Хоккей

15 марта 2016, 6:10

Александр Зайцев: «Судейство в КХЛ нужно менять»

Один из самых известных российских арбитров, рефери международной категории Александр Зайцев откровенно ответил на вопросы обозревателя «Спортфакта» о теме судейства в КХЛ

image96398395

Александр Зайцев. Фото: Twitter

Арбитраж в нынешнем чемпионате КХЛ критикуют, кажется, все: руководители, тренеры, игроки, специалисты, болельщики и журналисты. Конечно, вопросы к судьям и их руководителям были всегда — это неотъемлемая часть игры. Но происходящее в этом сезоне прецедентов, пожалуй, не имеет — департамент судейства и главный арбитр лиги Владимир Плющев похожи на расстрельную команду, которая находится под шквальным огнем.

Критика в адрес судей и лично Плющева в жесткой форме с самого начала чемпионата высказывается практически ежедневно. А ведь многие тренеры, опасаясь штрафов, об арбитраже просто не говорят. Развяжи им в этом вопросе руки, о судействе бы дискутировали  едва ли не после каждого матча. Невиданных размеров достигло количество измененных задним числом штрафов. Жалобы и протесты сыплются в лигу как из рога изобилия. Дошло до того, что судей уже оскорбляют. Такого в наших чемпионатах не было никогда.

Судей «мочат». И делают это не только эмоциональные личности вроде главного тренера «Автомобилиста» Андрея Разина. Но и полные противоположности ему — тот же наставник «Йокерита» Эркка Вестерлунд,человек с каменным лицом, совершенно не выдающий эмоций, ранее возглавлявший сборною Финляндии и о судействе не рассуждавший никогда.

Вы разочарованы судейством? — спросили Вестерлунда после финального матча чемпионата мира 2014 года?

— Без комментариев, — ответил тренер. Хотя, положа руку на сердце, он имел основания жаловаться на работу рефери.

В сезоне-2015/16 Вестерлунд говорил о судействе много — как никогда. И делал это чрезвычайно резко.

Самое интересное, что беспрецедентная критика арбитров происходит в сезоне, когда КХЛ проводит масштабную судейскую реформу. Обвинить лигу в бездеятельности нельзя. Ее руководство прекрасно понимает — проблема существует. И ищет выход из сложившейся ситуации. КХЛ сделала множество шагов, которые вроде бы должны обеспечить рост уровня судейства. Здесь и введение должности главного арбитра, и открытие академии судейства, и разработка единого рейтинга судей КХЛ/ВХЛ/МХЛ, основанного на оценках, выставляющихся высоким судейским начальством, и другое.

Руководство КХЛ, добившееся значительных успехов во множестве направлений жизнедеятельности лиги, реально старается изменить в положительную сторону и судейство. Однако процесс идет болезненно. Вероятно, не за горами тот день, когда плоды произведенных реформ заставят «оппозиционеров» замолчать. Тем более что многие критики действительно перегибают палку с негативом.

За комментарием «Спортфакт» обратился к одному из самых авторитетных российских арбитров Александру Зайцеву. Жесткие оценки от бывшего рефери в чем-то, возможно, спорны. Но его тирады хотя бы не голословны — в отличие от других критиков, Зайцев оперирует в том числе и фактами.

— Как оцениваете уровень судейства в текущем сезоне?

— В регулярном чемпионате — безобразное. В плей-офф лучше. Слово «безобразие» к характеристике работы судей в Кубке Гагарина не подходит точно. Дискуссионных моментов много, но больших ляпов, судейской экзотики я не заметил.

В чем проблема?

— В системе.

— В ней есть Поляков, есть Капралов — известные в прошлом арбитры, люди в судейском деле опытные.

— Судейство привел в запущенное состояние именно Поляков.

— Как?

— Переиначил всю систему. И без того плачевный результат может еще и усугубиться.

— Как судейство оказалось на сегодняшнем уровне?

— Нюансов очень много. Говорить на эту тему можно долго. На сегодняшний день в российском хоккее нет никакой судейской школы, ее разрушили. Как было в советское время? Каждого судью курировал опытный арбитр, ветеран корпуса. Рефери к обслуживанию матчей самого высоко уровня шел поэтапно. Сейчас мы видим, что в КХЛ искусственно вброшено множество молодых судей. Но основательной школы за их плечами нет. Зачем в таком количестве ставить сопляков, у которых нет ни профессионального, ни жизненного опыта?

— Действительно, зачем?

— Ими легко руководить. Еще один вопрос — назначения. Молодого арбитра нужно ставить с опытным. В КХЛ же нередко двух юниоров сводят вместе. В итоге получается клоунада. Хотя вот здесь-то на самом деле все просто. Упущена и работа по подготовке судей — сборы. В низших лигах и вовсе творится кошмар.

— Судьи, получается, заложники ситуации?

— Критика арбитров была, есть и будет всегда. Тренеру всегда кажется, что его команду обижают. Другой вопрос, что лига эти разговоры должна пресекать, чего мы не видим. Санкции накладывали в единичных случаях. А в последнее время высказывания в адрес арбитров не контролируются вообще. Дали возможность говорить — и пошло.

