Аршавин и сугробы
Футбол

Аршавин и сугробы

«Кайрат» Андрея Аршавина не смог сегодня выиграть Кубок Казахстана, уступив в финале «Астане» - 0:1. Обозреватель «Спортфакта» Андрей Анфиногентов побывал на месте событий - в заснеженной Алма-Ате.

Андрей Аршавин. Фото: twitter.com
Андрей Аршавин. Фото: twitter.com

Завтрак в отеле, где селит своих гостей футбольный клуб «Кайрат», был прекрасен. Манты и баурсаки, рыба, мясо, фрукты, кофе, а за окном – метель. Легкая, радовавшая глаз. За соседним столиком обсуждали футбол и шутили.

- Ну, три градуса мороза - это не холодно, это терпимо. Да и снег же идет! Значит, потеплеет к игре. Ну а замерзнет кто, валенки достанем. В валенках – нормально.

Так, озорно, явно пребывая в хорошем настроении, общался между собой судейский корпус футбола Республики Казахстан. На финале федерация этой страны решила работать по канонам УЕФА – пять арбитров плюс резервный!

К обеду, полагаю, настроение у судей поменялось. Алма-Ату засыпало снегом, и футбол с участием двух лучших команд нашей страны-соседки буквально с каждой минутой превращался из украшения сезона в экстрим. Президент «Кайрата» по случаю форс-мажора (в среду в Алма-Ате еще было плюс 7) переживал сверх меры.

- Вы нас извините, Паоло, - с этих слов Кайрат Боранбаев начал свой спич по случаю приезда в город легенды мирового футбола Паоло Мальдини.

Мальдини, увидевший размах и основательность, с которой строит топ-клуб Боранбаев, слов предпринимателя не понял, переспросив, почему тезка клуба приносит ему извинения.

Боранбаев, еще раз посмотрев в окно, где бушевала метель, в итоге немного оттаял и начал шутить.

- Я вам, Паоло, признателен за приезд. «Кайрат» имеет имя и авторитет на постсоветском пространстве, а в Европе нас совершенно не знают. Более того, когда я представляюсь, люди думают, что я команду своим именем назвал. Но «Кайрат» рожден в 1954-м, а я на 12 лет позже.

Почетным гостем финала Кубка Казахстана стал легендарный Паоло Мальдини. Фото: Андрей Анфиногентов
Почетным гостем финала Кубка Казахстана стал легендарный Паоло Мальдини. Фото: Андрей Анфиногентов

Президентом клуба, который в советском футболе только в высшей лиге провел больше 25 сезонов, создав себе репутацию самобытного коллектива, способного у себя дома обыграть любого соперника, Боранбаев стал 5 лет назад. По его словам, сегодня он и люди, которые работают в его команде, пишут новую историю «Кайрата». Среди тех, кто отвечает в клубе из Алма-Аты за результат – россияне. Пост спортивного директора занимает Евгений Калакуцкий, Дмитрий Галямин руководит академией. Вернули на родину и Нойштедтера – Петра Петровича, отца защитника «Фенербахче» Романа, ставшего новым россиянином на Евро-2016.

- Кайрат Советаевич пригласил на работу. Я приехал, увидел, что тут для детей и клуба сделано, и дал согласие. Условия для работы в «Кайрате» созданы, нужно теперь вкалывать.

- Вы давно в Алма-Ате не были, получив приглашение от «Кайрата»?

- Двадцать лет. Город изменился, конечно. И футбол – тоже. Не могу сказать, что все изменения пошли на пользу, но «Кайрат» сегодня то место, где можно заниматься футболом профессионально. База для работы есть, и ей многие позавидуют.

О созданной клубом при поддержке властей Алма-Аты и самим Боранбаевым базе – в другой раз. Сегодня главным делом для «Кайрата» был финал национального Кубка.

Он получился, несмотря на снег и мороз, горячим. Пару раз команды были готовы пойти стенка на стенку, а трибуны ревели, встречая любое удачное действие игроков. Одна из трибун арены, где играл в этом году Аршавин, накрыта козырьком, и от снегопада она тех, кто пришел на футбол, спасла. Мест на секторах, которые находились под крышей, не было, а еще пару тысяч мерзли там, где хозяйкой была метель. По словам казахстанских коллег, финал собрал примерно 13 тысяч зрителей, но это слабенький показатель для «Кайрата». Обычно, когда погода радует, команда Аршавина и Тимощука собирает по 15-20 тысяч болельщиков.

Футбол, несмотря на погодный экстрим, получился стоящим. Игра смотрелась, Аршавин феерил, обыгрывая соперников по сугробам и раздавал гениальные, с учетом качества поля, передачи. Ради него, судя по всему в перерыве расчистили от снега ту половину поля, где во втором тайме должен был идти в атаку «Кайрат». Нашелся у Андрея и помощник – Бауыржан Исламхан и повадками, и комплекцией напоминает Аршавина. Играл самый главный талант казахстанского футбола последних десяти лет ярко, а забила «Астана».

Ей не помешали и сугробы – удар у конголезца Жуниора Кабананги получился что надо. «Кайрату» нужно было отыгрываться, задача с учетом метели выглядела сложной, но в ложе сидел Паоло Мальдини, а трибуны требовали от Аршавина и Ко подвига. У бровки бушевал Кахабер Цхададзе, тренирующий алматинцев, а снег продолжал засыпать поле и бровки. В итоге намело настоящие сугробы.

В них, окопавшись, «Астана» грамотно отбивалась от яростного штурма соперника. «Кайрат» создавал моменты, но мяч в ворота никак не шел. Анатолий Тимощук в ответ на эти гримасы Фортуны рвал и метал, призывая партнеров делать все, что можно и нельзя для гола. Трибуны же сначала просили Аршавина «Андрей, помоги», а потом начали скандировать фамилию россиянина с ударением на последнем слоге.

Поле, а точнее те его места, где должна быть разметка, тем временем очищали люди с лопатами. Они делали это буквально, используя паузы в игре. Их время от времени давал командам и уборщикам рефери финала Рулан Дузмамбетов из Усть-Каменогорска. Происходящее порой смотрелось как фильм об экстремалах, но сам футбол радовал. Было все, за что любят эту игру – зрелище, нерв, эмоции трибун и футболистов. Радовали, и это выглядело как сенсация, скорости, на которых вели игру команды. Обе, уверен, не затерялись бы в РФПЛ.

Метель в итоге превратилась в снегопад, который сделал поле абсолютно белым, а забить «Кайрат» не сумел и остался без трофея. Но Аршавину и его партнерам упрекнуть себя не в чем – они проиграли достойному сопернику и немного – метели. В раздевалку россиянин и его команда уходили под скандирование «Кайрат», «Кайрат». Эту команду и ее российскую звезду Алма-Ата любит - проверено личным опытом.

А титулы – придут. Жизнь продолжается, карьера Андрея Аршавина – тоже.