Календарь Гескина. Кремень Тищенко
Рубрики

Календарь Гескина. Кремень Тищенко

Обозреватель «Спортфакта» Владимир Гескин продолжает свое еженедельное повествование о событиях и судьбах.

8 декабря исполнилось ровно 60 лет победе советских футболистов на Олимпиаде-1956 в Мельбурне. Я решил поискать в Сети, кто вспомнил и написал об этой дате. Результат был обескураживающий: публикаций оказалось всего три.

Как такое может быть? Успокоил себя тем, что, видимо, не умею правильно пользоваться поисковиками. Отстал от жизни.

Правда, тремя днями ранее, 5 декабря, была другая дата. 60 лет мельбурнскому футбольному полуфиналу СССР – Болгария – и великому спортивному подвигу защитника Николая Тищенко. В тот день я так же искал тех, кто об этом написал. Вообще не нашел.

Катастрофа! Надежда лишь на то, что публикации появятся сегодня. В день, когда Николаю Ивановичу Тищенко исполнилось бы 90 лет.

***

«Википедия» утверждает, что Тищенко родился в поселке Люблино под Москвой, но это ошибка. На самом деле он появился на свет в забытой богом воронежской деревеньке Саловка. Там и провел первые 12 лет своей жизни. И лишь в 1938-м Иван Яковлевич и Мария Ивановна Тищенко вместе с сыном Колей перебрались в столицу. Отец устроился железнодорожным рабочим на станции Люблино, мать – поваром в столовой при депо. Нет ничего удивительного в том, что их сын, закончив семь классов школы, поступил в Московский техникум железнодорожного транспорта.

Учился – и играл в футбол. После техникума стал работать электромонтером – и по-прежнему играть. Так продолжалось много лет. Спартаковские тренеры обратили внимание на защитника люблинского «Локомотива» лишь в 1951-м. Тищенко уже шел 25-й год.

Увидели и пригласили к себе. Вот так судьба Николая сделала крутой поворот. Всю свою дальнейшую спортивную карьеру – завершившуюся в 1958-м - Тищенко провел в «Спартаке». На правом краю защиты. И как провел! Стал четырехкратным чемпионом СССР (1952, 1953, 1956, 1958), серебряным (1954, 1955) и бронзовым (1957) призером, финалистом Кубка СССР (1957). Плюс победа на I Спартакиаде народов СССР (1956). И в том же году – титул олимпийского чемпиона.

На счету Тищенко 105 матчей в чемпионатах страны. 12 раз он выходил на поле в майке сборной. Ни одного гола не забил, хотя часто шел вперед. Зато сколько было забито с его подач! Только вот голевые передачи в те времена никто не считал.

Но все это – предисловие. К рассказу о главном матче в жизни Николая Ивановича, который состоялся 60 лет и 5 дней назад.

***

1956-й. Мельбурн. XVI летние Олимпийские игры. Футбольный турнир, в котором принимали участие восемь команд.

У советской сборной дела шли со скрипом. В 1/8 финала с немалым трудом обыграли Объединенную немецкую команду – 2:1, при том что соперники, в отличие от наших, были чистейшими любителями. На то, чтобы обыграть индонезийцев, и вовсе потребовалось два дня. В первом матче была зафиксирована нулевая ничья, так что через сутки сборные вновь вышли на поле. На этот раз наши забили четыре безответных мяча.

И пришло время полуфинала – с болгарами, которые тогда были крепким орешком. В первом тайме обошлось без голов, и к тому же получил травму колена нападающий Валентин Иванов. Делать замены тогда было нельзя, поэтому он остался на поле. По его собственным словам, ковылял по правой бровке, отвлекая внимание болгарских защитников. И то хорошо.

А потом…

Но лучше я предоставлю слово свидетелю и участнику того матча, врачу нашей сборной Олегу Белаковскому. Вот что он когда-то написал в книге «Эти настоящие парни»:

«Жара страшная. Но темп, в котором был начат второй тайм, все так же высок. Идет 15-я минута. В борьбе за мяч сталкиваются в воздухе Николай Тищенко и болгарский футболист Янев. Тищенко лежит, скрючившись на траве. Несколько мгновений он неподвижен, затем начинает с трудом подниматься. Игра остановлена. Ваш выход, доктор. Подхватил чемоданчик и через все поле бегу к Николаю.

Бросилась в глаза странно выпиравшая ключица. Стараясь не причинить лишних страданий, осторожно разрываю футболку и сразу же поворачиваю голову Николая так, чтобы тот не видел разорванной кожи и торчащей кости. Травма оказалась тяжелой.

Сквозь стиснутые зубы Тищенко выдавил:

– Что со мной?

– Вывихнул ключицу. Потерпи, сейчас все будет в порядке.

Мужественный парень. Стиснул зубы. Терпит. Опять-таки как можно осторожнее вправляю кость. Процедура – не позавидуешь. Но терпит стоически. И все это на поле, тут же, в присутствии и наших, и болгарских футболистов.

Что для меня было главным в эти минуты? Движения рук. Они должны быть очень четки, чтобы не причинить сильной боли…

– Ну потерпи. Еще чуть-чуть… Умница… Так… Отлично… Вот и все… Можешь подниматься.

