Календарь Гескина. Искусник Кипиани
Рубрики

Календарь Гескина. Искусник Кипиани

Обозреватель «Спортфакта» Владимир Гескин продолжает свое еженедельное повествование о событиях и судьбах.

65 лет назад – 18 ноября 1951 года - родился Давид Кипиани.

Давид Кипиани. Фото: Livejournal.com
Давид Кипиани. Фото: Livejournal.com

Тем, кому довелось видеть его с трибун или хотя бы по телевизору, не надо объяснять, какого уровня это был футболист. Волшебник. Маэстро. Гений.

Тем, кто не видел, могу сказать одно: не повезло вам, ребята! Нужно было родиться пораньше.

В прежние времена Кипиани сравнивали с Кройфом и Платини. И по делу: он им ни в чем не уступал. Да и нынешним футбольным звездам, даже самым ярким, ни в чем, на мой вкус, не уступал бы.

Возможно, лучшее свидетельство популярности человека – если он становится героем анекдотов. Про Кипиани их было немало, и гуляли они по всему Союзу. До сих пор помню такой вот.

Тбилисское «Динамо» выиграло Кубок кубков. Тренеру динамовцев звонят из ЦК компартии Грузии: «Поздравляем с победой! Теперь можно ваших ведущих игроков принять в партию!» - «Так они у нас малообразованные!» - «Ничего, ничего! Легкие вопросы будем задавать».

Первым пошел Давид Кипиани. Через минуту выходит: «Приняли!» - «Что спрашивали?» – «Кто такой Брежнев? Я сказал: «Отец родной!»

Пошел второй, выходит грустный: «Не приняли» - «Как так? Что спрашивали?» - «Спросили, кто такой Брежнев. Я сказал: «Родной отец Кипиани».

***

Я отнюдь не специалист в футболе и давать профессиональную оценку действиям Кипиани не вправе. В памяти остались эмоции – тот болельщицкий восторг, который я испытывал каждый раз, когда видел его на поле. Но одних эмоций в данном случае мало, их надо подтвердить мнением знатока. Вот что писал в книге «Форварды» один из моих учителей в журналистике, мудрейший Лев Филатов:

«Игрок широкого профиля – назовем это так – был вытребован, вызван на поле вновь открытыми возможностями футбола, стал приметой команд высокого класса. Кипиани не подражал, он самостоятельно пришел к мысли, что способен осовременить, обогатить, двинуть вперед игру своего клуба.

Его исходной позицией стала середина поля. А можно сказать, что и все поле. Голы, им забитые, не оставляют сомнений в том, какой он был форвард. Его репутация ведущего игру диспетчера могла поспорить с репутацией форварда. А как он сновал возле своих ворот, если команде приходилось туго! Когда речь идет об игроке подобного образа действий, едва ли возможно выделять те или иные его качества. И все же, когда я мысленно представляю себе играющего Кипиани, то вижу, как он делает длинную передачу.

Длинная передача – это повеление игре перемениться, перестроиться, приказ разума. Дело зашло в тупик на левой стороне, мяч безысходно крутится, буксует в толчее, и тут кто-то решительно посылает его на правую сторону, – оказывается, там есть, кому его подхватить, и атака из бестолковой и тесной вмиг превращается в свободную и опасную. Это всегда красиво и умно. Но такая передача не всем доступна не только по техническим причинам – она требует смелости, футболист должен презреть возможность ошибки, которую ему потом припомнят. Ошибался ли он? Конечно, но об этом не вспоминается. Уверен, что его партнеры, Рамаз Шенгелия, Владимир Гуцаев, Виталий Дараселия, помимо длинных передач Кипиани игры себе не мыслили – к хорошему ведь быстро привыкаешь! Так был создан рисунок, которому повиновалось тбилисское "Динамо", рисунок, позволивший команде несколько лет подряд славиться на европейской арене. Мне кажется, что в искусстве длинных передач Кипиани не имел себе равных не только в нашем футболе».

В той же книге «Форварды» Филатов, как мне кажется, нашел самое точное определение игре Кипиани. Он назвал его искусником.

Вот скажите, соответствует ли этому слову хоть один из нынешних наших футболистов?

***

Давид Кипиани, как вы уже знаете, родился в 1951-м - в Тбилиси, в семье известных на всю Грузию врачей, которые надеялись, что когда-нибудь сын продолжит их дело. Но Давид выбрал футбол. Можно сказать и иначе: это футбол его выбрал, наделив божественным даром.