Еще один вопрос — постоянные пересмотры наказаний. Этим на судей оказывается очень большое давление. Противоречивые решения. Человеку сказали работать так и так. А потом дают понять, что он дурак. Естественно, судья начинает дергаться. А когда рефери думает о том, чтобы за принятое решение ему не досталось по голове, он уже не может в полной мере концентрироваться на работе и, само собой, упускает нить игры.

— Пойдем дальше. КХЛ открыла академию судейства.

— Пустой звон. Одно название.

— Почему вы так считаете?

— Хотя бы потому, что она даже официально не оформлена. Деньги не платят, лицензии нет. Вторая лига в мире, а наладить обучение судей не может.

— Вертикаль…

— Никакой вертикали нет. Арбитр может бегать, как лошадь, а судить не уметь. Ерунда все это.

— В КХЛ выписывается множество крупных штрафов. Пожалуй, такого нет ни в одной лиге мира. А исходит это из-за судейства по последствиям: если игрок получает травму, даже после чистого силового приема, автора последнего удаляют до конца матча. По вашему мнению, это правильный подход?

— Честно говоря, не знаю, от кого идет подобная установка, действующая уже не первый год. Назвать ее правильной я не могу. Вроде бы борются с травматизмом, но что делать, если человек в полученном повреждении виноват сам? Да, у бортов действовать нужно аккуратнее, жесткие наказания за нарушения вблизи я понимаю. Но как играть в хоккей, если нельзя применять правильные по всем стандартам силовые приемы на чистом льду? Всегда и везде говорили так: если человек опустил голову, его нужно бить. Такому на льду не место. Пусть идет повышает уровень мастерства. Хотите историю?

— Не откажусь.

— Помните, защитник Свиязов применил шикарный силовой прием против Пестушко? В СДК начали поступать справки — у Пестушко перелом челюсти. «Нужно давать максимально строгое наказание», — говорил Каменский. В совокупности последствия, мол, оказались тяжелыми. Я ему: «Валерий, а ты за всю игровую карьеру хоть раз голову опустил?»

Подумав, отвечает: «Нет. Иначе бы мне ее сразу оторвали». «Правильно, — говорю я. — Так что вы хотите от Свиязова? Произошел несчастный случай — хороший силовой прием привел к травме. Так бывает». Ответить председателю СДК было нечего. А ведь бывали случаи, когда люди после чистых силовых приемов и вовсе завершали карьеру. Знаете, почему закончил играть в НХЛ Валерий Карпов?

— Напомните.

— Опустил голову, пропустил на синей линии удар и десять минут лежал на льду. Откачивали. После этого в НХЛ больше не заиграл. Но силовой прием-то был проведен в рамках правил! А Эрик Линдрос? Ребята, это — хоккей. Люди бегают на коньках, по льду, который скользкий, то есть намеренно идут на риск. Идет борьба, столкновения, порой — рубка. Травмы неизбежны. И не всегда у повреждения есть виновник из команды соперника — даже если было жесткое столкновение.

Но самое интересное в другом. Вскоре после случая со Свиязовым произошел вопиющий эпизод, когда Панин сбоку ударил локтем в голову падающего форварда «Медвешчака», буквально вбив его в борт. Вновь заседал СДК, тот же Каменский.

— И что?

— Дали те же 10 игр! Абсурд! Ну есть же разница между силовым приемом и умышленной грубость! Как можно в обоих случаях было дать одинаковые наказания? Чушь. Если Свиязову выписали 10 матчей дисквалификации, то Панину нужно было выписывать 20. Но 10 в КХЛ — максимальное количество.

— Недавно защитник «Динамо» Баранцев применил силовой прием в центре площадки против нападающего СКА Коскиранты и получил 5+20.

— Нарушение попадает под штраф 5+20.

— Это согласно современным трактовкам. А, допустим, в советское время Баранцев был бы оштрафован?

— Не дали бы даже двух минут, как и Свиязову. Тогда и сейчас — совершенно разные понимания подобных эпизодов. Силовые приемы подчас не менее эффектны, чем красивые голы и передачи. Шикарные силовые приемы в центре площадки — это, между прочим, тоже классика советского хоккея. А большое количество травм сейчас идет от недостатка уровня мастерства — игра-то строится по формуле бей-беги. Попробовал бы кто-нибудь поймать на чистом льду того же Каменского!

— Что будет с судейством в КХЛ дальше?

— Могу сказать точно, что ситуация не улучшится никоим образом.

— Может, стоит привлекать к работе большее количество иностранных арбитров?

— Без иностранцев был бы полный провал. Но растить надо своих. Нужно вернуться к старому образцу подготовки. Привлечь ветеранов, авторитетных арбитров и, опираясь на них, восстановить преемственность, традиции, школу.

— Хоть что-то положительное в судействе в КХЛ вы видите?

— Не могу сказать ничего. Просто надеюсь, что здравый смысл восторжествует и будет возврат к старой проверенной методике обучения арбитров через новые, современные тенденции. Судья — он как водитель. Бывает опытный, бывает новичок. Учеба, учеба и еще раз учеба. Потом — поэтапная практика. И все это под четким руководством опытного наставника.