Календарь Гескина. Джеймс Конноли, променявший Гарвард на Игры в Афинах
Остальные

Календарь Гескина. Джеймс Конноли, променявший Гарвард на Игры в Афинах

120 лет назад, 6 апреля 1896 года в Афинах у Олимпийских игр современности появился самый первый чемпион


Сегодня речь у нас пойдет об известнейшем американском писателе-маринисте Джеймсе Брендане Конноли, которого Джозеф Конрад называл лучшим из тех, кто пишет о море.

За свою долгую, почти 88-летнюю жизнь Конноли написал более двухсот рассказов и 25 повестей. Некоторые из них переведены на русский - правда, насколько я понимаю, эти книги у нас давно не переиздавали.

Но писатель Конноли нас с вами интересует все-таки во вторую очередь. Повод для его появления в моем "Календаре" сугубо спортивный. Потому что ровно 120 лет назад, 6 апреля 1896 года, Джеймс Брендан стал в Афинах самым первым олимпийским чемпионом современности.

И получил за это серебряную медаль. Золотых тогда еще не придумали.

***



Он родился в 1867 году в Бостоне в бедной семье ирландских переселенцев, где было 12 детей. После школы (а учился наш герой хорошо) отправился к старшему брату Майклу, который служил юристом в порту города Саванна на Атлантическом побережье США. Брат и нашел ему работу, которая была Джеймсу по душе: он стал трудиться в компании, которая расширяла и углубляла русла рек, делая их судоходными. Однажды, когда драга стала тонуть, предложил вариант ее спасения, благодаря чему получил должность инженера и был отмечен в двух публикациях, появившихся в местной газете The Savannah Morning News. О чем с гордостью упомянул через четыре десятилетия в своей автобиографии.

И всегда любил спорт. Там, в Саванне, сначала организовал футбольную команду (видимо, все-таки по американскому футболу), а затем и велосипедный клуб. Плюс постоянно участвовал в соревнованиях по легкой атлетике. В общем, как сейчас сказали бы, был разносторонним спортсменом.

Поскольку серьезного инженерного образования Конноли не хватало, осенью 1895 года он поступил в Гарвардский университет, но не проучился и года. Когда стало известно, что следующей весной в Афинах состоятся первые Олимпийские игры новой эры, решил принять в них участие и подал ректору прошение об академическом отпуске, которое было отвергнуто. Хлопнул дверью, предварительно заявив, что ноги его в Гарварде больше не будет. И отправился в Афины.

Удивительно, но в своей автобиографии, о которой мы уже упоминали, победе на Играх Конноли уделил примерно столько же места, сколько спасению драги. Написал так:

"К тому времени я был чемпионом Америки в скачке-шаге-прыжке (именно так называли в те годы тройной прыжок) и обладателем рекорда. И я победил в этой дисциплине в Афинах, став самым первым олимпийским лауреатом за предыдущие 1500 лет".

Не густо. Так что придется сообщить вам кое-какие дополнительные подробности.

***

Как и другие члены американской олимпийской делегации, Джеймс отправился в Афины на немецком грузовом корабле "Барбаросса", который сделал остановку в Неаполе. Там у Конноли украли бумажник с деньгами и документами, из-за чего он чуть было не застрял в Италии. К счастью, вора удалось найти, состоялся суд, нашему герою вернули документы и часть денег, и он отправился в Афины на поезде. Куда прибыл накануне старта.

Самым первым видом легкоатлетической программы, проходившей на реконструированном Мраморном стадионе, был тройной прыжок. Так получилось, что Конноли прыгал последним. Когда наступил его черед, он подошел к прыжковой яме, посмотрел, куда до этого улетел его главный соперник Александр Тюффери, и, добавив к результату француза еще с полметра, сделал на песке еле заметную засечку.

После чего разбежался и… улетел почти на метр дальше Тюффери. Результат, показанный Конноли, - 13 метров 71 сантиметр. Не нужно иронизировать. По тем временам достижение было выдающееся.

Но на этом Джеймс не остановился. На следующий день он принял участие в соревнованиях по прыжкам в длину, где стал третьим - 5 метров 84 сантиметра, уступив двум своим соотечественникам, Эллери Кларку и Роберту Гарретту. А 10 апреля пришел черед и прыжков в высоту. На этот раз Конноли разделил второе место - 1 метр 65 сантиметров - с Гарреттом. Первым стал Кларк.

***

"На родине меня встретили, как героя, но я вернулся домой нищим, поскольку потратил все свои сбережения на поездку в Афины, - написал Конноли в своей автобиографии. - Нужно было думать, чем зарабатывать на жизнь".

Русла рек он больше не расчищал. Возвращаться к учебе не собирался. Переквалифицировался в репортера - стал писать в две бостонские ежедневные газеты и два спортивных журнала. Получалось неплохо: хоть деньги были и небольшие, но ему нравилось.

Когда в 1898 году началась Американо-испанская война, отправился на Кубу, где проходили боевые действия. Воевал - и посылал другу в Бостон письма с правдивыми рассказами о фронтовом житье-бытье. Друг взял - и передал их в Тhe Boston Globe. Газета письма напечатала - и Конноли чуть было не оказался под трибуналом за раскрытие военной тайны.

На Кубе он подхватил желтую лихорадку, вернулся в Бостон, недолго работал тренером в спортивном клубе, а потом записался матросом на судно для перевозки скота, отправившееся в Ливерпуль. Хотел с тем же судном вернуться обратно, но неожиданно для себя узнал, что вскоре в Париже начнутся вторые Олимпийские игры. Мог ли он их пропустить?

В Париже Конноли, по его собственным словам, жил на 20 центов в сутки и в качестве подготовки к олимпийским стартам много ходил по городу. В день старта позавтракал яйцом, куском хлеба и чашкой кофе, после чего отправился в Булонский парк, где проходили соревнования (прошагал семь миль!) и стал вторым в своем любимом тройном прыжке.

Получив медаль, размышлял о том, что у него нет денег на обед, и тут Конноли повезло: он встретил Боба Гарретта, того самого, с кем он боролся в Афинах. Гарретт дал денег, на которые он смог вернуться в Штаты, и именно тогда наш герой написал свой первый рассказ - чтобы вернуть Гарретту долг.

***

За первым рассказом последовали другие - о капитанах рыбацких шхун, с которыми он стал ходить в море. Конноли посылал их в журналы - и там их мгновенно публиковали. В итоге получилась книжка, потом вторая. Расширялась и география его путешествий - Северное море, Белое, Балтийское… На Игры-1904 Джеймс отправился уже в качестве писателя, но тем не менее, в 1906 году, когда в Афинах проходила "внеплановая" Олимпиада, посвященная десятилетию первых Игр, вновь вышел на старт. Безуспешно. В то время ему было уже 38 лет.

Время шло - и его стали называть классиком американской литературы. Президент Теодор Рузвельт своим указом разрешил Конноли подниматься на борт любого американского военно-морского судна и ходить с моряками в те походы, которые писатель только пожелает. Он участвовал в операции спасения тех, кто выжил в страшном землетрясении на Ямайке. Во время Первой мировой войны участвовал в походе подводных лодок. Писал о Гражданской войне в Испании и о многом, многом другом.

Гарвард хотел наградить его почетной докторской степенью - он отказался. Согласился лишь на то, что ему вручат почетную футболку - как одному из самых знаменитых спортсменов этого университета.

Джеймс Брендан Конноли умер в самом начале 1957-го. Ему шел 88-й год.

Какая жизнь!

Источник: http://www.sportfakt.ru/