Календарь Гескина. Неужели Стенмарку - 60?
Остальные

Календарь Гескина. Неужели Стенмарку - 60?

Обозреватель "Спортфакта" Владимир Гескин продолжает рассказывать о событиях и датах, которыми запомнилась очередная неделя в истории мирового спорта
Ингемар Стенмарк. Фото: twitter.com/elefalk
Ингемар Стенмарк. Фото: twitter.com/elefalk


Мне почему-то не поверилось, когда я обнаружил, что 18 марта великому Ингемару Стенмарку - шестьдесят. Да как такое может быть?

Но быстро сообразил, что, конечно, может. Потому что с тех пор, как он в 1989-м завершил свою невероятную горнолыжную карьеру, прошло уже без малого 30 лет.

По чьей-то удивительной прихоти у нас еще в советские времена вдруг стали транслировать старты Кубка мира по горным лыжам. И я всегда включал телевизор, если показывали слалом или слалом-гигант. Ждал, когда придет черед Стенмарка. Зрелище каждый раз было невероятное.

Он летел по дистанции с абсолютно спокойным, даже отрешенным лицом. Хотя "летел" - неправильное слово. Казалось, он движется куда медленнее остальных, как-то неторопливо, слишком аккуратно, но секундомеры свидетельствовали об ином. О том, что его результат намного лучше, чем у соперников.

Стенмарк 163 раза выходил на старт кубковых этапов - и на его счету 86 побед. Позволю себе написать это число еще раз, словами: восемьдесят шесть! 40 - в слаломе, 46 - в гиганте. Он трижды подряд первенствовал в общем зачете Кубка и завоевал за карьеру 14 малых хрустальных глобусов - поровну в тех же слаломе и гиганте. Завоевал два золота на Играх-1980 в Лейк-Плэсиде, надо ли говорить - в каких дисциплинах?

Добавьте к этому пять побед на чемпионатах мира, и вам станет окончательно ясно: Стенмарк был абсолютно великий.

***

Он крайне редко дает интервью, недаром репортеры назвали его "молчаливым шведом". В русскоязычном сегменте интернета я нашел лишь пару бесед с ним. Вот фрагмент из интервью на сайте Skionline.com.:

- Ингемар, ты самый титулованный горнолыжник в истории. Для многих людей, связанных со спортом, ты стал кумиром. И, как известно, у каждой легенды есть свое начало. В твоем случае – это Тарнаби, небольшой городок на дальнем севере Швеции. Кто и когда пробудил в тебе интерес к спорту?

Стенмарк: - Мой отец в молодости был горнолыжником, естественно, что на лыжах катался и я. Также большое влияние на начало моей карьеры оказал мой сосед, друг детства, а впоследствии соперник Стиг Странд. Он начал тренироваться раньше меня, и пришлось постараться, чтобы не отставать. Все произошло очень естественно, точно и не помню как…

-  То есть, случайно. Под рукой не было другого занятия?

- Так иногда бывает. Кто-то из моих знакомых играл в футбол, другие ничего не делали, а я любил кататься на лыжах.

- И все-таки, ты довольно рано решил, что в твоем случае горнолыжный спорт не ограничится сугубо оздоровительными мотивами? Мы слышали историю об одном написанном тобой школьном сочинении…

- Да, это правда (широкая, с ноткой ностальгии улыбка). Когда мне было девять лет, учительница дала нам задание написать сочинение на тему, кем бы мы хотели стать в будущем. Я написал, что стану профессиональным горнолыжником. Учительница не совсем могла это понять и объясняла мне, что лыжи – это не профессия. Но я уперся, а потом как-то так и вышло…

***

Стенмарк был еще почти мальчишкой, когда ему повезло - причем дважды. В первый раз, когда на него обратил внимание знаменитый тренер Херман Ноглер. Сам он был из Италии, но разругался с итальянской горнолыжной федерацией и переехал в Швецию. Увидев на склоне белобрысого парнишку в шапочке с помпончиком, Ноглер буквально оцепенел и сказал: "Этот мальчик станет чемпионом мира!"

