Денис Панкратов: "Руководство страны разочаровано, в Минспорта паникуют"
Рубрики

Денис Панкратов: "Руководство страны разочаровано, в Минспорта паникуют"

Двукратный олимпийский чемпион Атланты-1996 размышляет о ситуации в нашем спорте после публикации доклада Макларена.

Второй вариант доклада канадского профессора Ричарда Макларена появился на свет полторы недели назад, и пока налицо явный дисбаланс: множество откликов из-за рубежа и почти полное отсутствие комментариев представителей российской власти - как официальной, так и со стороны руководителей общественных спортивных организаций. Это вызывает очевидное недовольство широкой публики: власть обвиняют в бездействии и в отсутствии оперативной реакции на разоблачительные факты, содержащиеся в докладе.

Но лично мне представляется, что критика эта далеко не всегда справедлива. Макларен работал в обстановке секретности, а его отчет, помимо пространных обвинений в адрес России, содержит огромное количество неоднородных и, главное, неоднозначных документов. От официальных властей ждут быстрой «официальной» же реакции. Но она невозможна без тщательного анализа материалов, проработки планов защиты и возможных последствий, а также консультаций - если не с противоборствующей стороной, то хотя бы с нейтральными силами, способными повлиять на развитие ситуации.

Быстро все это не делается, даже с учетом бессонных ночей, а они, поверьте, были. И напряженные дискуссии были. Работа, пусть она постороннему глазу и не видна, в самом разгаре.

Хотел бы объяснить, кого я в данном случае включаю в понятие «власть». Всех этих людей можно условно разделить на четыре категории.

Во-первых, это руководство страны. Тут отношение к произошедшему разочарованно-брезгливое: годы пропаганды спорта и миллиарды рублей, потраченных государством на его развитие, оказались, по большому счету, выброшенными впустую. К тому же в данный момент страна стоит на рельсах госпрограмм, где спорт как часть здорового образа жизни является очень важным фактором. И что же теперь? Все пошло прахом?

У части руководства велики опасения, что в глазах электората оно дискредитировано и что выбранный им курс на развитие спорта был неверным. При этом у оппозиции появился еще один повод пнуть существующую власть. Поди теперь докажи, что никаких «государственных программ», цель которых - безнравственное использование допинга, не было и в помине!

Самые страшные последствия могут иметь место в том случае, если эти принимающие решение люди плюнут, «признают ошибки» и развернут корабль на другой курс. И это в тот самый момент, когда ситуация медленно, но двинулась в сторону оздоровления нации. Народные деньги (это понимают все, кто в теме) потрачены не зря, и программы нужно продолжать, чтобы не допустить разрушения системы как детского, так и профессионального спорта,  сокращения подготовки и переобучения специалистов. И, конечно, нельзя сворачивать программы строительства и модернизации спортивных объектов спорта.

Мой совет всем тем, кого я отнес к первой категории, – терпеть. Хочу верить, что вас не сломит жесточайшая критика, которая сейчас раздается как из-за рубежа, так и в стране. Аккуратные и взвешенные изменения, безусловно, нужны, но резкая смена курса будет для нашего спорта и для здоровья россиян убийственной.

Теперь категория номер два - чиновники Минспорта. У них отношение к докладу Макларена боязливое, аж до паники. В «систему», о которой трубят наши зарубежные «партнеры», я, как уже говорил, не верю. Но при этом отдаю себе отчет в том, что фальсификации, безусловно, имели место, а главное,  налицо недостаточный контроль и профилактика, это очевидно и без особых доказательств. Причем, с одной стороны, виновных вроде бы много, а с другой - ни у министерства, ни у Центра сборных команд нет, представьте, ни в уставах, ни в положениях обязательств вести борьбу с допингом. Как это получилось – другой вопрос. Но получается, что по-хорошему наказывать некого и не за что.

Тем не менее, все понимают, что оргвыводы неизбежны, да и засветившихся в этой истории достаточно. В кои-то веки наши чиновники проявили инициативу, выходящую за рамки их полномочий, попытались заполнить вакуум системы, а вышло - как в анекдоте… Именно поэтому я в систему и не верю: просто потому, что эти самые чиновники не могут быстро ориентироваться и принимать решения в таком подвижном, многоцелевом и многоголовом организме, как антидопинг. Для этого нужен большой и профессиональный аппарат, по численности сопоставимый с численностью основного персонала министерства и ЦСП вместе взятых, тайные лаборатории, базы и НИИ, руководимые опытными и знающими специалистами.

А вот преступный сговор и махинации - это как раз наш уровень. Но нарушения точно были, так что и наказание неизбежно. В свете размытых обвинений персонализация наказуемых слабая. А значит, под ударом могут быть многие.

Какими могут быть последствия? Ну, самое первое, это, конечно, увольнение части спецов, что само по себе чревато дополнительными разоблачениями. Плюс разрушение рабочих связей с федерациями и сборными, что привнесет дополнительные сложности и недопонимание, а как следствие - и меньший контроль.

Совет прежний – терпеть. Разбираться. Анализировать собранные Маклареном документы и готовить предложения по усовершенствованию системы взаимодействия с федерациями и контроля за сборными командами. А также разработать государственную программу не только пропаганды, но и противодействия использованию допинга на уровне подготовки резерва сборных команд.

Категория номер три - региональные чиновники. У них сейчас ярко выраженная выжидательная позиция. Виновных здесь вряд ли будут искать, но на кону региональные бюджеты на спорт, скудные, но по местным меркам вполне ощутимые, а для ДЮСШ, УОР, ШВСМ и ЦСП – жизненно важные. При малейшей команде или даже намеке на изменение курса деньги из этих организаций будут мгновенно переправлены по другим направлениям. И хорошо, если на физкультуру, но скорее всего - на другие направления соцразвития регионов, где, безусловно, эти средства окажутся не лишними.

Совет – сохраняйте мудрость. Все социальные направления важны и благородны, но любое перераспределение денег должно происходить вдумчиво. Тем более что на кону уже потраченные ресурсы.

И, наконец, категория номер четыре. Общественные организации – ОКР и национальные спортивные федерации. Сейчас именно здесь идет наиболее интенсивная работа. Причем двусторонняя: ведется анализ полученной информации и консультации с зарубежными партнерами, чтобы смягчить последствия. Здесь практически не возможны кадровые потери, так как даже в докладе Макларена к ОКР и федерациям нет претензий. Плюс маловероятен сценарий госнаказания по итогам всей этой истории, так как общественные организации де-юре должны быть свободны от госвлияния.

В этих организациях сейчас, на мой взгляд, наиболее спокойная, рабочая, профессиональная атмосфера. Кстати, по закону федерации и должны вести непримиримую борьбу с допингом.

Хочется пожелать общественникам побольше профессионализма. Именно они могут свести ущерб от всех нынешних обвинений к минимуму. И вернуть уважение к нашим победам и достижениям.

Денис Панкратов


Чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь:

Вход через соцсети: