Денис Панкратов: "Бедный Фелпс!"
Остальные

Денис Панкратов: "Бедный Фелпс!"

Двукратный олимпийский чемпион размышляет о том, завидует ли он двадцатитрехкратному.


О Майкле Фелпсе я уже писал в "Спортфакте", но это было до начала Игр в Рио, и тогда он был 18-кратным олимпийским чемпионом. А теперь у него 23 золотые медали. Плюс пять.

Еще после того, как Майкл победил на дистанции 200 метров баттерфляем (а я ее когда-то тоже выигрывал), ко мне принялись во множестве подходить коллеги-журналисты и с озорным блеском в глазах спрашивать, не завидую ли я успеху американца. Психологи утверждают, что первый ответ - на уровне подсознания - самый верный. Так вот  я, не задумываясь, отвечал «нет».

Но вопрос мне задавали слишком часто, мой короткий ответ явно никого не удовлетворял, коллеги требовали разъяснений. И я задумался.

В 1996 году я выиграл два золота. Само по себе победить - это прикольно. В любом случае я к этому стремился - и пусть и не сильно, но немного расстроился, когда нам не удалось выиграть эстафету. Не скрою, через четыре года я хотел выиграть и Олимпиаду в Сиднее и все для этого делал, но - не сумел. Хотя и нашел потом оправдания, нашел положительные моменты в своем последнем выступлении. И с неповрежденным самолюбием отправился на покой.

С точки зрения коллекционирования медалей, с точки зрения честолюбия и желания подольше оставаться на слуху у специалистов, присутствия во всевозможных справочниках и рейтингах, любой спортсмен хочет максимального результата. Но то ли у каждого поколения спортсменов есть предел мечтаний, то ли это касалось меня лично, но мои самые смелые фантазии не распространялись далее четырех золотых наград. Наверное, потому, что передо мной был пример двух Владимира Сальникова и  Александра Попова, и я хотел дополнить этот список четырехкратных. Искренне радовался за Казуки Катаджиму и Яну Клочкову, которым покорился такой же результат. Причем мне хотелось именно личных четырех, без эстафет, чтобы были моими до последнего грамма.

Наверное, поэтому меня оставляли равнодушными достижения Яна Торпа и Мэтта Бионди. Какое-то время не трогали и достижения Фелпса. Но после того, как Майкл перевалил за 10 личных, мне стало понятно, что он с другой планеты и мерить его успех достижениями простых смертных бессмысленно.

Кстати, когда он объявил о завершении карьеры после Лондона, я не поверил. Знал, что Майкл вернется, но не верил, что сможет восстановиться до уровня лидеров. Понимал, что эстафеты он точно заберет, но то, что Фелпс сможет победить на 200 баттерфляем и, самое удивительное, выиграть 200 метров комплексом с преимуществом в две секунды…

В общем, я восхищаюсь, но не завидую. Нельзя завидовать небожителю, я привык желать и мечтать о чем-то осязаемом… А 23 золотых - это как насмешка над всей историей олимпизма.

И еще. Когда я выиграл два золота, то ждал какого-то мгновенного эффекта, встречи с неизвестной мне другой жизнью, иных внутренних ощущений - но ничего этого не было. Зато было награждение президентом (я получил одну из высших государственных наград), потом - пожизненная стипендия, звание почетного гражданина города и т.д. Но это было не то, ради чего я работал, поэтому и относился к этому, как к чему-то очень приятному, но не необходимому и даже не совсем заслуженному. Я не мог взять в толк, почему вместе со мной награждают (причем даже менее значимыми наградами) военных, ведь эти люди рисковали жизнью, а я?

Еще я столкнулся с людьми на улице, которые меня узнавали и благодарили. Это было ошеломительно. Я даже и представить не мог, что это имеет такое значение. Из их слов получалось, что будто бы вся страна за меня болела, и по спине побежал холодок. А если бы проиграл - сколько человек расстроилось бы? Хорошо, что я этого не знал. Когда готовился к старту, то представлял себе маленький мирок своих знакомых и родных, и то мне было страшно их подвести, а здесь миллионы соотечественников!

