Футбол

19 марта 2016, 16:38

Андрей Аршавин: «Стимул один – хочется играть в футбол»

Первое обстоятельное интервью в статусе игрока алма-атинского «Кайрата» экс-капитан сборной России дал обозревателю «Спортфакта» Борису Левину

2662110 20.07.2015 Игрок "Кубани" Андрей Аршавин в матче 1-го тура чемпионата России по футболу среди клубов Премьер-лиги между командами ФК "Кубань" (Краснодар) и ФК "Урал" (Екатеринбург). Виталий Тимкив/РИА Новости

Андрей Аршавин в одном из последних матчей за «Кубань». Фото: Виталий Тимкив/РИА Новости

«Кубань»

— Давайте для начала вернемся чуть назад: будь у вас прошлым летом сегодняшний опыт, пошли бы в «Кубань»?

— Да, а почему нет?

— Но фактически-то полгода были потеряны?

— Потеряны потому что «живым» я сыграл всего три матча, к одному из которых, первому, к тому же не был готов. Так что, только ЦСКА, «Крылья Советов» и двадцать минут с «Амкаром» — вот весь мой багаж. Слишком маленький для того, чтобы о чем-то судить.

— Травмы – следствие фактически пропущенной предсезонки или свое берет возраст?

— На самом деле это была фактически одна и та же травма одной и той же мышцы. Если взять за основу середину бедра, то надрывы случались все выше и выше, пока не дошли почти до паха. Как выяснилось позже, их причиной было растяжение пахового кольца.

— Вас, получается, лечили неправильно?

— Нет, лечили правильно, но первопричину долго не могли понять. И только когда меня отвезли в Краснодарский военный госпиталь к Юрию Ивановичу Сикорскому, который является специалистом именно по пахам, тот сразу сказал: ты — мой клиент! Дал два дня на то, чтобы подумать – буду я делать операцию или нет.

— Сделали и теперь все проблемы позади?

— Хочется надеяться, что да. Во всяком случае, я уже почти месяц тренируюсь на искусственном поле – и всё, тьфу-тьфу-тьфу, в полном порядке.

— Альтернатива была: «Кубань» или бутсы на гвоздь?

— Были варианты за границей, но уезжать я не хотел. А в России конкретное предложение поступило только от «Кубани». Были еще звонки, но до каких-либо переговоров дело не дошло.

— В том переходе было желание кому-то что-то доказать?

— Нет, просто хотелось играть в футбол. Тем более, планировалось, что у «Кубани» все будет нормально. Плюс в команде был Дмитрий Валерьевич (Хохлов. – Прим. «Спортфакта»).

— Которого довольно быстро убрали…

— Меня это очень расстроило. Считаю, что если его вина в неудачах команды и была, то самая минимальная. Хохлов оказался заложником ситуации.

— Если вы не жалеете о переходе в «Кубань», то почему тогда досрочно с ней расстались?

— Причин много. Во-первых, я полгода практически не играл, был, если называть вещи своими именами, только обузой, во-вторых, финансовые неурядицы в клубе, в-третьих, мне самому неинтересно бороться за выживание.

— Изначально вы рассчитывали на другие спортивные задачи?

— Конечно. Я через агента еще в декабре задавал вопрос Олегу Артушевичу Мкртчану – не стоит ли нам разорвать отношения? Тот дважды отвечал, что нет, работаем дальше. Но в середине январского сбора на Кипре предложение о прекращении сотрудничества поступило уже от руководства клуба. Естественно, я не мог отказаться, поскольку сам говорил об этом раньше.

— Несмотря даже на то, что, по общему признанию, решив проблемы со здоровьем, были едва ли не лучшим на этом самом кипрском сборе?

— Как я понимаю, «Кубань» просто несколько сменила курс, сделав ставку на молодых. Мы быстро договорились о расторжении контракта, потом, правда, все немного затянулось ввиду тех самых финансовых неурядиц. Но расстались хорошо – генеральный директор Валерий Николаевич Стаценко сказал, что я всегда могу рассчитывать на помощь клуба, если буду в Краснодаре по каким-то своим делам.

— «Кубань» не вылетит?

— Думаю, что нет. Олег Артушевич сейчас все взял в свои руки – положение со временем должно нормализоваться.

