Андрей Кириленко: «Мозгов стоит каждого вложенного в него цента»
Баскетбол

Андрей Кириленко: «Мозгов стоит каждого вложенного в него цента»

Новый суперконтракт Тимофея Мозгова с «Лос-Анджелес Лейкерс», подписанный вчера вечером, специально для «Спортфакта» прокомментировал президент РФБ, еще недавно сам игравший в НБА.
Пока неизвестно, побьет ли Мозгов рекорд Кириленко для российских спортсменов по годовой зарплате. Но в любом случае их контракты сопоставимы. Договор Кириленко с «Ютой Джаз» был рассчитан на шесть лет (с 2005-го по 2011-й) и 86,4 миллиона долларов, а Мозгов в «Лейкерс» за четыре ближайших сезона должен заработать 64 миллиона.

- Сумма нового контракта Мозгова производит сильное впечатление. Что это означает для него - и для всего российского баскетбола в целом?

- Это здорово, что наших игроков ценят так высоко. У России в НБА есть представитель, который находится там на хорошем счету. Тимофей своим трудом, упорством доказал, что и в такой лиге можно заиграть на самом высоком уровне. Безусловно, контракт хорош с финансовой точки зрения. Также он гарантирует Мозгову определенную роль в команде. Роль, к которой он готов, и которой заслуживает. Правда, стопроцентной гарантии места в стартовой пятерке он все равно не дает. Но подчеркивает намерение «Лейкерс» использовать Тимофея как основного баскетболиста. Этим контрактом клуб как бы показал свое доверие.

- По условиям контракта Мозгов 1 июля договорился всего за полчаса. Да и сам договор подписал очень быстро, уже на второй день после того, как это стало разрешено. Насколько это обычное дело в НБА? Все хотят схватить что-нибудь побыстрее, а то перехватят?

- Это нормальная ситуация, когда стороны уже обсудили все условия. В НБА, если договоренность достигнута, решение меняется крайне редко. Случай с Деандре Джорданом в прошлом году – это исключение из правил (центровой, уже договорившись с «Далласом», вдруг подписал контракт с «Клипперс». – Прим. «Спортфакта»). После открытия рынка свободных агентов прошло всего пару дней, а клубы уже подписали контрактов на три миллиарда долларов. Хотя сейчас ситуация все-таки немного отличается. Вступает в силу другое соглашение с телевидением, вырос потолок зарплат, и клубы еще не вполне понимают: какова теперь «правильная» стоимость игроков. Поэтому хотят оформить все побыстрее – на тот случай, если цены потом скакнут вверх.

- Думаете, это возможно?

- Все игроки, которые подписали новые контракты, могут стоить еще дороже.

- «Лейкерс» - великий клуб, 16-кратный чемпион НБА. Но сейчас он – один из аутсайдеров лиги. Насколько Мозгов прав в своем выборе?

- Тима прав на сто процентов! По многим причинам. Тут и финансы, и его роль в новой команде. У него были два прекрасных сезона в «Кливленде». В первом он был заметной фигурой, стал одним из тех, кто вывел «Кавальерс» в финал - но не выиграл его. Во втором, наоборот, играл немного, зато стал чемпионом. Можно сказать, выполнил «титульную задачу». Но Мозгов должен прежде всего играть. Стать основным центровым для него сейчас – глоток свежего воздуха. Мы, игроки, вообще не любим сидеть на скамейке. А тут еще – новый город, другое побережье... Кстати, на Западе конкуренция среди центровых особенно высока. В общем, для Тимофея это должна быть хорошая практика. И в «Лейкерс», принимая решение, это наверняка понимали.

- Это все «плюсы». А каковы «минусы»?

- Я их не вижу. Да, сейчас «Лейкерс» - не чемпионская команда. Но приход Денга из «Майами» и второго номера прошедшего драфта Ингрэма – это реальное усиление. В новом сезоне они уже не будут явными аутсайдерами, скорее, середняками. Конечно, попасть в плей-офф будет непросто, на Западе конкуренция выше. Но теперь мы будем болеть за этот клуб.

- У любого, кто не знаком с «типовыми расценками» НБА, возникает естественный вопрос: конечно, он только что стал чемпионом, но ведь парень сидел в глубоком запасе, и вдруг - 16 миллионов в год…

- Понимаю, о чем вы. Соотношение цены и качества. За свою карьеру я тоже много раз задавал себе этот вопрос. По идее, платить такие деньги за игру в баскетбол – безумие. Но игроки НБА – это не просто игроки. Это продукт, на который ходят миллионы зрителей, а телекомпании платят огромные деньги. Сам спрос диктует предложение. Да, суммы фантастические. Но это отличное вложение средств. Так что каждый игрок, с которым подписан тот или иной контракт, абсолютно стоит своих денег. Да, отдельные колебания есть: кому-то зарплату завышают на перспективу, новичкам, наоборот, не доплачивают. Но говорить, что Тимофей не заслужил этих денег – полная чушь. Он стоит каждого вложенного в него цента.

