Намдью не смог одолеть эти злополучные 132,5 кг.

Так ростовский шофер Иван Удодов завоевал для Родины первую золотую медаль на тяжелоатлетическом помосте…»

Ну, написав о «ростовском шофере», автор немного преувеличил. За баранкой Удодов провел лишь несколько лет. Дело было так.

Когда он вернулся в Ростов, сначала приходил в себя в госпитале, потом в санатории. Поступил на курсы водителей – а по вечерам, по совету врачей, стал поднимать штангу. Поначалу - в сугубо лечебных целях. А потом и в спортивных: в 1947-м он стал лучшим «мухачом» в Ростове, через год - вторым на Спартакиаде Юга России, а в 1951-м выиграл чемпионат СССР. Поразительный характер, удивительный взлет!

В это время он, понятно, шофером уже не работал.

Еще один штрих: после победы в Хельсинки Удодов написал в стенгазете «За Родину!», которую во время тех Игр выпускали наши олимпийцы:

«Нужно было бы для победы сделать еще больше - я бы, вероятно, сделал. Нужно было бы пойти на опасный риск - я бы пошел. Потому что мы здесь боремся не за свою славу, не за какие-то свои личные выгоды, а за спортивную честь своей страны. И нет для нас ничего дороже ее!»

Это единственная найденная мною фраза, которая принадлежит самому Удодову.

***

Он завершил карьеру в 33 года, это вы уже знаете. Пошел в мясники, это вам тоже теперь известно. Но в конце концов вернулся в тяжелоатлетический зал. Стал тренером. Умер в 57.

О том, как он прожил свои последние годы – в Сети ни строчки. Еще одна загадка.