— Но потерю сразу нескольких ведущих игроков – вас, Мельгарехо, Игнатьева, Ткачева – попробуй компенсировать?

— Конечно, потери очень большие, но коллектив внутри здоровый, готовый преодолевать трудности. Да и укрепление есть – в первую очередь, в обороне, что очень важно. Селезнева тоже считаю весьма приличным форвардом.

— Будете «притапливать» за то, чтобы «Кубань» осталась в РФПЛ?

— Естественно – там же работают люди, с которыми я теперь хорошо знаком, и которые мне симпатичны.

«Кайрат»

news_big_a431450a3437e33a84159a38a685b318

Андрей Аршавин после подписания контракта с «Кайратом». Фото: ФК «Кайрат»

— После объявления о расторжении контракта с «Кубанью» у вас, насколько я знаю, были варианты с дальним, богатым и не очень футбольным зарубежьем. А из России совсем не звонили?

— Нет. Если смотреть на вещи реально, то первой «восьмерке» я, наверное, не нужен, а во вторую из «Кубани»  не было и смысла переходить.

— Почему не нужны?

— Это надо спрашивать не у меня. Скорее всего, сыграло свою роль то обстоятельство, что я редко появлялся на поле в последнее время – причем не только в «Кубани», а и в «Зените» тоже. Звонков в любом случае не было – значит, не нужен.

— Как возник вариант с «Кайратом»?

— Помощником главного тренера клуба Александра Генриховича Бородюка сейчас работает бывший главный менеджер сборной России Николай Игумнов. Он сразу позвонил мне и спросил – как бы я отнесся к предложению приехать на сбор «Кайрата» с дальнейшей целью подписания контракта. Ответил, что к Александру Генриховичу приехать, конечно, готов.

Но пока не был официально расторгнут контракт с «Кубанью», уехать из Краснодара не мог. А расторжение растянулось на три недели, и все сборы практически закончились. В итоге мы с руководством «Кайрата» встретились в Москве и все обсудили.

— «Кубань» и «Кайрат» после «Зенита» и «Арсенала» — это все-таки игра на понижение, не самые звучные строчки в биографии. Вам так до сих пор хочется выходить на поле или есть какие-то другие побудительные мотивы?

— Я всегда любил и продолжаю любить футбол. Пока есть возможность играть, зачем ею пренебрегать? Да и все в мире относительно: «Кайрат» — большое имя для Казахстана, он борется за самые высокие места, без чего игра не дает полного удовлетворения.

— Для людей моего поколения «Кайрат» — не пустой звук, поскольку мы помним его еще по чемпионату СССР. Но вы-то не застали тот период.

— Тем не менее, знаю о нем. Мне было легко сказать «да», потому что играть в футбол и побеждать в любом случае лучше, чем сидеть дома на диване. Ситуация являлась простой – терять было нечего.

— Присутствие в команде Бородюка сыграло, как я понимаю, едва ли не решающую роль?

— Я хорошо знаю не только Александра Генриховича, но и президента клуба Кайрата Советаевича Боранбаева – пересекался с ним и в Лондоне, и в Санкт-Петербурге. Учитывая мое высокое мнение о нем, мог оказаться в Алма-Ате и при другом тренере. Но благодаря присутствию Александра Генриховича все, естественно, решилось значительно проще.

Сказал Бородюку на самой первой встрече: к вам ехать готов, но решение будет за вами только после того, как посмотрите на мое состояние на тренировках. Подводить никого ни в коем случае не хочу – сохранение очень хороших человеческих отношений для меня важнее. Футбол рано или поздно закончится, а отношения останутся.

— Именно поэтому сами предложили внести в контракт пункт о возможности его расторжения клубом в любой момент? Или это для собственного стимулирования?

— Нет, искусственные стимулы мне не нужны – не хотел бы играть в футбол, не приехал бы сюда. Знаете, когда я в семь лет пошел в футбольную школу, то не думал, что это может стать работой и приносить деньги. Мне нравился сам процесс. И продолжает нравиться до сих пор. Это главный стимул.

Что касается пункта в контракте, то это желание снизить риски людей, которые готовы меня поддержать. Еще раз повторю: очень ценю наши хорошие, уважительные отношения как с Александром Генриховичем, так и с Кайратом Советаевичем, поэтому и готов сделать все, чтобы они не испортились.

