Как я был тренером сборной России по футболу
Футбол

Как я был тренером сборной России по футболу

Обозреватель «Спортфакта» Борис Левин раскрывает секреты подготовки футболистов к участию в программе «Что? Где? Когда?»


Кажется, у Станислава Лема есть рассказ о планете, которую заселяют особи пяти разных полов. И для того, чтобы соорудить потомство им необходимо собраться впятером. Так вот, планета в этом рассказе вымирала, поскольку организовать подобное рандеву каждый раз было крайне непросто.

Такая фабула всегда казалась мне остроумной, но не более того. А всю глубину мысли писателя я понял только на прошлой неделе - когда побывал в шкуре главного тренера сборной России по футболу.
Идея посадить футболистов за игровой стол элитарного клуба «Что? Где? Когда?» родилась еще в 2012 году.

Поддержали ее все – сами игроки во главе с Андреем Аршавиным, телевизионная группа, снимающая передачу, знатоки.

Против был только один человек – тогдашний президент РФС Сергей Фурсенко. «Это будет либо позор, либо профанация», - не хотел ничего слышать он. Для того, чтобы убедить Сергея Александровича мы даже организовали его встречу с режиссером и ведущим программы Борисом Крюком.



Борис Александрович был очень убедителен, доказывая, что прекрасно понимает, какие нужны вопросы, дабы игра получилась интересной как для самих футболистов, так и для телезрителей. Условно, о творчестве Джеймса Джойса спрашивать их не стоит, а вот о ресторанных новинках – вполне.

Но Фурсенко стоял, как скала: «А что, если они проиграют? Да даже, если у кого-то одного понизится самооценка перед Евро, это пойдет в минус всей команде!». Дожать президента так и не удалось, а что произросло в Польше из такого, я бы сказал, советского подхода мы все прекрасно помним.

При Капелло подход был не просто советским – сталинским. Заикнуться об участии игроков его команды в «Что? Где? Когда?» перед поездкой на чемпионат мира никому и в голову не могло прийти. Хотя при его режиме такая отдушина точно не помешала бы.

Однако любой шахматист сходу подтвердит вам: плодотворные дебютные идеи не пропадают никогда. Рано или поздно они выстреливают. Наступило время и для нашей - сборную возглавил Леонид Слуцкий.
Надо сказать, что в отличие от целины 2012 года почва теперь была вспахана и удобрена. Имею в виду мини-турниры по «Что? Где? Когда?», которые регулярно проводятся в ЦСКА на зимних сборах.
Отечественных тренеров, которые сели бы играть в малознакомую игру против футболистов, можно, наверное, перечесть по пальцам одной руки. Причем руки Бориса Ельцина – как же, как же, а если проиграешь и уронишь свой авторитет?!

У Слуцкого авторитет базируется на совсем иных вещах. И он спокойно играет против своих подчиненных, проигрывая не реже, чем выигрывая.

Интерес к новой забаве часто зависит от того, как пройдет ее дебют. В ЦСКА он прошел просто «на ура» - остро, азартно, непредсказуемо. Еще бы - команда тренеров сражалась с командой футболистов, а на кону стояло целое тренировочное занятие. Футболисты выиграли и новая игра сразу показалась им стоящей и полезной.

В общем, когда Леонид Викторович посетил одну из передач «Что? Где? Когда?» и после нее в нашем с ним и Борисом Крюком разговоре как-то сама собой возникла тема: а не вернуться ли к идее приглашения в Нескучный сад команды футболистов, семена упали на благодатную почву.

Постепенно идея выкристаллизовалась окончательно и осталось только оформить ее организационно. И вот тут-то началось!

Первоначальный вариант шестерки был таким: Слуцкий, Акинфеев, братья Березуцкие, Дзюба, Широков. Она была еще более цсковской, чем в итоге получилось, именно потому, что у армейцев имеется игровой опыт.



Но совершенно неожиданно стал отказываться Алексей Березуцкий. Что было крайне удивительно: я лично понимал, что у него есть все шансы стать лучшим знатоком игры, о чем говорил всем, кто спрашивал до эфира программы. А потом в эфире все так и получилось.