А теперь представьте ответственность Фелпса. Может, он и не осознавал такую нагрузку. Может, он умеет абстрагироваться от этого ажиотажа. Но ведь всегда есть люди, которые тебя обязательно и абсолютно не понимают - как правило, это ближайшие родственники с их, как им кажется, такими милыми сообщениями: мол, "тетя Дженнифер, та что живет на Аляске, очень за тебя переживает, и вся ее деревня будет за тебя болеть у единственного телевизора в округе".

Это больше всего отвлекает и мешает. А еще есть жена, которой кажется, что самое главное, чтобы ты на награждении обязательно подошел и поцеловал сына, "потому что я ему вчера новую шапочку купила, и мы в ней еще не были на трибунах». И в команде всегда найдется «доброжелатель», который уверен, что именно его напутствие должно тебе помочь. И весь этот ужас на фоне всемирного внимания к каждому твоему шагу! Все хотят знать, что тебе снилось, что ты ел, с какой ноги ты встаешь и что делаешь в первую очередь, -и так до бесконечности… Зависть - это желание быть на «его» месте. Так вот я не хотел бы оказаться на месте Майкла.

А теперь самое противное - журналисты! Более неприятных существ в жизни спортсмена придумать невозможно. Сама по себе профессия подразумевает умение выделиться и запомниться, задать самый необычный вопрос и снять тебя в самом неожиданном виде.

Журналисты, пытающиеся быть хорошими и входящие в положение спортсмена, который или устал, или в плохом настроении, или просто не расположен говорить, неминуемо лишают себя материала и доверия начальства. И, наоборот, язвы и мерзавцы, способные вымотать тебе душу, развести на эмоции, заставить ответить что-то грубое или довести до слез, – в особой цене! Их все больше!! Они все злее!!! И если я на своей шкуре почувствовал уколы таких личностей, то представляю, какая броня должна быть у Майкла.

Я видел, как его буквально тащат сквозь ряды журналистов, каждый из которых не просто хотел бы эксклюзива, нет, каждый готов висеть у тебя на одежде, цепляться за волосы, выхватить у тебя аккредитацию, но чтоб ты ответил на его, как ему кажется, очень умный вопрос. Нет… Этого я и врагу не пожелаю.

Есть еще одна часть жизни чемпиона: его мнение начинает быть важным. Например, мои две медали помогают мне открывать очень многие двери и решать вопросы, которые простому смертному не под силу. Я был востребован во время выборов и в качестве почетного гостя на различных мероприятиях для произведения большего эффекта и значимости происходящего, я в конце концов был приглашен на работу в министерство. Я знаком с многими из тех, кто занимает ответственные посты, и, как следствие, мог оказывать влияние на их отношение к происходящему и даже на принимаемые госрешения. Это очень поднимает тебя в собственных глазах - и в то же время налагает ответственность, ведь любое решение, если оно непродуманное, оборачивается проклятиями целых пластов людей.

Теперь представьте Майкла с его всемирной известностью. Фелпс - это человек, поручкаться с которым не против и Папа Римский, и Далай-лама, руководитель любой страны хотел бы принять такого гостя у себя под прицелами телекамер. Если Майкл задастся целью, то, думаю, ему и на Генеральной ассамблее ООН дадут выступить, не говоря о том, что любой президент США мечтал бы получить его в свою предвыборную кампанию, пусть и молчаливым истуканом, ведь президенты на время, а Майкл навсегда.

Даже страшно, какого масштаба вопросы способен решать паренек из захолустного Балтимора, всю жизнь проведший в бассейне. Страшно и то, сколько людей желают воспользоваться его положением в своих корыстных целях и какого рода мошенники нацелились на его персону.

Нет, я точно не завидую Майклу. А дописывая эту статью, уже понимаю, что еще ему и немного сочувствую, ведь он хотел просто плавать и побеждать, много и красиво, и достиг в этом небывалых высот, а все остальное - необходимая, сложная, опасная, противная, утомительная и сбивающая с толку мишура, которая мешает ему наслаждаться своей талантливой жизнью.

Бедный Майкл. Удачи тебе!

Источник: http://www.sportfakt.ru/