Ребята помогают ему встать. Поднимаюсь и я, но собственных ног не чувствую… Ну хорошо, допустим, кость я вправил. Но ведь ясно – здесь разрыв акромиально-ключичного сочленения. Надо снимать Тищенко с игры. И немедленно. Надо отправлять его в отведенный для олимпийцев госпиталь святого Винцента - и чем скорей, тем лучше. Но ведь в таком ответственнейшем матче для команды это будет невосполнимая потеря, брешь, заделать которую будет очень трудно. А что же делать?

По упрямому взгляду, брошенному на меня исподлобья, по желвакам и этим насмерть стиснутым зубам, по этому стоическому терпению к боли вижу, что для Тищенко вопрос решен. Он с поля не уйдет.

И не ушел…».

***

Прерву на несколько мгновений рассказ Олега Марковича, чтобы объяснить: с такой травмой не играют, рука висит плетью, и необходима срочная операция. Но Тищенко – кремень. Белаковский бинтует ему плечо, намертво прижимает руку к туловищу. И Николай вновь отправляется на поле. Его отвезут на операционный стол лишь после того, как матч закончится.

Но до этого еще далеко. Заканчивается второй тайм. Впереди – два дополнительных. Старший тренер нашей команды Гавриил Качалин дает установку (да что там - умоляет игроков): держаться изо всех сил. Главное – не пропустить. Тогда на следующий день будет назначена переигровка.

А теперь вновь послушаем Белаковского:

«Судья назначает дополнительное время… [У нас] в воротах Лев Яшин. В защите: Тищенко, Башашкин, Огоньков. Линия полузащиты: справа Нетто, слева Парамонов. И наконец, линия нападения: центральный нападающий – Стрельцов, слева – Рыжкин и Сальников, справа – Иванов и Татушин.

Такова дислокация. Линия нападения, возглавляемая Стрельцовым, выглядела бы безукоризненно,.. [но] Иванов был травмирован еще в первом тайме. Заменить его мы не могли. О серьезной травме Иванова соперники знали. Теперь тяжелую травму получил еще и Николай Тищенко.

Таким образом, одиннадцать болгарских футболистов против девяти активно задействованных наших ребят. А матч, заметьте, олимпийский, и болгары очень сильны.

Чувствовал ли Николай в этот момент всю сложность создавшегося положения? Безусловно. Да, он действительно передвигался и медленно, и с трудом, но если все-таки и передвигался, то движимый как раз этим чувством осознанной им ответственности.

Болгары посчитали, что Тищенко – слитое звено в нашей команде, и не обращали на него особого внимания.

Но соперники плохо знали этого парня. Его несокрушимую волю и блестящие технические данные…

Кажется, что буря на трибунах достигла своего апогея, когда болгарским футболистам удается в… дополнительное время забить нам гол (это сделал Иван Колев. – Прим. В.Г.)… На что можно надеяться в такой ситуации? Разве что на чудо?»

«Девять измученных моих товарищей обрушили поистине тропический ливень атак на ворота соперников», - вспоминал об этих минутах Лев Яшин.

До конца дополнительного времени 8 минут. И тут мяч получает Тищенко, который в одиночестве стоит на левом фланге. Делает передачу Татушину, тот - Стрельцову. Юный футбольный гений уходит от своего опекуна Манолова и бьет, задевая носком бутсы о землю.

 «Мяч медленно катился дальше, - это уже Никита Симонян. – [Было] такое ощущение, что пройдет мимо ворот. Но около боковой стойки, видимо, споткнулся о кочку и еле-еле вполз в ворота».

Ничья. Остается 4 минуты.

Снова Белаковский:

«Николай перехватывает мяч и неожиданно для всех быстро проходит с ним к воротам болгар. Следует красивая комбинация Тищенко – Рыжкин – Татушин, и в ворота соперников влетает второй мяч. 2:1. Это победа!

Мы выходим в финал Олимпийских игр…»

Вот объясните мне: каким образом человек со сломанной ключицей, у которого рука намертво прибинтована к туловищу, умудряется «быстро пройти с мячом к воротам»? Может ли такое быть?

Не может. Но было.

***

В финале с югославами, который наши выиграли со счетом 1:0 (гол на 48-й минуте забил Анатолий Ильин), Тищенко, понятно, участия не принимал. И потому не получил золотой медали: награды, по существовавшим тогда правилам, полагались лишь тем, кто вышел на поле в решающем матче.

Но звания олимпийского чемпиона никто у него отнять не мог.

Когда нашей мельбурнской победе исполнилось 50 лет, РФС решил восстановить справедливость: были выпущены дополнительные золотые медали – для тех, кто не играл в финале. Но Тищенко уже не было в живых. Он умер 10 мая 1981 года в подмосковной Лобне прямо на футбольном поле. Играл за ветеранов, сделал рывок - и упал.

Ему было 54 года.

"Тищенко был выдающимся футболистом и просто прекрасным человеком и товарищем, – вспоминал Симонян. – У него была несгибаемая воля. Его можно отнести к числу лучших защитников в истории СССР. Позднее, когда я был главным тренером "Спартака", он работал у меня помощником, тренировал дублирующий состав. Это был честнейший, порядочный человек".


И, видимо, очень скромный. Я не нашел в Сети ни одного его интервью.

***

Сейчас стало модно снимать фильмы о спортивных героях. Не странно ли, что до сих пор никому не пришло в голову сделать такой фильм о Мельбурне и о Тищенко? Это был бы, как теперь принято выражаться, блокбастер.

Ну да. Мечтать не вредно.