Леша отказывался не потому, что боялся – он не видел какой-то сверхидеи в подобной передаче. А играть только, чтобы засветиться – точно не о нем. И никакие уговоры не действовали – ни главного тренера клуба и сборной, ни мои. Слуцкий даже предлагал «пряники» в виде дополнительных выходных и еще каких-то бонусов – не помогало.

А без Леши не хотел играть брат, а без двух братьев – Дзюба, который и так, в принципе, соглашался на достаточно рисковый шаг: он-то вообще ни разу не брал в руки шашек.

Знаете, какой аргумент убедил будущего обладателя «Хрустального атома»? Тот, после которого я зауважал Алексея еще больше – нельзя бросать товарищей в тяжелой ситуации. Если уж позориться (в первоисточнике был другой глагол – тот, что Константин Зырянов употребил после приснопамятного матча с Израилем в 2007 году) – то всем вместе!

Когда мы все вздохнули с облегчением, отказался Роман Широков. Причины, как вы понимаете, были совсем не в плоскости «Что? Где? Когда?» и каких-то страхов, связанных с телеигрой. Роме в его профессиональной ситуации было совсем не до развлечений.

Но, кстати, я понимал, что сам факт приглашения Широкова в шестерку говорил о том, что во Францию он точно поедет – Слуцкий изначально был настроен брать в Нескучный сад только людей, попадавших в заявку на Евро. И когда за день до оглашения этой заявки пошла какая-то нездоровая волна «Широкова отцепили», я понимал, что те, кто ее поднял, просто не владеют информацией.

Но вернемся к «Что? Где? Когда?». Кем заменить Широкова? Да, выбор же огромный – в заявке-то не 5 футболистов, а 23. Ага, как же! Большинство из них уже жестко распланировали два дня между окончанием чемпионата России и началом сбора национальной команды – это был единственный шанс побыть с семьей накануне месячной (а я надеюсь – и больше) разлуки.

Отпадала одна кандидатура за другой. Кто-то уезжал, кто-то, если честно, просто не решился рискнуть, дабы не выставить себя на посмешище и без того любящей поиздеваться над футболистами публики. Но нашелся человек, который согласился сразу – Олег Иванов. Он в итоге и сел за стол.



Дальше встал вопрос о тренировках. Собрать четверых москвичей, питерца и грозненца вместе было нереально. Тем более, что шли финишные туры чемпионата России. Но хотя бы армейцев и возможно Дзюбу потренировать надо бы.

Мы договорились со Слуцким, что вернемся к этому вопросу на последней перед телепередачей неделе. Я не болею ни за один клуб в России, исполнительный директор программы «Что? Где? Когда?» Алена Карпич, отвечавшая за все оргмоменты, вообще до этого месяца не разбиралась в футболе, но как же мы с ней хотели того, чтобы чемпионская гонка завершилась в 29-м туре!

Увы, не сложилось. И сразу стало понятно, что ни о каких тренировках перед «Рубином» Слуцкий и слышать не захочет. Так и произошло – единственное, что нам с Аленой удалось – приехать на базу ЦСКА, чтобы утрясти вопросы рассадки, костюмов, гостей игроков и распорядка тренировок уже в день игры, 22 мая.
Первую назначили на 3 часа дня (была еще вторая – непосредственно перед игрой). И тут забастовал Дзюба. Его «Зенит» играл в субботу в Москве и все, казалось бы, складывалось удачно. Но после матча команда возвращалась в Питер на прощальный клубный ужин.

Освобождать от него Артема руководство «Зенита» отказалось категорически. И тот взвился: ну, не могу я лететь вечером в Питер, а уже утром обратно в Москву – даже не повидав толком семью! После долгих переговоров нашли компромисс – освободили Дзюбу от первой тренировки.

Но перед ней была еще одна засада: сами понимаете, как для команды, где две трети знатоков армейцы, был важен исход матча ЦСКА в Казани. Ведь в случае неудачи события вообще могли развернуться в любую сторону, несмотря даже на все сделанные анонсы!

Когда на 85-й минуте матча Ткачук бил в упор, сердце на мгновение остановилось не только у Леонида Слуцкого, о чем он рассказал потом в интервью. Думаю, вся телегруппа была в тот момент в предынкфартном состоянии. Игорь, сам того не подозревая, спас целый трудовой коллектив.
А когда я вышел на газон «Казань Арены», чтобы поздравить ликующих игроков и тренеров ЦСКА с победой, первый вопрос Слуцкого был таким:
- Ну что, Боря, ты наверное, переживал сегодня за исход матча, как никогда?

