Текущие события
Футбол
Переходные матчи
2016-05-24Завершён
0
Волгарь-Газпром
1
Анжи
Футбол
Переходные матчи
2016-05-24Завершён
1
 
 
1
Кубань
0
 
 
0
Томь

Футбол

15 февраля 2016, 6:30

Алан Дзагоев: «Есть предчувствие, что на Евро сыграем очень хорошо»

Один из лидеров ЦСКА и сборной России - о конкуренции в команде после прихода Романа Широкова, интриге в чемпионате страны, ожиданиях от Евро-2016, о Леониде Слуцком и Фабио Капелло

Алан Дзагоев. Фото ПФК ЦСКА

Алан Дзагоев. Фото: ПФК ЦСКА

Широков уже влился в коллектив

— Когда-то вы рассказывали мне, что на предсезонные сборы нужно приезжать с двумя-тремя килограммами лишнего веса, чтобы было что сжигать на изнурительных тренировках. Сколько ненужных грамм привезли в этот раз?

— Как раз три килограмма и привез. По отработанной уже года три-четыре схеме (смеется).

— И как, сожгли уже? Вес сейчас боевой?

— Да, 73 килограмма – хоть сегодня на официальный матч. А лишние граммы четко ушли за два первых сбора.

— Но ведь что-то сожжете и на третьем?

— Третий – это уже набор формы, а не закладка физических кондиций. Так что все под контролем.

— По рассказам очевидцев нынешние сборы даются вам как-то особенно непросто. Это правда?

— Чего-то совсем уж необычного нет – первые два сбора всем даются нелегко. Но в нынешнем году они действительно были какими-то особенно трудными. Слава богу, самое тяжелое уже позади, с третьего сбора все всегда идет по нарастающей.

— Может быть, дополнительная сложность связана с тем, что есть дополнительная ответственность, которая в свою очередь связана с двумя новыми факторами? Первый – чемпионат Европы, о котором мы еще поговорим, второй – резко усилившаяся с приходом Романа Широкова конкуренция внутри команды?

— Что касается чемпионата Европы, то нынешние сборы на него впрямую не влияют. Они закладывают базу на окончание чемпионата России. А потом, как показывает практика, у нас будет три-четыре дня отдыха и новый сбор, на котором и будем готовиться непосредственно к Евро. В том числе и в плане «физики».

А приход Широкова вообще ничего в работе не поменял. В моей, во всяком случае. Как готовился последние годы, так и готовлюсь – всегда пытаясь проявить себя максимально с лучшей стороны.

— Какие у вас вообще личные отношения с Романом?

— Не могу сказать, что мы близкие друзья, но отношения всегда были и, уверен, будут хорошими. Тем более, что в сборной мы в последнее время играли фактически в связке в центре поля. Так что волей-неволей должны были понимать друг друга. И трудностей с этим никогда не возникало.

— Но при всем этом вы должны его сейчас тихо ненавидеть – он не просто взвинтил уровень конкуренции в средней линии, но и нивелировал ваше важное преимущество – российский паспорт. Раньше нужно было выигрывать конкуренцию у Головина с Панченко, а теперь к ним добавился капитан сборной России…

— Вот как на духу – это совсем меня не тревожит. Вообще не думал об этом. Понятно, что конкуренция усилилась. Но я и раньше старался работать по максимуму, и сейчас продолжу в том же духе. Говорить: а ну-ка добавь, иначе вылетишь из состава, можно тогда, когда человек привык, если и не валять дурака, то не выкладываться на все 100 процентов. Но это не мой случай. Не представляю себе, как вообще можно играть в пол-ноги?!

— Вы прямо как ваш главный тренер – Леонид Слуцкий не раз говорил: а зачем Гинеру давить на меня, если он и так знает, что я делаю все, что в моих силах?

— Получается так.

— Как Широков вливается в команду? С кем общается больше других?

— У Ромы нет проблем, имеющихся обычно у новичков, поскольку он отлично знает многих наших футболистов. Поэтому и влился в коллектив сразу. А общается больше с теми, с кем лучше знаком – Игнашевичем, братьями Березуцкими, что вполне естественно.

На месте Кокорина с Жирковым представить себя не могу

— А вы чувствуете себя уже одним из лидеров коллектива? Или при живых Акинфееве – Березуцких – Игнашевиче – Вернблуме стать лидером – задача практически нерешаемая?

— Что вы имеете в виду? Какой-то неформальный статус? Но в нем нет нужды. За себя я всегда постоять могу, сказать что-то, если в том есть необходимость, тоже могу любому из партнеров. Поэтому все нормально и без всяких статусов (улыбается).

— Если раньше зимние сборы — это подготовка к сезону с чистого листа, то теперь, так или иначе, есть фактор текущей турнирной таблицы. На первом месте зимовать, наверное, здорово. Но не гложут ли воспоминания о растерянном по осени колоссальном отрыве?

— Досада от того провала, конечно же, осталась. И мы, естественно, обсуждали то, что произошло, между собой, чтобы сделать правильные выводы. Но сейчас уже стоит об этом забыть: есть текущая ситуация, есть пусть и небольшой, но все же отрыв – вот и надо направить все усилия на его сохранение, а, еще лучше, увеличение.

— И что же было причиной провала в ноябре-декабре – кадровые недостачи, накопившаяся усталость или, может, какой-то психологический спад?

— Конечно, объективных причин хватало: потерять одновременно Рому Еременко и Васю Березуцкого – это очень чувствительный удар при нашей-то скамейке. При том еще, что и Бибрас Натхо никак не мог восстановиться. Но мы все равно сами виноваты в том, что, по сути, слили огромный отрыв.

