Бруклинские страсти. Александр Беленький - о главных боях выходных
Бокс

Бруклинские страсти. Александр Беленький - о главных боях выходных

Субботний боксерский вечер в бруклинском зале "Барклайс-Центр" стал пока главным событием только что стартовавшего года. Он собрал кучу звезд, в числе которых были Тайсон Фьюри, просто Тайсон и Леннокс Льюис. Хотя лично на меня самое сильное впечатление произвела какая-то чего-то ведущая Роузи Перес. На ней была шляпа, заставившая вспомнить бессмертный хит Джо Кокера из «Девяти с половиной недель» “You Can Leave Your Hat On” (Шляпу можешь оставить), под который еще совсем молодая Ким Бейзингер вытворяла черт знает что, а прическа у этой Роузи была такая, словно она собралась смотреть бокс одним глазом, так как второй был занавешен локоном. Но это уже мои личные предпочтения. Кто любит бокс больше женщин, смотрел бокс. Тем более, что посмотреть было на что. Особенно мне понравилось, как поляк Адам Ковнацки по кличке Baby Face (Детское Личико), действительно слегка напоминавший исполинского карапуза, победил американца Дэнни Келли. Ну а потом настал черед главных событий.

Чарльз Мартин (США) победил Вячеслава Глазкова (Украина) в 3 раунде ввиду травмы колена у последнего и завоевал вакантный титул IBF в тяжелом весе.

Я бы сказал, что это была липовая победа в бою за липовый титул. И формально был бы категорически неправ. Но только формально. Очень формально.

IBF лишила своего титула британца Тайсона Фьюри после его победы над Владимиром Кличко за то, что он не уклонился от матча-реванша, прописанного в их контракте на тот поединок, ввиду чего не смог встретиться с официальным претендентом Вячеславом Глазковым. Думаю, IBF вполне могла бы подождать, но эта организация поступила, как некрасивая и забытая мужиками девушка на вечеринке – устроила скандал, чтобы стать заметной.

Тем не менее, лично я был рад за Глазкова, что ему представилась возможность побороться за чемпионское звание, каким бы оно ни было, и, признаюсь честно, если бы он победил, я бы писал об этом совершенно иначе. Нет, о самом титуле я бы сказал ровно то же самое, но радости было бы побольше, а так получилось, как будто в гости сходил, где накормили плохо, напоили еще хуже, а напоследок еще и по морде дали. Чему уж тут радоваться?

Бой начался очень осторожно с обеих сторон. Мощно сложенный, рослый и длиннорукий левша Мартин толком ничего не мог сделать с Глазковым. Он пытался держать его на своем правом джебе, но было видно, что Вячеслав – боксер совсем другого уровня, и будь он покрупнее, Мартину ловить было бы здесь совсем нечего. Глазков пару раз неплохо обвел вытянутую вперед правую руку и пробил слева, пусть не очень сильно, но чувствительно. Мартин пытался пробить классический для боя левши с правшой левый прямой, но получилось не очень. В общем, после первого раунда осталось впечатление, что все интересное еще впереди.

Второй раунд действительно получился позрелищнее. Мартину удалось хотя бы частично дотянуться до лица Глазкова своим левым прямым, хотя ничего страшного в его ударе не было, а Вячеслав несколько раз очень здорово пробил справа по корпусу, а где-то между делом опять обвел правый джеб Мартина своим ударом слева.

Ну а в третьем раунде незаметно подкралось то, что всегда подкрадывается незаметно. Я имею в виду несчастный случай, а вы что подумали?

Глазков вдруг упал, причем было видно, что не от удара. Рефери четко зафиксировал, что никакого нокдауна не было, однако поднявшийся на ноги Вячеслав стал как-то странно двигаться. Сразу стало ясно, что у него травма колена. Мне это было особенно очевидно, так как я сам двигался точно также год назад, когда забыл, что на шестом десятке с высоких заборов прыгать уже поздно. Надо выбирать заборчики пониже, а лучше даже стульчики, и не для того, чтобы с них или через них прыгать, а чтобы на них тихо сидеть.

