"Будете молчать - работой обеспечим". Почему мы никогда не узнаем правду о юниорах Прохорова
Хоккей

"Будете молчать - работой обеспечим". Почему мы никогда не узнаем правду о юниорах Прохорова

Обозреватель «Спортфакта» Андрей Кузнецов разбирается в самом громком хоккейном скандале года - сенсационной замене состава юниорской сборной России накануне чемпионата мира

Принимала ли юниорская сборная Прохорова мельдоний?


Предлагаю считать, что принимала. До 30 сентября 2015-го. Рассуждать о том, что было после, бессмысленно. По одной простой причине. Доказательств у широкой общественности нет. И надежд на то, что какой-нибудь спикер сорвет все покровы - тоже.

Тут ведь есть один важнейший нюанс. Очень не хотел писать о нем публично, но коль скоро на тему допинговых проверок заговорил бывший начальник медцентра КХЛ Борис Тарасов, то секретничать смысла нет. "Есть биохимические лаборатории, которые спокойно могут провести анализ проб на запрещенные субстанции, и об этом анализе никто не узнает, это будет коммерческая тайна. Можно без ВАДА выяснить реальное положение дел с допингом в любой команде," - сказал Тарасов в интервью "Чемпионату".

Главная проблема не в том, чтобы поймать допинг. А в том, чтобы правильно распорядиться результатами вскрытия проб. Рассмотрим гипотетическую проблему. Допустим, федерация футбола Германии обратилась в коммерческую лабораторию. И с ее помощью обнаружила внутри своей юниорской сборной допинг. Об этом она обязана мгновенно сообщить в ВАДА. Если не делишься информацией с ВАДА, а делишься со своей общественностью, то нарушаешь правила игры. Это удар не по федерации и не по виду спорта. Это удар по правительству, стране, ее имиджу в спортивном и политическом международном мирах.

Вот такая правовая коллизия. Поэтому единственное, что остается федерации футбола Германии - засекретить результаты независимого исследования и поступить по сталинскому принципу "нет человека - нет проблемы". На нет и суда нет, доказать никто ничего не сможет, менять команду в полном составе разрешено хоть за день до вылета на турнир, хоть за час до подачи официальной заявки. Их, новых-чистых-пушистых, и проверяйте. При таком сценарии единственный прокол - в области пропаганды и пиара. Внятно объяснить причину стопроцентной ротации своей общественности не сможешь. Но что, лучше попасться на допинге? Таковы правила игры. С волками жить - по-волчьи выть.

Так что давайте считать, что с командой Виталия Прохорова случилось ЧП недопингового характера. Большего мы все равно никогда не узнаем. Руководители и кураторы внезапно занемогшей сборной будут молчать только потому, что обсуждать - значит, подставлять под топор собственные головы. Игроки будут молчать потому, что их об этом строго-настрого предупредили. 6 апреля в Новогорске состоялось собрание с подопечными Прохорова. Где до пацанов довели одну простую мысль: мальчишей-кибальчишей, умеющих хранить военную тайну, Родина не забудет. Обеспечит рабочими местами в МХЛ и молодежной сборной. Мальчишам-плохишам же развязавшийся язык будет стоить карьеры.


Что будет с Центром имени Тихонова?


Может быть все что угодно. Тем, что случилось с юниорской сборной 1998 года рождения, вполне могут заинтересоваться первые лица государства. И тогда всех, причастных к ЧП международного масштаба, по головке точно не погладят.

Скорее всего, Прохоров больше не будет ни президентом Центра, ни главным тренером юниорской сборной. Это первое. Возможно, эксперимент с выращиванием гибрида "национальная и клубная команда в одном лице" будет признан несостоятельным. И как минимум встанет вопрос о том, продолжать ли финансирование опытов государственными деньгами. Это второе.