— С нынешним капитаном «Кайрата» Анатолием Тимощуком как-то общались перед подписанием контракта?

— Нет, с Тимой не созванивался. Но понимал: если бы здесь было плохо, его в «Кайрате» уже не было бы. А если он здесь почти год, значит, смело можно ехать! Это своего рода лакмусовая бумага (смеется).

— Вы говорите, что согласовали условия контракта уже на первой встрече. Почему же потом президент «Кайрата» взял трехнедельную паузу? Понимаю, что вопрос надо адресовать ему, но не задевала ли вас эта ситуация?

— Нет. Я здесь себя очень хорошо чувствую, качественно тренируюсь, общаюсь с друзьями. Играть, конечно, хочется, и я говорил об этом Кайрату Советаевичу, но его можно понять: он тратит свои деньги, клуб – его любимое детище, он делает все для него, построил академию, базу, собрал команду, которая вернулась в лидеры и берет трофеи после долгого перерыва. Поэтому каждое решение должно быть взвешенным и проверенным со всех сторон.

— У вас есть друзья в Алма-Ате?!

— Да. Точнее сказать так – у меня здесь есть хороший друг, и я с удовольствием общаюсь с его ближайшим окружением. Команда, как мне кажется, меня тоже неплохо приняла. Так что — никаких проблем.

— А вот казахские журналисты оценивают ваш переход по-разному. Один даже харакири обещал себе сделать, если трансфер состоится?

— Да? Не знал. Мне казалось, что здесь, как в Краснодаре – гораздо тише на этом фронте, чем в Питере или Лондоне. Звонков-то от ваших коллег идет много, но все они – из России. Что же касается того журналиста, надеюсь, он еще жив (улыбается). Придется теперь сделать на поле все возможное, чтобы отвадить его от подобных мыслей (смеется).

— Есть, как выясняется, проверенный рецепт: употребляйте мельдоний.

— Нет, это не ко мне. Я уже года четыре как никаких таблеток вообще не пью.

— А раньше пили? Именно мельдоний?

— Не знаю, врачи давали какие-то витамины, был ли это конкретно милдронат, который всегда считался чем-то вроде аскорбинки, честно, не помню. Знаете, я очень хочу поддержать Марию Шарапову, которая была и остается для меня величайшей спортсменкой. Допинг ведь допингу рознь. Если бы она принимала стероиды или ЭПО (хотя это, возможно и одно и тоже — честно, не разбираюсь), история была бы одной. А пострадать из-за халатности, скорее всего и не своей даже – совсем другое. Мне кажется, что наказание здесь должно быть – дисквалификация на месяц-другой, не больше.

— Как сейчас себя ощущаете?

— Абсолютно нормально. Тренируюсь в охотку, никаких проблем нет. Но оценки моему состоянию даст, как и обычно, только игра.

— Первые непосредственно футбольные впечатления от «Кайрата»?

— Нормальная, вполне боеспособная команда. Много молодых перспективных ребят, рвение у которых такое, что даже голова и ноги за ним не всегда успевают (улыбается).

— Где бы «Кайрат» был в чемпионате России?

— Пока трудно сказать – дайте сыграть игр пять-шесть, чтобы ответить на подобный вопрос. Уровень чемпионата Казахстана пока, если честно, для меня загадка.

— Живете сейчас на базе?

— Да. До подписания контракта искать квартиру в Алма-Ате было нелогично. Теперь этим займусь.

2501097 30.09.2014 Игроки "Зенита" Андрей Аршавин (слева) и Анатолий Тимощук на тренировке перед матчем группового этапа Лиги чемпионов между ФК "Зенит" (Россия, Санкт-Петербург) и ФК "Монако" (Монако, Монако). Алексей Даничев/РИА Новости

В «Кайрате» Андрей Аршавин снова будет играть вместе с Анатолием Тимощуком. Фото: Алексей Даничев/РИА Новости

«Ваши ожидания – ваши проблемы»

— Если сформулировать главную для вас цель текущего жизненного момента, как она будет звучать?

— Играть в футбол, выходить каждую неделю на поле, проводить там по 90 минут.

— А потом, если будет получаться?

— Потом – не просто играть, а играть хорошо (смеется).

