Черчесов и минное поле
Футбол

Черчесов и минное поле

Обозреватель «Спортфакта» Борис Левин – о назначении нового главного тренера сборной России.
«Расстрельные» должности бывают двух видов. Одни становятся таковыми по умыслу работодателя. Руководитель изначально нанимает человека на время, с тем, чтобы он помог в решении какой-то задачи, а потом оказался виновным во всех допущенных ошибках.

Второй случай гораздо сложнее. Это должности, в самой основе которых заложена некая системная ошибка: то ли неправильный подбор кадров, то ли недочеты в технологии, то ли неорганизованный рабочий процесс. В таких случаях руководство, как правило, не знает точно, как решить проблему, и приглашает сотрудника, берущегося это сделать. Иногда получается, чаще нет.

Пост тренера футбольной сборной России совершенно явно относится ко второй категории. Сколько уже специалистов сгорело здесь в лучах медийных прожекторов, с удовольствием выхватывающих очередной позор национальной команды.

И глядя сегодня на пресс-конференцию Станислава Черчесова, с энтузиазмом отвечавшего на вопросы многочисленных журналистов после объявления о его назначении, так и подмывало задать вопрос: а понимает ли он, на какое минное поле вступил?

Наверное, умом понимает. Не может не понимать. Но в душе все равно верит, что справится. Не верить, конечно, нельзя – иначе согласие возглавить сборную становится бессмысленным. Но я прекрасно помню, как оптимистичен был Леонид Слуцкий в августе прошлого года. Надо ли напоминать, чем все закончилось в июне нынешнего?

В общем, работка Черчесову предстоит адовая. И хочется верить, что все произойдет по Маяковскому: она будет сделана и делается уже. Однако без помощи всех заинтересованных лиц – тренеров клубов, функционеров, болельщиков, журналистов – на успех даже не стоит надеяться.

У всех в эти дни были свои приоритетные кандидатуры на освободившийся после чемпионата Европы пост. Многие, включая президента РФС Виталия Мутко, хотели видеть там Курбана Бердыева, считая, что только он с его подходом сможет выжать воду из нашего корявого футбольного камня.

Другие считали, что для успеха в домашнем чемпионате нужен не неофит, а человек, прошедший уже со сборной огонь, воду и медные трубы, а потому знающий правильный алгоритм действий. К таковым относились Александр Бородюк и Сергей Семак, но поскольку тренерского опыта у первого больше, он виделся более оптимальной кандидатурой.

Но выбор состоялся. И тренер у сборной уже есть. Теперь, кто бы как ни относился к Черчесову персонально, его надо воспринимать, как человека отвечающего за национальную команду. Которая у нас одна. И, если она небезразлична, стоит сплотиться вокруг нового тренера и поменять атмосферу травли и злорадного ожидания неудач на что-то более конструктивное – поддержку и понимание, например. Ведь если мы себя не полюбим, никто нас не полюбит.

На пресс-конференции после исполкома РФС, где он получил высокий пост, Станислав Саламович был оптимистичен и внятен в формулировках, обещая работать «с достоинством и улыбкой».

Станислав Чересов будет работать в сборной России "с достоинством и улыбкой". Фото: Twitter
Станислав Чересов будет работать в сборной России "с достоинством и улыбкой". Фото: Twitter


Он объявил, кто будет ему помогать (здесь не было неожиданностей – Ромащенко, Стауче и Паников),  рассказал, что о задачах на домашний чемпионат мира говорить рано (сначала надо сделать команду), подтвердил, что очень желает конструктивного сотрудничества со всеми клубными тренерами.

Несколько вопросов было задано об игроках. По Мамаеву и Кокорину новый главный тренер сказал буквально следующее: «А что было с Мамаевым и Кокориным? Шампанское? Не худший вариант! Но если серьезно, то надо этот вопрос оценивать спокойно, без эмоций. Знаю, как облупленного Кокорина, общался однажды с Мамаевым – хорошее впечатление произвел. Футболисты умные люди, а потому делают выводы. Я никого вычеркивать не собираюсь. Все будет решать уровень их готовности».

Еще более правильные слова были произнесены о натурализованных игроках: «К этой проблеме я отношусь спокойно. Просить игрока принять гражданство, значит показать, что мы ему должны. И ставить потом в состав. Это неправильно. Моя позиция такова: если кто-то хочет играть за Россию, ему нужно принять наше гражданство и стать в ряд кандидатов. Будет чем-то выделяться в этом ряду – возьмем в команду».

Но Кокорин с Мамаевым и бывшие легионеры – абстрактная для нового главного тренера история. А вот о том, позовет ли он в сборную Игоря Денисова, никто у Станислава Саламовича не спросил. В то время, как здесь кроется едва ли не главный для него вызов.

Имею в виду не конкретно нашего лучшего опорного полузащитника, а проблему взаимоотношений со строптивыми игроками в принципе. Их, строптивых, в сборной всегда хватало, а рычагов управления у тренера здесь гораздо меньше, чем в клубе.

Это в «Динамо», «Легии» или «Спартаке» можно наказать футболиста рублем, отправить в дубль, выставить на трансфер, попросив или потребовав у руководства клуба купить на его позицию другого человека. В сборной ничего этого не сделаешь – либо ты работаешь с недовольным, либо отказываешься от него. Беда только в том, что отказаться легко, а вот заменить не всегда есть кем. Чего стоило отсутствие того же Денисова и Алана Дзагоева во Франции мы все прекрасно помним.

Если Черчесов, которого мы привыкли, и небезосновательно, считать человеком властным и гордым, сумеет решить эту главную проблему и заставит всех лучших российских игроков «умирать» на поле не только с помощью кнута, дело с мертвой точки сдвинется. И мы снова полюбим нашу бедную сборную, а должность ее главного тренера хотя бы на какое-то время выйдет из числа расстрельных, как это было 7-8 лет назад.

Этого и остается ему (а также нам с вами!) пожелать.

Источник: http://www.sportfakt.ru/