Допускаю, что один из главных идеологов создания Центра, председатель попечительского совета ФХР Рашид Нургалиев предложит проект переформатирования организации. Это третье. По некоторым данным, увеличить степень своего участия в жизни Центра стремится первый вице-президент федерации Роман Ротенберг. Это четвертое. Всем участникам процесса предстоит большая работа над докладами, которые нужно принести с собой на заседание совета по спорту при президенте РФ. Оно состоится 22 апреля, будет посвящено хоккею и без темы "Центр имени Тихонова" точно не обойдется.

И еще одно. Сильно удивлюсь, если ФХР не подаст в суд на североамериканскую телекомпанию TSN. Прямо и недвусмысленно сообщившую о том, что юниорская сборная принимала мельдоний. Тут неважно, что было на самом деле - полный отказ от допинга или по 18 таблеток на спортсмена в день. Тут важно, что у заокеанского СМИ нет и не может быть доказательств. А если мы сами молчим, не спешим опровергать и судиться с клеветниками - значит, признаем их информацию как минимум не абсолютной ложью? На этом информационном участке прятать голову в песок точно нельзя.

Как сыграла бы сборная Прохорова, если бы поехала на чемпионат мира?


А вот здесь я сообщу вам самое неожиданное. Сборная Прохорова имела все шансы сыграть хуже, чем заменившая ее сборная Сергея Голубовича. Несмотря на то что последняя на год младше. И не сидела целый год на сборах, сыгрываясь в постоянном составе. Но у меня есть все основания для того, чтоб утверждать: команда Прохорова к главному старту сезона не была готова. На чемпионате мира ее, боюсь, ждал бы провал.

Чуть позже мы на страницах "Спортфакта" расскажем об этом подробнее. Пока же перечислим факты, которые доказывать не надо. Юниорская сборная России не блистала по ходу сезона. Не выглядела командой, чья функциональная готовность близка к эталону. Ни один из воспитанников Центра Тихонова не вошел в число лучших игроков чемпионата МХЛ по ключевым позициям (бомбардиры, снайперы, защитники и т.д.).

Парадокс, но случившееся в начале апреля ЧП спасло Прохорова от серьезных неприятностей. И разбора ошибок, в которых виноват только он сам. В сезоне-2015/16 у Центра Тихонова не было проблем с финансированием. Если бы мы специализировались на раскрытии тайн экономического закулисья - вполне могли бы поговорить об эффективности расходования выделенных государством средств. Обсуждали бы уровень зарплат главного тренера и его окружения, вскрывали бы проявления принципа семейственности, копались в вариациях на тему "кому на Руси жить хорошо".

Но мы пишем не об экономике, а о спорте. И можем констатировать, что за потраченные деньги можно было сделать куда больше.

Можно было изучить опыт американского центра по работе с юниорами. И понять как минимум одну вещь: в США никакой команды из 30 человек, безвылазно сидящей на сборах целый год, нет! Юниорская сборная звездно-полосатых даже на международные турниры по ходу сезона присылает абсолютно разные составы, с совпадением, дай бог, двух-трех фамилий из двадцати. Почему управленцы Центра Тихонова не изучили хотя бы американский опыт?

Можно было систематизировать проделанную работу в виде пособий, методичек, электронных обучающих материалов. Где наследие творческой лаборатории, прожившей целый год на государственные деньги? Какие секреты мастерства мы можем в случае надобности предложить тому же Китаю - стратегическому партнеру России и младшему брату в области хоккея? Где наглядные уроки для отечественных спортшкол?

Можно было, наконец, наладить более прочный контакт с остальными обитателями хоккейного пространства. Как получается, что у юниорской сборной России возникают проблемы, мешающие вылету на ЧМ, когда ее медобеспечением заведует брат главврача взрослой сборной России Егора Козлова?

А ведь были и более серьезные вещи, о которых можно будет поговорить чуть позже. Повторюсь: даже если бы юниорская сборная Прохорова поехала на ЧМ, по окончании турнира разбор полетов был бы неминуем. Перемены в механизмах работы Центра Тихонова все равно требовались.

И будет жаль, если секретное апрельское ЧП заслонит собой все копившиеся по ходу сезона проблемы.

Источник: http://www.sportfakt.ru/