Денис Панкратов: о "смертельно больных" и "абсолютно здоровых"
Остальные

Денис Панкратов: о "смертельно больных" и "абсолютно здоровых"

Новый материал двукратного олимпийского чемпиона Атланты-1996.
Денис Панкратов. Фото: google.com
Денис Панкратов. Фото: google.com


Первым делом напомню: в моем предыдущем комментарии, который был опубликован "Спортфактом" 30 сентября, шла речь о хакерах, взломавших сайт ВАДА, и терапевтических исключениях, позволяющих использовать запрещенные вещества по медицинским показаниям. Сегодня продолжу эту тему, но хотел бы посмотреть на проблему под другим углом.

После того как хакеры обнародовали фамилий довольно известных спортсменов, в том числе и олимпийских чемпионов, употреблявших запрещенные средства с разрешения проверяющих, многие - прежде всего в России, а также в некоторых других восточноевропейских странах, ожидали от фигурантов покаянных выступлений. Но не тут-то было. Не только извинений не последовало, но даже поднялась волна по защите «героических людей, превозмогающих недуги».

Боюсь, мы никогда не поймем друг друга. В том числе и потому, что у нас разные понятия о героизме, уважении и корпоративной солидарности.

Сразу скажу, что лично у меня к «уличенным» претензий нет. Они действовали в рамках правил. Применение запрещенных препаратов было заранее согласовано, и я очень надеюсь, что оно было необходимо.

Но нужно понимать, насколько у нас и "у них" велика разница в воспитании и в мироощущении.

У нас - в нашей цивилизации - в особой цене поступки и свершения, а не разговоры о трудностях и препятствиях. Лейтмотивом нашего понимания героизма можно считать фразу из кинофильма «В бой идут одни старики», где одного из главных героев просят выступить, а он отвечает: «Я говорить не умею, я лучше в бою скажу». Таких людей у нас всегда ценили, любили и стремились быть на них похожими. Не зря популярны поговорки «Меньше слов – больше дела», «Трепаться - не мешки ворочать» и т. д.

Кому в наших краях чаще всего ставят памятники - самые почитаемые и, бесспорно, заслуженные? Правильно – Неизвестным солдатам. Тем, кто не искал славы, не ныл о невозможности сделать то, что от них требовали, но когда стало нужно, отдал самое дорогое, что было, – жизнь.

А как вам целое поколение мальчишек, которые приписывали себе лишние годы и уходили добровольцами на фронт, - причем если в первые месяцы Великой Отечественной это можно было списать на эмоциональный порыв и незнание ужасов войны, то добровольцы 1942-го и последующих лет вполне отдавали себе отчет в том, на что идут.

Именно на этих примерах воспитывались поколения наших чемпионов.

Хорошо помню: когда перед началом Олимпиады в Атланте встал вопрос о том, кто должен нести флаг страны. Мы недоумевали: что здесь решать? Конечно, Карелин! Мало кто знал, что у Сан Саныча травма грудной мышцы, но все равно он нес флаг - как и подобает. На вытянутой руке, а не на поясе.

Или же боксер Александр Лебзяк. В том же 1996-м он не ныл, узнав от врачей, что в первом же олимпийском бою у него случился разрыв легкого, причем повторный, а принялся анализировать, как ему в такой ситуации вести следующий поединок.

Тогда как штангист Алексей Петров в 2000-м, на Играх в Сиднее, в одном из подходов вывернул локоть, а спустя всего три минуты вышел на решающую попытку.

В каждом виде спорта масса таких историй. Я их долго могу рассказывать.

Не готов обсуждать принципы воспитания в другой цивилизации, западной, я ее иногда называю "цивилизацией юристов", но они явно отличаются от наших, российских. Во всяком случае, наши спортсмены пытаются скрыть свои недуги и недомогания, в то время как их партнеры нередко выставляют свои болячки напоказ. Делается это из двух соображений.