— Я к тому, что во вчерашнем бурном обсуждении в российских СМИ вашего контракта с «Кайратом» пару раз встретил мысль о том, что подождите, Аршавин еще и в сборную вернется.

— Я об этом не думал, но если рассуждать логически, то на решение подобной задачи у меня только два месяца: если сборная и вспомнит об Аршавине, то только в связи с чемпионатом Европы. Наигрывать меня потом в товарищеских матчах к чемпионату мира-2018 смысла точно нет. Но за два месяца вернуться в национальную команду с нуля из чемпионата Казахстана – задача высшей категории сложности.

— Уверен, что если будете давать поводы своей игрой, Леонид Слуцкий все заметит. Он вообще ничего не пропускает.

— В моей ситуации думать сейчас об этом совсем не к месту. У меня сегодня куда более приземленные задачи и мысли.

— Но силы в себе чувствуете, чтобы еще как-то помочь сборной?

— Не ко мне вопрос. Их должен чувствовать тренер. От моих мыслей здесь ничего не зависит – только от игры.

— Если брать за точку отсчета бронзовую команду-2008, нынешняя сборная с ней сравнима?

— Сравнивать команды разных лет – бессмысленное занятие. Ветераны во все времена считают, что играли лучше нынешних. Оценивать же все, в любом случае, станут по результату. И почему-то мне кажется, что медали, даже бронзовые, будут у нашей сборной нескоро. Хотя при Леониде Викторовиче команда выглядит как минимум симпатичной – она играет в футбол, нравящийся зрителям и приносящий результат. При этом тренер, на мой взгляд, не сделал ничего экстраординарного – просто поставил в состав тех, кто там должен быть, и сумел их правильно настроить.

— У вас есть персональные надежды на кого-то в сборной на предстоящем чемпионате Европы?

— Могу еще раз повторить: по потенциалу лучший сейчас в России – Кокорин…

— Но он как-то не спешит оправдывать ваши ожидания.

— Наверное, считает, что мои ожидания – мои проблемы (смеется). Он, уверен, думает сейчас не о чьих-то оценках, а о том, как лучше себя проявить. Очень надеюсь, что в «Зените» это у Саши получится.

Если же говорить о том, кто лучший на данный момент, то я бы выделил Олега Шатова, который провел немало ярких матчей — как в клубе, так и в сборной.

— В клубе – согласен, но в сборной пока у него тоже не особо получается показать себя во всей красе.

— Думаю, тут дело еще во взаимодействиях с партнерами. Увидите: после долгого сбора перед чемпионатом Европы Олег себя покажет по максимуму и в национальной команде.

— Что вообще ждете от сборной на Евро?

— Из группы точно должны выйти – считаю, что расширение чемпионата до 24 команд является ни чем иным, как переносом части отборочного турнира на финальный. А что будет в плей-офф — сегодня предсказать трудно. Там каждая следующая стадия зависит от многих факторов – жеребьевки, готовности на данный конкретный день, удачи и так далее.

— Вернемся к вашим делам. Могли еще 5 лет назад представить себя играющим в чемпионате Казахстана?

— Нет, конечно. Думаю, этого никто не мог тогда представить.

— В связи с этим вопрос: будь такая возможность, что изменили бы в этих пяти годах, что сделали бы или сказали иначе?

— Ничего.

— И по прошествии лет не жалеете о тех самых словах, которые адресовали депутату в варшавском отеле «Бристоль»?

— Нисколько.

— Но эти слова затмили и вашу игру на Евро-2008 и четыре гола «Ливерпулю»?

— Если люди хотят помнить именно это, а СМИ именно это вдалбливают в головы, то что я могу сделать?

— Хотя бы сопротивляться – ведь многие представляют тот инцидент в совершенно извращенном свете?

— Оправдываться точно не буду. Да это и бессмысленно – те, кто меня любят и уважают, всё и так правильно понимают, переубеждать остальных бесполезно.

— А каково соотношение между первыми и вторыми, на ваш взгляд?

— Где-то пятьдесят на пятьдесят.

Чемпионаты России и Англии

Андрей Аршавин после гола в ворота "Барселоны" (2:1). Фото: твиттер Champions League

Андрей Аршавин когда-то забивал за «Арсенал» в ворота «Барселоны». Фото: Twitter

— В Казахстане за каким чемпионатом проще следить – российским или английским?

