Добудет ли золото Сашка Беглец?
Остальные

Добудет ли золото Сашка Беглец?

В «Спортфакт» попал огромный архив газет первой половины XX века. Мы продолжаем знакомить вас с самыми интересными публикациями. Чтобы вы тоже убедились: как будто о современном спорте написано!


 

«Нет у революции конца», 30 апреля 1920 года



ДОБУДЕТ ЛИ ЗОЛОТО САШКА БЕГЛЕЦ?



«Золото! Только золото! Сейчас, когда страна окружена злобной стаей алчных империалистических хищников, когда взоры пролетариев всего мира с последней надеждой обращены на Москву и Петроград, когда любое лыко – в строку, не добыть золото – значит, предать священное дело революции, спустить в буржуазный клозет все наши грандиозные завоевания!».


Эти пламенные слова товарища Троцкого не покидали мой воспаленный мозг на протяжении всего пути в артель товарища Латыша. Немца по паспорту, русского душой. Именно ему партия и правительство поручили решение наиглавнейшей из существующих сегодня задач – добычу благородного металла, призванного поднять революционный дух масс на недосягаемые доселе высоты.


Товарищ Латыш был хмур и немногословен. Карт-бланш Совнаркома, позволяющий привлечь любого гражданина РСФСР для исполнения государственной задачи высшей категории важности, на деле оказался простой бумажкой. Один из самых ценных для экспедиции людей, проводник Сашка Беглец, оправдал свое прозвище, исчезнув как эксплуататорский утренний туман под лучами горячего пролетарского светила.


Комиссар артели, приближенное лицо товарища Радека, товарищ Красногоров бушевал почище, чем Деникин, беснующийся из-за постоянных поражений от Красной Армии. «Я его, гада, достану и сгною в Петропавловке, без права выезда!» - это самое цензурное, что можно было от него услышать.


И в самом деле: пропавший старатель – один из четырех человек, знающих, где именно нужно искать золотую жилу. Двое других – ох, как далече, они выполняют тайное задание товарища Троцкого по разложению североамериканских золотых приисков. Их не привлечешь. А третий, увы, отправлен на досрочную пенсию по распоряжению самого товарища Радека.


Что творилось в те дни с моими коллегами по журналистскому цеху! В бывшем «Желтом боевом листке», а ныне «Клещах революции» мнения разделились строго пополам: товарищ Звонаренко призывал найти и простить Сашку, а вот товарищ Патлатенков категорически осуждал Беглеца и требовал беспощадного революционного возмездия.


Зато двойственную позицию занял хитро…умный товарищ Многословер из многодневки «За советский газ!» - он явно ждал дальнейшего развития событий. А его новоявленный коллега товарищ Помойченко и вовсе предпочел отмолчаться – видимо, общение с руководством издания уже дает о себе знать.


И тут, когда казалось, что все пропало и экспедицию пора сворачивать, Сашка Беглец объявился! Явился, как ни в чем ни бывало, со своей всегдашней ухмылкой, с залихватским присвистом через выбитые зубы. Оказалось, он с целью попытать старательского счастья успел смотаться в лежащую через пролив Аляску. Но был не понят тамошним пролетариатом и недружелюбно воспринят акулами большого бизнеса.


- Не буду я с ним разговаривать, - такой была первая реакция гордого товарища Латыша. – Не нужен мне боец, бросающий отряд в самый сложный момент, когда на кону – судьба всей революции.


- Да что там церемониться – расстрелять гада и дело с концом! – еще больше кипятился товарищ Красногоров. – Не достоин он великого дела пролетарской победы! И семью сослать туда, куда Макар телят не гонял, а Макаров – шайбу.


Это я еще мягко речь его излагаю. Но свидетели рассказывают, что при той тираде комиссарской Сашка Беглец просто встал и ушел. Реакция на такую его гордыню предсказуема - уже поднят был по тревоге расстрельный взвод, а мы, корреспонденты, уже заточили перья, чтобы выдать на-гора заметки о единственно верном решении справедливого комиссара. Но тут-то и подоспела шифровка из столицы, из самого штаба революции.


Не знаю уж, кем она была подписана, но простые и ясные слова об ответе своими головами за недобычу золота для республики, отрезвили товарищей Латыша и Красногорова. Сашка, конечно, чудило, но без него-то куда?


А с самим Беглецом побеседовал его давний друг-бригадир. Обеспечивающий трудяге достойные заработки. Мол, куда ты Сашка денешься от выполнения революционной задачи? Себе же хуже сделаешь, если в несознанку уйдешь…


В общем, сели все заинтересованные лица, да и поговорили между собой. Не без пролетарского задору, само собой, но концессию составили и подписали. И теперь отправляются за вожделенным златом – ровно через неделю на месте будут.


Осталось только дождаться, добудут ли? Впрочем, о том, что будет, если оплошают, даже думать не хочется. Сколько буйных головушек полететь может…


Илья Малкин-Овечкин


Источник: http://www.sportfakt.ru/