Дмитрий Ярошенко: «Никакой психолог Гараничеву и Шипулину со стрельбой не поможет»
Биатлон

Дмитрий Ярошенко: «Никакой психолог Гараничеву и Шипулину со стрельбой не поможет»

Двукратный чемпион мира в составе сборной России в интервью «Спортфакту» подводит итоги только что завершившегося международного сезона


- Прежде, чем перейти непосредственно к биатлону, скажите: как там в Ханты-Мансийске с погодой?

- Погода замечательная. Минус три градуса.

- Но вчера из-за экстремального ветра пришлось отменить две последних гонки в календаре Кубка мира. И вообще шли какие-то жуткие новости, как из фильма-катастрофы…

- Да, в воскресенье ветер был очень сильный, штормовой. На стадионе даже упала осветительная мачта. Но сейчас все хорошо.

- В Хантах подобные климатические катаклизмы часто случаются?

- Если честно, я ничего подобного припомнить не могу (Ярошенко живет как раз в Ханты-Мансийске. – Прим. «Спортфакта»).

- А в городе не было никаких эксцессов? Несколько лет назад, когда ураган случился у нас, в Москве, тут и деревья по всему городу валило, и гаражи-ракушки туда-сюда летали…

- Да нет, у нас все нормально.

- Ну и слава богу. Тогда – к биатлону. Признаться, когда воскресные гонки отменили, я даже испытал некоторое облегчение – от того, что этот сезон, наконец, закончился. У вас такого не было?

- Все-таки нет. Я же сейчас просто наблюдатель. А вот у наших биатлонистов, думаю, ощущения были примерно как у вас.

- То есть, вам подобные чувства знакомы?

- Конечно. Когда у тебя сезон не получается, хочется поскорее его закончить и забыть – чтобы начать следующий с чистого листа. Перевернуть, так сказать, страницу.

- Главным разочарованием, конечно, стал чемпионат мира в Норвегии, где наша сборная впервые осталась вообще без медалей. Можете ли вы – пусть и как наблюдатель – выделить одну-две основных причины этого провала?

- Меньше всего сейчас хотелось бы кого-то критиковать, но... Чемпионат, конечно, неудачный. Однозначно. А причины… Видимо, какой-то промах в подготовке. Все же все видели. Значит, где-то просчитались.

- Когда мы с вами беседовали в середине ЧМ, то сошлись на том, что главная надежда сборной России – это мужская эстафета. Увы, шансов на медаль в ней нашу команду лишил штрафной круг Гараничева на втором этапе, после чего развернулась дискуссия. Одни говорили: Гараничев пятый сезон подряд провалил эстафету на главном старте года. Другие возражали: а как его можно было не поставить, если до эстафеты он был лучшим? Какая из двух позиций вам ближе?

- Точно вторая. Он на сто процентов заслужил место в этой эстафете. Еще учтите, что до чемпионата мира Гараничев в этом сезоне постоянно бегал эстафеты, и все было хорошо. Несколько раз выигрывали. А вот в Норвегии… Видимо, Женя как-то себя накручивал, в том числе – уже на рубеже, когда никак не мог добить эту последнюю мишень. Но не поставить его в состав… Как можно не ставить парня, если он лучший? Спортивный принцип должен присутствовать и в данном случае упрекать тренеров, по-моему, нельзя.

- То есть вы согласны с тем, что случай с Гараничевым в мужской эстафете и случай с Шумиловой, провалившей первый этап в эстафете смешанной, - это принципиально разные истории?

- Их даже сравнивать нельзя! Вот если бы у нас в мужской команде было человек шесть, один лучше другого – тогда да. Скажем, попади сразу несколько наших в первую десятку в спринте, тренерам перед эстафетой, конечно, пришлось бы поломать голову. А так в этой десятке от России был только один – и именно Гараничев.

- Выходит, тренерам пришлось ломать голову скорее над тем, кого ставить в эстафету вместе с Гараничевым и Шипулиным… Хотя в принципе считается – и не без оснований - что наша мужская сборная сильнее женской и там за спинами лидеров хватает перспективных парней. К сожалению, на чемпионате мира их особо не было видно.

- Во-первых, на чемпионате мира меньше квота, чем на Кубке – только по четыре человека от страны…

- Тем не менее, из биатлонистов, которых наши привезли в Норвегию, там стартовали все, кроме Елисеева. И никто ничего толком не добился.

- Чтобы впервые приехать на чемпионат мира и сразу прорваться в десятку, в медали – такое редко бывает. Надо вкататься, освоиться, привыкнуть.

- К чему?

- Например, к тому, что тебя показывают по телевизору. Да-да, на всю страну! Через этот барьер все проходят. Кто-то быстрее, кто-то медленнее, но в любом случае преодолеть его не так-то просто.