Впервые за тбилисское «Динамо» Кипиани сыграл в 1971 году – против «Пахтакора», когда заменил своего кумира Славу Метревели. А потом провел за динамовцев еще 245 матчей, забив в них 79 мячей. Плюс 7 голов за первую сборную и еще 2 – за олимпийскую. Всего же – с учетом Кубка СССР и еврокубковых встреч – у Кипиани в зачет «Клуба Григория Федотова» пошло 115 мячей.

В 1977-м его назвали лучшим футболистом страны.

Он был победителем молодежного чемпионата континента в 1976 году, стал чемпионом СССР в 1978-м, серебряным призером годом ранее и пять раз получал бронзовые медали союзных первенств. Дважды брал с командой Кубок страны. И, наконец, в 1981-м стал обладателем Кубка кубков: в финале тбилисцы играли с «Карл Цейссом» из ГДР, и до последних минут счет был 1:1. Но тут Кипиани, уйдя от опекуна, отдал гениальную диагональную передачу на угол штрафной, и еще один динамовский искусник Виталий Дараселия не оставил шансов немецкому вратарю.

Сборные – отдельная и далеко не веселая песня. Лобановский взял Кипиани на Олимпиаду в Монреале, но так в итоге и не выпустил на поле. Наши тогда завоевали бронзу, только вот Давид награды не получил: таков был регламент.

Что же касается первой национальной команды, то Кипиани провел за нее смешные 19 матчей. Почему? Вновь привлеку в качестве эксперта Льва Филатова:

«Играл ли Кипиани в сборной страны? Заглянув в справочник, мы обязаны ответить положительно. Если же довериться ощущению, тянет сказать, что не играл. Его появления в сборной были отрывочными, разрозненными, тренеры включали его в состав, словно идя на уступку. Он не был там основным, постоянным игроком, как Блохин, Чивадзе, Дасаев, Демьяненко... Во времена Кипиани сборную формировали исходя из срочной, турнирной злобы дня, а не из интересов игры. Этот подход был практичным, до поры до времени гарантировал сносные результаты – не зря наша сборная приобрела репутацию крайне редко проигрывающей. Однако игровой аскетизм рано или поздно себя разоблачал и, как правило, в самые кульминационные моменты не позволял сборной ни подняться высоко, ни зарекомендовать себя играющей оригинально…»


***

В сентябре того же 1981-го Кипиани получил самую тяжелую травму за всю свою карьеру. Дело было на «Сантьяго Бернабеу», где «Динамо» играло с «Реалом». Мяч вбросили из аута, Давид поймал его на грудь, и тут защитник Анхель (уже успевший прославиться тем, что «сломал» Марадону), нарочно со всей силы ударил его сзади по ноге. Врачи поставили диагноз: перелом малоберцовой кости голени.

Кипиани восстанавливался четыре месяца, а когда вновь приступил к тренировкам, поступил вызов в сборную, которая начинала подготовку к испанскому чемпионату мира-82. Естественно, до лучшей формы Давиду поначалу было далеко. И хотя в первых играх чемпионата страны он действовал с присущим ему блеском, в расширенном списке сборной из 40 человек (потом их должно было стать 22) его не оказалось.

Для Кипиани это был страшный удар. Позже он рассказывал: «Мне было уже 30 лет, а моей фамилии не было даже в списке сорока лучших футболистов. Куда уж там дальше!»

И он заявил, что завершает карьеру игрока. Всего-то в 30 лет!

Самое удивительное, что останавливать его никто не стал.

***

Спустя год руководство Грузии настоятельно попросило Давида – точнее, уже Давида Давидовича – возглавить «Динамо», которое рухнуло на дно турнирной таблицы. Вернулся, выправил положение – но был изгнан из клуба, поскольку то же руководство посчитало, что лучшую команду республики не может возглавлять аморальный человек. «Аморалка» заключалась в том, что Кипиани подал на развод.

Какое-то время он работал в прокуратуре (недаром в свое время получил юридическое образование!), но потом вернулся в «Динамо». Попал в аварию, на время покинул тренерский пост – и опять вернулся.