Во-первых, это способ создать красивую story о преодолении себя, попытка привлечь к себе внимание и прочая шелуха, позволяющая поднять ценность твоего достижения и, как следствие, монетизировать его. Тут лучший пример, конечно, Лэнс Армстронг. И этот пример я привел не потому, что впоследствии американца постиг конфуз, а потому, что действительно восхищаюсь теми, кто способен победить онкологию и, более того, вернуться в спорт, да еще и побеждать. Даже при условии фатальной концовки Армстронг для меня - пример невероятной воли и беспредельных человеческих возможностей. Без шуток.

Вторая цель «нытика» - это попытка уйти от психологической травмы в случае поражения. Нет ничего страшнее в спорте, чем фиаско после многолетнего самопожертвования, и когда спортсмен до старта объявляет о болезни, травме, физическом недуге, психологическом дискомфорте и т.д., это страховка на случай неудачи.

С этим приемом большинство спортсменов знакомы с детства и много раз им пользовались. Я и сам грешен. Должен признаться: все мое спортивное детство проходило под знаком нытья. Хорошо помню, как на юношеских турнирах перед финалом, вместо того чтобы настраиваться на предстоящий заплыв, каждый изливал душу рядом сидящему. Рассказывал о том, как повлияли на его подготовку многочисленные болезни и перебои в тренировочном процессе. Это делалось с двумя целями: сохранить свою психику в случае неудачи и, самое главное, расслабить соперника: пусть он поверит в легкую победу, пусть он уже представляет себя на пьедестале, а потом, на самой дистанции, получив минимальный отпор, быстро потеряет способность к сопротивлению…

Тогда же, в детстве, мы любили выливать все свои сомнения на голову тренеру, косвенно обвиняя его в том, что он не сумел подвести нас к старту… Ох, и живодерские это были методы! Апофеозом моих личных "достижений" в этой области стал микроинфаркт моего тренера во время олимпийского финала в Атланте. При этом все соперники, хотя бы раз поговорившие со мной перед олимпийскими стартами, до сих пор считают меня законченной сволочью или, в лучшем случае, лгуном.

Но (и это важнейшее "но"): наши тренеры успели вдолбить нам определенную норму поведения: пресса и официальные лица не должны иметь ко всем этим историям никакого отношения. Во-первых, не нужно выносить сор из избы, а во-вторых, и это главное, НЕЛЬЗЯ ВОРОВАТЬ ПОБЕДУ! Потому что если проигравший находит оправдание своему поражению в каких-то внешних факторах, то победитель выглядит глупо, а победа его становится вроде бы не совсем заслуженной.

Поколения тренеров учили наших спортсменов простой истине: проиграл – заткнись, поздравь победителя и иди работать дальше, это не твой праздник, и не надо портить его другим.

Давно пришел к мысли, что "у них" этому не учат. Наоборот.

Когда-то я ощутил это на своей шкуре - в финале Игр в Атланте на 200 метров баттерфляем. Это был самый сложный день в моей жизни. Мой двадцатилетний труд наконец-то увенчался олимпийским золотом, и я готов был поделиться этой радостью со всем миром. Но на пресс-конференции первым делом выяснилось, что два призера в моей дисциплине - смертельно больные люди, которым врачи настоятельно рекомендовали не увлекаться физическими упражнениями (ничего не напоминает?).

Я в тот момент взглянул на свой шрам на руке и вспомнил о травме, которая могла привести к инвалидности, с удовольствием отметил, что трахеобронхит сегодня не так уж сильно меня тиранит, да и четыре межпозвоночные грыжи ласково напомнили о себе легкой болью. И выпалил: "Я здоров как никогда, моя тренировочная жизнь была самой легкой на свете, и победа моя скорее всего случайна!" Встал и ушел.

Это была моя самая короткая пресс-конференция. А что еще я мог сказать на фоне этого невероятного нытья?

Кстати, один из тех смертельно больных через четыре года стал олимпийским чемпионом…

Денис Панкратов

Источник: http://www.sportfakt.ru/