- Вы в свое время тоже его преодолевали?

- А как же? Целый сезон мучился. Ты не привык, что все за тобой следят, и, если гонка не получается, начинаешься заниматься самоедством. Думаешь не только о том, почему плохо пробежал, а еще и о другом. Мол, представлял страну, всех подвел – и так далее.

- Типа расстроил людей.

- Да! И своих родных, и просто болельщиков, которые смотрели гонку и переживали. С непривычки такие мысли сильно давят. Это публичность, к которой привыкаешь только постепенно. Со временем доходит, что у тебя просто такая работа – и уже поспокойнее относишься. В общем, чистая психология.

- Кстати, о психологии. Вы сами высказали версию о «самонакручивании» Гараничева по поводу его эстафетной стрельбы. Также на чемпионате мира вновь вылезли проблемы с последним выстрелом у Шипулина. Сейчас много рассуждают, что им нужна помощь профессионального психолога. Хотя, я, исходя из своего опыта в другом виде спорта – в баскетболе, где тоже очень много зависит от меткости в экстремальных условиях, - сильно сомневаюсь, что в подобных случаях спортсмену может помочь кто-либо кроме его самого.

- Конечно никто не поможет. Без вопросов. Я уверен: никакой психолог не может залезть тебе в голову. Он, что, скажет какое-то волшебное слово – и человек сразу начнет все попадать? Что-то я сильно сомневаюсь. И потом вы учтите: спортсмен, он ведь прекрасно знает, что и как ему надо делать на огневом рубеже. Это же не какая-то сложная и новая ситуация в жизни, в личных отношениях. Это хорошо знакомая, привычная работа.

- Все последние годы российский биатлон выигрывает не там и не тогда, когда нужно. На этапе Кубка мира в Антерсельве в конце января – из года в год сплошные медали. А в марте на чемпионате мира – все хуже и хуже. И это же не первый год продолжается. Что-то явно не так – но что именно?

- Конкуренция очень высокая. Все хотят медали, все хотят золото.

- Зато золото по юниорам мы берем постоянно. Кубок IBU у нас вообще чуть ли не прописался. А стоит молодым или запасным показаться в первой сборной – ничего не получается. Может, в начале карьеры наших биатлонистов не совсем тому учат?

- Кубок мира и все, что до него, - это совершенно разные уровни. Выиграть гонку Кубка IBU - примерно как 10-е место на Кубке мира. А то и ниже. Плюс учтите, что у нас очень большая команда, много народу. И второй состав, и третий – у многих стран, кстати, этого нет. Соответственно, если попробовали кого-то одного, и у него не получилось, то в следующий раз часто пробуют другого.

- Есть ли какие-то вещи, которым, если в молодом возрасте не научишь, - потом бесполезно учить? Ну, или очень трудно…

- Вы учтите, что юниорский возраст – он не такой уж маленький. В мои годы было до 20 лет, сейчас уже до 22-х – это уже вполне зрелые ребята. Основные навыки все-таки закладываются раньше. В 12, в 14, в 15. С другой стороны, потом надо еще заматереть. И часто получается так, что многие действительно раскрываются в более позднем возрасте. Скажем, лет в 25.

- Так чему можно научиться в биатлоне в 25?

- Прежде всего той психологии, о которой мы с вами уже говорили. Ты становишься опытнее, мудрее, спокойнее. Начинаешь по-другому относиться и к результатам, и к тренировкам. Ну и результаты, если они есть, тоже добавляют уверенности.

- Сейчас, после неудачного сезона, наверняка будут какие-то кадровые перемены. И в тренерском штабе сборной, и, возможно, в СБР. Только все это мы уже проходили, а результат – не менялся. Может, консерватория, в которой надо что-то подправить, находится где-то в другом месте?

- Не знаю… На мой взгляд, тренеры мужской сборной – грамотные. Да и женские тоже. Ну а если будут менять… Поменяют, значит поменяют. Мужская команда у нас хорошая, перспективная. Хотя чемпионат мира, конечно, не сложился.

- В прошлый раз вы говорили, что Мартен Фуркад, выиграв в Норвегии первые три золота, захочет взять вообще все и стать абсолютным чемпионом мира. И он был близок к этому – если бы на последних метрах масс-старта его не обошел бы Йоханнес Бе. Скажите, когда француз и норвежец шли на финиш, вы за кого болели?

- За Бе.

- Значит, надоел вам Фуркад своими победами?

- Да почему «надоел»?! Просто я всегда за борьбу, за интерес. А когда один все выигрывает… При том, что Фуркад – он же тоже не робот. В общем, я надеялся что Бе сможет навязать французу сопротивление, и не ошибся – норвежец выиграл. А у Фуркада золота и так достаточно.

Источник: http://www.sportfakt.ru/