Он знал, о чем спрашивал.
Потом была еще одна ловушка – чемпионство-то надо отпраздновать и отпраздновать хорошо. Но стоит отдать должное нашим профессионалам – они и погулять до утра успели и на тренировку пришли бодрыми и ответственными.

Работа началась со скрипом, но постепенно игроки все более и более входили во вкус, тем более, что все замечания по ходу пьесы воспринимали мгновенно – чувствуется школа. Блистал Олег Иванов, выдавая одну правильную версию за другой. Правда, иногда делая это так тихо, что его не слышал капитан. К сожалению, потом, на игре, Олег неудачно ответил на первый вопрос и немного стушевался, так и не показав свой огромный потенциал.

А вот Леша Березуцкий на тренировке был малозаметен. Когда я его потом спросил, почему, он честно сказал, что если он сыграет с полным напряжением сейчас, то потом выпадет в осадок вечером. Зная, как он умеет играть на самом деле, я особо не беспокоился – как оказалось потом, небеспочвенно.
Тренировка была в самом разгаре, команда только-только набрала стремительный темп и тут раздался звонок. Слуцкий извинился, сказав, что это важно, и ответил. Ему что-то сказали в трубку и Леонид Викторович просто изменился в лице…

Так мы узнали о травме Дзагоева. Поначалу речь шла о сломанном втором пальце ноги и Березуцкие пытались успокоить своего тренера, сказав, что с такой травмой играть можно – через боль, но можно, они сами это проходили, причем не однажды. Но потом пришел окончательный диагноз…

Слуцкий был уже не здесь и мы прервались, объявив обеденный перерыв на полчаса раньше запланированного. Но надо отдать должное Леониду Викторовичу – к вечерней части «марлезонского балета» он собрался и на «прогоне» (фактически – генеральной репетиции, куда знатоков никогда не пускают, но в этот раз сделали исключение, ввиду того, что команде надо было наконец собраться вместе), капитанил уже так же четко, как в самой передаче.

Артем Дзюба приехал впритык. И сразу же начались взаимные подначки. Его поздравили с третьим местом, он в ответ вспомнил финал Кубка, где у ЦСКА не было шансов.

- Конечно, - тут же парировал Слуцкий – когда я увидел протокол и обнаружил, что тебя нет в составе, я сразу понял, что наши шансы резко упали.

После «прогона» мы еще собрались в отдельной комнате – команда требовала от меня продолжения тренировки. Да и кое-какие приемы надо было еще отшлифовать. Отыграли еще полтора десятка вопросов, Дзюба начинал понимать, куда он попал, хотя, конечно, Артему пришлось труднее всего – в передаче он играл практически «с листа».

Перед входом в Охотничий домик кто-то из шестерки, уже не помню кто, спросил, сильно ли я волнуюсь. Как будто не видел. А Слуцкий улыбнулся и добавил:

- Вот Боря сейчас на собственной шкуре поймет, что главный тренер чувствует на скамейке. А потом убедится в верности высказывания о том, что выигрывает команда, а проигрывает тренер.

Ну а остальное вы видели на Первом канале. Скажу только, что к концу игры зал переживал за сидящих за столом так, как давно уже не переживал ни за одну команду. Футболисты сумели расположить к себе абсолютно всех, многих при этом откровенно удивив.

Ну а тем, кто со своего дивана поспешил написать в соцсети о легких вопросах, могу сказать только одно: боюсь, многие из вас забудут даже собственное имя, сев за стол под камеры, передающие картинку нескольким миллионам человек. И уже как профессионал добавлю: у большинства начинающих в клубе команд вопросы обычно такие же, никаких поддавков не было. Но далеко не все эти команды свою первую игру выигрывают. Даже если имеют за плечами гораздо больший опыт игры в «Что? Где? Когда?».
В общем, браво Игорь, Леша, Вася, Олег, Артем и Леонид! Вы – настоящие мужики. А теперь – и настоящие знатоки!

Источник: http://www.sportfakt.ru/