Кипиани на тренерской работе. Фото: Livejournal.com
Кипиани на тренерской работе. Фото: Livejournal.com

В 1990-м съезд Федерации футбола Грузии принял решение выйти из союзного чемпионата и проводить свой. Главным противником этой идеи был Кипиани. Поднялся на трибуну. Сказал:

"Я старший тренер команды, через несколько дней у нас кубковая игра с киевским "Динамо". Я считаю, что нам нельзя сразу выходить из союзного чемпионата. Но против своего народа я не пойду. Раз решили уходить, я вместе с вами. Но, еще раз говорю, по-моему, для всего грузинского футбола будет лучше, если мы останемся хотя бы еще на год".

Даже слушать его не стали. Назвали врагом.

***

С «Динамо» и торпедовцами Кутаиси Кипиани пять раз брал золото чемпионата Грузии. Дважды возглавлял грузинскую сборную. Успел поработать с кипрским «Олимпиакосом» и ярославским «Шинником».

Но был ли он счастлив? Вряд ли. Не складывалась личная жизнь: Кипиани вновь развелся. Подался было в бизнесмены – но открытый им ресторан приносил убытки, и его пришлось закрыть. Да и футбол был не того уровня, которого Искусник был достоин.

А еще… Кипиани мало кому признавался в этом, но ему не хватало той – прежней - огромной страны.

В одном интервью он сказал:

«Смешно и глупо, что, приезжая в Россию, я прохожу пограничные контроли. Границы, люди в форме - все это разделяло меня с американцами, немцами, французами. Но не с русскими же! Я признаю только одну политику - ту, что начинается с любви и заканчивается любовью. Себя переделать я уже не смогу. Литва, Таджикистан, Казахстан, Украина никогда не будут для меня заграницей».

17 сентября 2001 года Кипиани возвращался из Кобулети в Тбилиси, и его «Мерседес» на большой скорости врезался в дерево. Потом выяснили, что прямо за рулем Давид Давидович перенес инфаркт.

Могила Давида Кипиани. Фото: Livejournal.com
Могила Давида Кипиани. Фото: Livejournal.com

«Скорая» приехала быстро, но спасти его не смогли: сердце Кипиани перестало биться у дверей больницы.

За несколько дней до этого ему позвонил Николай Толстых. Предложил возглавить московское «Динамо».

***

Его смерть восприняли как личную беду во всех уголках бывшего Союза. С тех пор, как Кипиани повесил бутсы на гвоздь, к тому времени прошло уже двадцать лет, но болельщики боготворили его по-прежнему. Старая любовь не ржавеет.

ФИФА посмертно наградила Кипиани Орденом за заслуги. Выглядело, как издевательство: где же вы, господа, раньше были?

***

И вот вам еще одна история – под занавес.

Год, наверное, 1993-й. Редакция «СЭ». Поздний вечер. Дело идет к подписанию очередного номера, народу мало.

И вдруг прибегает охранник: на вахту позвонил Кипиани!

Иду, беру трубку: «Да, Давид Давидович…»

В ответ слышу: «Мне крайне неудобно обращаться к любимой газете с такой просьбой, но… выхода нет. Позвонил друзьям – никого, как на грех, нет дома. Меня обокрали. Нет денег на билет в Тбилиси…»

Времена были безденежные. Но мы наскребли по карманам у кого что было.

Сам Кипиани в редакцию не пришел – поехал забирать вещи из гостиницы, прислав вместо себя молодого парня приятной наружности. Который долго благодарил, жал руку, от имени Давида Давидовича пообещал, что тот сразу же, как только окажется в Тбилиси, вернет долг переводом.

Никто ничего не вернул. И только тогда мы поняли, что нас элементарно развели. Потому что щепетильный Кипиани прислал бы деньги незамедлительно.

А через несколько месяцев Давид Давидович – настоящий! - был гостем нашей редакции. Долго и безумно интересно рассказывал о футболе и о своем нынешнем житье-бытье. Уже в конце разговора посетовал: какие-то проходимцы звонят от его имени, просят дать взаймы. Уже множество таких случаев было. В разных городах.

Тут все присутствующие дико, неприлично заржали. Кипиани ахнул: неужели вас - тоже? Пытался тут же вернуть деньги. Но ему, конечно, не позволили.

И тогда он сказал – со своим гениальным грузинским акцентом: «Вот вам оборотная сторона популярности. Ну почему люди верят?»

А как было не поверить? Как не помочь? Кипиани звонит. Легенда!