Ну, вообще-то мало ли кто что сказал? Все дело в том, что с тех пор Стенмарк и Ноглер всегда были вместе - до того самого момента, когда в 1989 году великий швед завершил карьеру. Много ли вы знаете примеров столь длительного сотрудничества тренера и спортсмена?

Теперь - о везении №2. В 1970 году 14-летний Стенмарк тренировался с молодежной сборной страны на одном из курортов на севере Швеции, и туда приехали представители мировых горнолыжных фирм - рекламировать свою продукцию. О дальнейшем сайт за сайтом рассказывают примерно одинаково, повторяя такую вот историю.

На двух пацанов - Странда и Стенмарка - обратил внимание человек, представлявший никому не известную югославскую фабрику "Элан". Предложил протестировать свои лыжи. Очевидно, обращаться к кому-то постарше вообще не было смысла - отказали бы. «А что, клевые лыжи!», - сказали пацаны, прокатившись по трассе. «Ну так покупайте!», - сказал человек - и продал им две пары за смешные деньги. «Даже по тем временам это была для меня весьма скромная сумма», - вспоминал Стенмарк.

Через год "Элан" заключил с восходящей звездой совершенно беспрецедентный по тем временам контракт. Его условия до сих пор тайна, но известно, что фирма не просто брала на себя содержание молодого горнолыжника, а предложила ему творческое сотрудничество: «Ты говоришь, какие лыжи тебе нужны, мы их для тебя делаем».

Ингемару не раз потом сулили баснословные деньги за то, чтобы он предпочел лыжи другой марки. Не на того напали. Стенмарк был верен "Элану" до конца своей карьеры.

Ингемар Стенмарк и Линдси Вонн. Фото: twitter.com/lindseyvonnfans
Ингемар Стенмарк и Линдси Вонн. Фото: twitter.com/lindseyvonnfans


***

И еще один фрагмент из того же интервью.

- В 1984-м ты не смог стартовать на Олимпиаде в Сараево из-за полупрофессиональной лицензии «В». Ты был очень зол на деятелей международной лыжной федерации (FIS) за введение этой лицензии?

- Вообще-то нет. Когда я решил выбрать этот вид лицензии, даже не думал, что додержусь до Сараево. Я получал свои деньги за старты официально, не тайком, как это делали другие спортсмены. По-настоящему разозлило меня то, что произошло после Олимпиады, когда FIS отменила статус любителя и все вдруг стали профессионалами, которыми на самом деле были уже давно.

Я всегда задумывался над тем, почему нельзя было сделать это до Сараево? И хотя многие говорят об этом и теперь, не думаю, чтобы вся история была «разыграна» только для того, чтобы избавиться на Олимпиаде от Стенмарка. Просто некоторым руководителям не хватило воображения.

- Кого из своих соперников ты уважал больше всего и кто представлял для тебя наибольшую опасность?

- Трудно сказать. Их было много. Сначала Густав Тони и Пьеро Гросс, потом братья Маре и Марк Жирарделли, а в конце – Альберто Томба. Я действительно выступал очень долго.

- Скоростной спуск и супергигант не были твоим коньком…

- В юности я много выступал в скоростных спусках. Уже тогда получалось не все, особенно на прямых участках, где надо было использовать способность лыж скользить без сопротивления… На Кубке мира я стартовал в скоростном спуске только раз – в Китцбюле. Поехал с прямыми палками, потому что выгнутые спусковые мне очень мешали. Я ехал так медленно, что боялся, не врежется ли в меня следующий участник. Мое время было на 11 секунд хуже результата победителя.

***

Вчера, накануне юбилея великого горнолыжника, я "прошерстил" шведский интернет в надежде найти какие-нибудь материалы, посвященные его 60-летию. Выяснил, что сейчас Стенмарк в Стокгольме, но единственное интервью, которое он дал за последнюю неделю, касалось вовсе не его самого и предстоящего дня рождения, а американки Линдси Вонн.

У нее, кто не в курсе, сейчас 76 побед на этапах горнолыжных Кубков мира. И, по словам Стенмарка, он очень надеется, что Линдси уже в будущем году улучшит его рекорд. Дай Бог, чтобы не было травм.

Интервью совсем короткое. Молчаливый швед, тут уж ничего не поделаешь…

Источник: http://www.sportfakt.ru/