— Здесь на базе, при наличии достаточного количества свободного времени, удается следить и за тем, и за другим, и за Лигой чемпионов. Но это потому еще, что я никак не перестроюсь на местное время. Здесь на 3 часа больше, чем в России и раньше трех, а то и четырех утра заснуть пока никак не получается. Но, когда начнутся собственные матчи, и я перееду в свое жилье, менять график все равно придется. Сейчас же, как раз, и смотрю футбол с биатлоном. Очень жалко, кстати, Шипулина – парень отличный, но его, как мне кажется, психологически загнали сейчас в угол.

— А как вы, человек, неплохо знакомый с чемпионатом Англии, можете объяснить тот феномен, о котором говорят сейчас все?

— Имеете в виду «Лестер»?

— Естественно.

— Его успехи во многом объясняются неважной формой лидеров – прежде всего двух «Манчестеров» и «Челси». Ну а «Арсенал» не изменяет традиции быть третьим-четвертым (грустно улыбается). Сам же «Лестер» для меня загадка в том плане, что человека три-четыре из их состава по большому счету вообще не соответствуют уровню АПЛ. Но коллектив благодаря, наверное, тренеру получился таким сплоченным и сбалансированным, что всё работает, как часы.

— Кто главный винтик в этом механизме – Варди или Марез?

— Оба. Они вместе с Окадзаки определяют всю игру в атаке. А вот в обороне, которая действует удивительно дисциплинированно и грамотно, из персоналий разве только Фукса и можно выделить, остальные – достаточно средние футболисты, но в целом просто монолит.

— Чемпионом «Лестер» станет?

— Если честно, то очень на это похоже. До переезда в Алма-Ату я за ними не следил, только слышал со всех сторон, а сейчас посмотрел внимательно несколько матчей – впечатление сильное. Нельзя сказать, что «Лестеру» везет – по игре он сейчас в Англии не слабее никого.

— Вы с горечью сказали об «Арсенале», который не может воспользоваться ситуацией даже сейчас. Может, Венгера стоит уже все-таки попросить собрать вещи?

— Ситуация здесь простая и она не изменилась за те годы, что прошли после моего ухода из «Арсенала»: Арсен в клубе имеет статус Бога. Он расстанется с «Арсеналом», только если сам этого захочет.

— Но если бы вы стали президентом «канониров», сказали бы ему: Арсен, я все понимаю, но пора?

— Давайте я им сначала стану (смеется). Но даже если сделать такое невероятное допущение, представить себе скамейку «Арсенала» без Венгера, фантазии у меня все равно не хватит.

— В чемпионате России ваш родной «Зенит» еще навяжет борьбу ЦСКА?

— Не сомневаюсь в этом. Отрыв всего 6 очков, личная встреча на «Петровском» — все предпосылки есть.

— Несмотря даже на депрессию от невыполнения задач, ставившихся в Лиге чемпионов?

— Да, такое всегда трудно переживать. Но здесь очень важен был первый после «Бефики» матч. Его «Зенит» не только выиграл, но и показал весьма неплохой футбол. Так что кризиса не предвидится.

— А то, что Виллаш-Боаш покидает клуб летом, не сыграет своей отрицательной роли?

— Сам Виллаш-Боаш – человек очень амбициозный, он, конечно же, захочет уйти победителем. А на футболистов подобная ситуация может повлиять как в минус, так и в плюс. Гляньте хотя бы на «Баварию»: Гвардиола тоже уходит, а как его команда вытащила безнадежный матч с «Ювентусом»!

— Не сам ли «Ювентус» его отдал, не добив соперника, пока получалось?

— «Ювентус» провел очень хороший матч, но скамейка запасных у них – не чета мюнхенской, что и сказалось в концовке.

— Все сейчас сравнивают «Ростов» с «Лестером». Это правомерно?

— По логике ситуации – да. Но у «Лестера», как мне кажется, значительно больше шансов стать чемпионом своей страны, чем у «Ростова», несмотря на все достижения последнего.

— Бердыев действительно столь велик?

— Мне трудно сказать, я с ним не работал, но ото всех футболистов, у кого интересовался, слышал только самые похвальные отзывы.