Кстати, большой контракт накладывает дополнительную ответственность. И для Тимофея это будет хорошая… нет, не проверка – скорее, испытание. В жизненном плане. В плане лидерских позиций не только в клубе, но и в сборной. Да и вообще в России. Это другой статус, другое внимание. Поверьте, они изменятся очень быстро. Тима почувствует это уже нынешним летом. И легко ему не будет – уж я-то точно знаю, о чем говорю (смеется). Но в конечном итоге могу лишь поздравить Мозгова с такими переменами. Теперь самый высокооплачиваемый спортсмен России – у нас, в баскетболе.

- Как вы сказали, потолок командных зарплат в НБА сейчас сильно растет: прошлый сезон – 70 миллионов, предстоящий – больше 90, следующий – больше 100. Не перебор?

- Я же говорю: спрос рождает предложение. Это у нас зарплаты раздуты неоправданно, потому что телевидение не генерирует соответствующий «ответный» доход. А в НБА он есть, и пропорционально делится на игроков. Там все зарабатывают - и лига, и клубы, и спортсмены. В России же нет главного: качественного продукта. Поэтому мы в принципе не можем обогнать НБА и всегда будем отставать. Конечно, делать шаги в правильном направлении можно и нужно. Скажем, Евролига за последние три-четыре года серьезно продвинулась. Но все равно их продукт сильно уступает НБА.

- Ваш самый крупный контракт с «Ютой» в 2005 году «потянул» на 86 с лишним миллионов. А при нынешних потолках сколько это могло бы быть? 100 миллионов? 150?

- На тот момент у меня был максимально возможный контракт. Он зависит от многих факторов. В том числе, от того, сколько лет ты играл за свой клуб. Сейчас «Мемфис» должен подписать Майка Конли на пять лет за 153 миллиона. Сумасшедшие деньги! Но что поделать, если рынок диктует условия? А в НБА все просчитано до копейки. Так что, вполне возможно, что сейчас мой контракт мог бы быть дороже раза в два.

- Сейчас вообще много говорят о том, что спортсмены в России, дескать, слишком много зарабатывают. Взять тех же футболистов Кокорина и Мамаева, имена которых нынче на слуху. Что об этом думаете?

- Сегодня наш спорт убыточен. Ни один клуб не зарабатывает столько, сколько тратит на игроков. И многие спортсмены действительно получают больше, чем они стоят на самом деле. Многие, но не все. Маша Шарапова стоит своих денег. И Мозгов тоже. Жаль только, что таких примеров – явное меньшинство.

- В НБА, да и не только в ней, сейчас мода на легкие пятерки, но с другой стороны высокие центровые - по-прежнему в цене. Действительно ли есть тенденция против классических центров?

- Баскетбол эволюционирует. В 90-е годы и раньше была мода на «высоких» - Юинг, Оладжьювон, Робинсон, Шакил. Это началось еще с Чемберлена и Абдур-Джаббара. Потом все перешло в лигу защитников-форвардов – от Джордана, Мэджика, Берда, до Брайанта, Дюранта, Леброна. Сейчас же игра становится быстрее, стали забивать больше трехочковых. Думаю, игра и дальше будет идти в этом направлении. Однако «высоких» нельзя сбрасывать со счетов. Помните четвертьфинальную серию «Торонто» - «Майами»? Ее украшением была именно дуэль центровых Валанчюнас – Уайтсайд, в которой литовец переигрывал американца. Правда, потом оба получили травмы. Но я уверен: такие игроки, как Мозгов, будут важны всегда. Они нужны для сдерживания сильных центров соперника – Газоля, Олдриджа, Казинса. Так что Тиме придется нелегко.

- Мозгов заранее, еще когда у него не было нового контракта, согласился приехать в сборную России на отборочный турнир чемпионата Европы. И вообще отказников в этом году стало заметно меньше, чем прежде. С чем вы это связываете?

- Я очень плохо отношусь к слову «отказники». Знаю на сто процентов: никто не откажется от сборной без веской причины. Просто «не хочу» – так не бывает. Я же сам это проходил. А причины могут быть самые разные: контракт, травмы, что-то личное… Но публика не привыкла или не хочет учитывать многие вещи. У нас сразу начинают рассуждать о патриотизме. И мне это, если честно, не нравится. Конечно, каждый имеет право на свое мнение. Но нельзя грести всех под одну гребенку. Или взять разговоры о том, что раньше все якобы было правильнее, и «сборная 60-х вас всех обыграла бы». Да она бы середину площадки не перешла! Ветераны сами рассказывают: в те времена с университетскими командами из США у них так и было. Не могли играть - совсем другие скорости…

Спорт двигается вперед. Появляются новые атлеты, которые еще лучше бегут, прыгают, попадают. А время… Время у нас такое, какое есть. И никто не играет в сборной за деньги. В ней их вообще никто не получает! Все, что мы можем: это сказать большое спасибо тем, кто будет тренироваться и играть за страну, почти ничего не получая взамен – разве что эмоции. Мы благодарны игрокам за их время, которое они могли бы потратить на свое здоровье, на отдых, на семью, на индивидуальную подготовку в конце концов.

Игрок должен играть только тогда, когда он готов, хочет - и никто и ничто его от этого не отвлекает. А вызывать человека, у которого что-то «не на месте», это бессмысленно. Зачем он нужен? Это будет идти только во вред, подрывать микроклимат в коллективе… Знаю, что такая точка зрения вызовет негативную реакцию. Но я все равно остаюсь при своем мнении.

 

Источник: http://www.sportfakt.ru/