Футбольные истории. Как журналист сделал сборную Бразилии чемпионом мира
Футбол

Футбольные истории. Как журналист сделал сборную Бразилии чемпионом мира

Судьба Жоао Салданьи уникальна. Человек, избравший своей специальностью футбольную журналистику, так далеко продвинулся по карьерной лестнице, что в один прекрасный момент занял пост главного тренера.


В Бразилии, как известно, в футбол не играют только инвалиды, да и то немногие. Жоао Алвеш Жобим Салданья родился 3 июля 1917 года в городке Алегрете и до 14 лет был как все, то есть подавал определенные надежды с точки зрения будущей карьеры футболиста. А потом взял и круто изменил свою судьбу: уехал в Рио, покинув дом отца-адвоката, увлекся марксистской теорией (кстати, свои убеждения Салданья пронес через всю жизнь, до самой смерти оставаясь членом коммунистической партии Бразилии) и погрузился в общественную жизнь. На футбол у него просто не осталось времени.

На игру в футбол, точнее. Для того чтобы заработать на кусок хлеба, Салданья ударился в журналистику. Он начал с газет, продолжил на радио и достиг в итоге телеэкрана. Критика в исполнении Салданьи была столь точной и предметной, что он сразу выделился из общего ряда, заработав прозвище, которое сопровождало его в течение всей жизни, - Joao Sem Medo (Бесстрашный Жоао).

***


Поворотным моментом карьеры Салданьи можно считать начало работы в клубе «Ботафого», куда он, уже сделав себе имя в журналистике, устроился, имея далеко идущие планы. Беспокойная натура, что тут скажешь…

Начал он с незначительной административной должности, а потом случилось так, что перед международным турне, сулившим клубной кассе хорошие барыши, неожиданно взбунтовался тренер команды Жениньо. Клубу пришлось в экстренном порядке принимать ответственное кадровое решение, и первым под руку попался именно Салданья.

Это поразительно, но под руководством «корреспондента» команда выступила прекрасно, его было решено оставить на тренерском мостике, а «Одинокая звезда» (прозвище «Ботафого») с ходу выиграла чемпионат штата – так называемую «Кариоку» образца 1957 года.

Внимание, вопрос: как непрофессиональный тренер со скромным стажем сумел «раскочегарить» команду, чего не удавалось его маститым коллегам?

Дело в том, что в конце 50-х годов прошлого века бразильский футбол страдал от засилья тактики. Тренеры верили в то, что успех команды зависит исключительно от умения грамотно расставить игроков и уповали на существование некой идеальной схемы. Салданья же, хотя и слыл серьезным аналитиком и футбольным интеллектуалом, сторонился корпоративной тренерской среды. Он всегда стоял особняком и ничем не походил на собратьев по ремеслу. Салданья был типичным романтиком своего времени.

Работая в «Ботафого», он четко осознал, что проблема бразильского футбола – не тактика, а психология. Чрезмерная тактическая накачка сковывала футболистов. Методы Салданьи заставляли игроков поверить в свои силы. Одно из главных его достижений в «Ботафого», например, - феноменальная игра Гарринчи, прорезавшаяся как раз благодаря тактической свободе, которую тренер подарил великому правому крайнему…



Эра Салданьи в «Фого» оказалась непродолжительной. В один не самый прекрасный день, сопротивляясь продаже ряда ведущих игроков, он ушел в отставку и вновь полностью посвятил себя журналистике. А спустя одиннадцать лет, в 1969 году, журналисту Салданье поступило совершенно невероятное, на первый взгляд, предложение: возглавить национальную сборную Бразилии после очередной отставки Айморе Морейры, которого Салданья нещадно критиковал.

Это был жесткий вызов, вызов всей жизни. И Салданья его принял.

Он начал с того, что указал на дверь всем, кто, с его точки зрения, паразитировал на сборной. Он положил конец практике бесконечных коммерческих турне. При нем сборная перестала быть «проходным двором»: основной состав наигрывался задолго до начала любого турнира, и каждый приглашенный в команду знал свою роль, ощущая себя при этом свободным в творческом отношении человеком.

В плане построения команды тренеру-журналисту также принадлежит несколько интересных идей. Так, например, он первым рискнул перевести центрфорварда «Крузейро», знаменитого голеадора Тостао, на левый фланг атаки. Именно Салданье удалось максимально эффективно использовать козыри уже не столь быстрого, как в молодые годы, Пеле. Король футбола играл у Жоао то острого центрфорварда, отвлекая на себя по нескольку защитников соперника, то оттягивался чуть назад и действовал из глубины.



Отборочный турнир к чемпионату мира 1970 года обновленная Бразилия прошла по-чемпионски – шесть побед в шести играх. Но Салданья был неудобен слишком многим футбольным чиновникам во главе с будущим президентом ФИФА Жоао Авеланжем, а политические (левацкие, стоит напомнить) его взгляды напрягали власти.

В общем, Салданья быстро разругался со всеми, кто имел привычку и возможность отдавать приказы. Даже с президентом Бразилии. Когда тот порекомендовал ему взять в сборную нападающего Дорвала, Салданья заметил, что не позволяет себе высказываться о формировании правительства и ждет от президента такой же сдержанности. А ведь Бразилия в те времена была далеко не самой демократической страной – Салданья, говорят, еще легко отделался: мог и в тюрьму угодить.

Буквально за пару месяцев до ЧМ-1970 тренер-журналист был отправлен в отставку, а Бразилия под руководством Марио Загало выиграла «Золотую Богиню». Многие считают сборную, созданную Салданьей, лучшей командой всех времен и народов.

***


После триумфа 1970 года, разделить который его не пригласили, Салданья снова занялся спортивной журналистикой, написав, в частности, книгу о коррупции («Подполье бразильского футбола»). К тренерской деятельности он больше не возвращался.

В 1990 году уже смертельно больной Жоао Салданья приехал в Италию на чемпионат мира, во время которого и остановилось его сердце. Он умер в Риме 12 июля, через четыре дня после финального матча Германия – Аргентина (1:0). Это был его 13-й чемпионат мира...

Источник: http://www.sportfakt.ru/