Мои, и не только мои, худшие подозрения почти сразу же нашли полное подтверждение. После удара по перчатке Глазков снова упал. Рефери, по-моему, просто на всякий случай, открыл ему счет, Вячеслав встал, но, судя по тому, как он сделал несколько шагов, было очевидно, что бой закончен. Так оно и оказалось. Мои сочувствия Глазкову. Травма у него, похоже, неприятная, и лечить ее предстоит долго.

Деонтей Уайлдер (США) нокаутировал в 9 раунде Артура Шпильку (Польша) и защитил свой титул WBC в тяжелом весе.

Шпилька понимал, что разницу в габаритах (рост 192 см против 201 см, а размах рук 193 см против 211 см) надо компенсировать подвижностью и напором. Поэтому бой он провел так, как будто рекламировал батарейки. Жаль что рекламодателям эта идея не пришла в голову раньше: и им было бы хорошо, и смелый и бесшабашный польский воин заработал бы дополнительные деньги. Это ему бы не помешало, тем более, что исход этой истории был для него очень печальным.

А начиналось все, как часто бывает в таких случаях, очень хорошо. В первых трех раундах левша Шпилька все наседал и наседал, пытаясь поймать свой шанс в боевой суете, а Уайлдер больше мазал своими безразмерными граблями. Получалось так потому, что поляк хорошо защищался нырками и уклонами.

Вообще, Шпилька показал себя очень хорошо: чувствительный боксер, безмерно смелый, напористый. Иногда он неплохо попадал своими размашистыми ударами, в том числе и слева, однако при ближайшем рассмотрении становилось видно, что часто лупил он по защите. Но Уайлдеру по большей части не удавалось и этого. Периодически он останавливал поляка джебами, но справа доставал крайне редко. Зато по-прежнему временами пролетал мимо цели и проваливался.

Однако было ясно, что так будет не всегда. Во-первых, «батарейки» должны были рано или поздно подсесть. Во-вторых, Уайлдер видел все, что делал его соперник и пропускал мало чего серьезного.

В четвертом раунде Шпилька впервые слегка замедлился, и Уайлдер, до сих пор напоминавший героя одного фильма по имени Человек-Руки-Ножницы с той только разницей, что его было бы уместнее назвать Человек-Руки-Грабли, причем граблями этими загрести ему толком ничего не удавалось, стал попадать. Началось все с неприятной для Шпильки комбинации из правого прямого и левого бокового. Удары пришлись несколько вскользь, но поляк их явно прочувствовал. Уайлдер провел еще несколько джебов, хорошую двойку и еще один-другой удар справа.

Показалось, что это начало конца, но в пятом раунде Шпилька, словно подзарядившись от пропущенных ударов, снова попер вперед. Уайлдер периодически неплохо отвечал, запомнился его правый апперкот в конце раунда, но в целом поляк был активнее.

В шестом раунде картина примерно повторилась. Поляк по-прежнему наседал, Уайлдер периодически контратаковал. Потрясти соперника ему пока не удавалось, но создавалось отчетливое впечатление, что американец понимает поляка лучше, чем тот его. Шпилька просто пер на него, как пьяный на гардероб, а вот Уайлдер уже явно искал момент.

Седьмой раунд начался с хорошей двойки Уайлдера и еще нескольких ударов справа. Шпилька в ответ разошелся, попал слева и, пожалуй, выиграл концовку, но как-то действия его потеряли убедительность. В восьмом раунде Уайлдер снова попадал справа, Шпилька провел парочку левых боковых, потом во время своей атаки после собственного удара справа Уайлдер упал, чем вызвал насмешку поляка, который неплохо закончил раунд.

Девятый раунд прошел в рубке, которая выглядела более осмысленной у Уайлдера. Левые боковые Шпильки, если и попадали, то вскользь, а вот удары Уайлдера справа явно причиняли больше вреда, и еще американец явно чего-то ждал, и, судя по всему, дождался.

Шпилька в очередной раз набросился на него с размашистым левым боковым, но до цели он не дошел. Как бы внутри широкого удара Шпильки Уайлдер нанес свой куда более короткий и быстрый правый боковой, в который вложил весь корпус, от пятки через бедро до плеча. Удар не был ни шальным, ни случайным, и Шпилька его не видел. Он упал, как столб во время урагана, и шансов подняться на ноги после этого у него было тоже, как у столба. Смотреть на него было страшно. И страшно за него по сей момент.

Источник: Спортфакт