— Насколько бьет по самолюбию регулярное четвертое место в группе Лиги чемпионов? Вас наверняка им подначивают?

— А в восьмерку сильнейших в Лиге из тех, кто подначивает, кто-нибудь попадал? Вот пусть и соревнуются в остроумии дальше. Естественно, мы сами переживаем по поводу результатов, но попробуй превзойди «Баварию» или любой из «Манчестеров»! Важнее, что мы никому не сдаемся без боя и даже с Мюнхеном дома боролись не без шансов. И сказать, что вылетали, потому что недорабатывали, невозможно.

В последней Лиге, считаю, нам не хватило элементарного везения, без которого на таком уровне ничего не выиграешь – наверное, весь его запас мы израсходовали на предварительном этапе, когда вытаскивали сумасшедшие матчи со «Спартой» и «Спортингом».

— Если выбирать только одну команду — кого считаете главным конкурентом в весенней борьбе за чемпионство в России?

— «Зенит».

— Как, по-вашему, приход Жиркова и Кокорина добавит зенитовской игре что-то новое?

— Несомненно. Такие мастера усилили бы любую российскую команду и «Зенит» тут – не исключение. Другое дело, что им нужно еще сыграться. А самое сложное в этой ситуации – найти место на поле всем звездам одновременно. Как-то не очень представляю, чтобы Кокорин, Дзюба, Шатов, Халк, Данни, Витсель и Хави Гарсия появились в составе все вместе. Но это уже задача для Виллаш-Боаша.

— Вы бы могли представить себя на месте перешедших в «Зенит»?

— На данный момент – точно нет. Конечно, существуют хорошие правила: никогда не говори никогда и если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах на завтра. Но сегодня я просто не представляю себя в футболке не ЦСКА, а другого российского клуба.

— Теперь основной состав сборной России фактически будет выглядеть так: пять армейцев, пять зенитовцев и Игорь Денисов межу вами. Сыгранность – большой плюс. А минусы есть?

— Мне кажется, что сыгранность в любом случае перевешивает. И лучшие свои матчи сборная России, в мое в ней присутствие, проводила как раз тогда, когда были такие базовые связки – наша и зенитовская. Но я бы не спешил с вашим утверждением: перед чемпионатом Европы в основной состав сборной надо будет еще попасть – конкуренция предстоит весьма жесткая. И кто знает, не выиграют ли ее, к примеру, ребята из «Краснодара» или «Локомотива»?

— И опять мы вернулись к теме конкуренции. Есть разные люди – одних она убивает, других подстегивает. Вы к каким относитесь?

— Если бы убивала, то я бы уже умер в 2011 году, когда в ЦСКА пришли Думбия, Хонда, Тошич, разыгрался Секу, феерил Вагнер и я не всегда проходил в состав. Но и подстегивать особо не подстегивает ввиду тех причин, о которых мы уже говорили. Конечно, психологически легче, когда знаешь: не случись форс-мажора, обязательно выйдешь на поле. Но если раньше, не попав в состав, я заводился и мог злиться на тренера и весь окружающий мир, то теперь стараюсь искать причины в себе. Иногда очень полезно.

Алан Дзагоев. Фото facebook.com

Алан Дзагоев. Фото: Facebook

Ревновать можно жену, а не тренера

— Перед прошлым чемпионатом Европы вы удивили меня признанием: это должен быть мой турнир. Он, в общем-то, и оказался вашим, сборная вот только слишком рано вылетела. Есть подобные предчувствия сейчас?

— Сейчас у меня есть ощущение, что мы сыграем очень хорошо. А личные моменты совсем неважны.

— Да вы стали дипломатом! Говорят, что опыт, полученный на подобных форумах ранее, способен стать едва ли не решающим фактором. Польша-2012 и Бразилия-2014 заставляют вас готовиться к предстоящему Евро как-то иначе?

— Готовиться так же, как раньше, очень не хочется.

— Почему?

— Потому что оба раза я подходил к турниру после травмы. Перед Евро только-только залечился – меня должны были выпустить на матч последнего тура чемпионата России с «Рубином», но так и не рискнули это сделать. А на чемпионат мира и вовсе приехал с болью в ахилле. Да и проверить качество своей подготовки в Бразилии возможности практически не представилось.

— Досада от проведенного на скамейке чемпионата мира уже прошла или это чувство – на всю жизнь?

— Если честно, оно остается. Думаю, что уйдет, если, дай Бог, сыграю на следующем мировом первенстве.

— Теперь, когда Капелло ушел в туман, как дурной сон, можете рассказать, почему он имел на вас какой-то отдельный зуб?

— Сам не понимаю! Вроде бы делал все, что от меня требуется. Тренер, конечно же, вправе отдавать предпочтение другим. Но тогда получается, что если он сделал это раз и навсегда, то ты хоть из штанов выпрыгивай… Было пару моментов, когда я набрал приличную форму в клубе и вправе был рассчитывать на игровое время в сборной. Но приезжал туда и снова садился на лавку…

— Руки не опускались?

— Нет, но от понимания, что ничего с этим не сделаешь, было очень обидно.

— Все считают, что ваше недопонимание с Капелло началось с той пресловутой замены в матче с Северной Ирландией, когда вы явно выразили недовольство тренерским решением?

— Да, я был этим решением очень разочарован – играл неплохо и силы еще были. Но не сказал ни слова, просто опустил голову и пожал Капелло руку. Что в тот момент почувствовал он – лучше спросить у самого Капелло. В любом случае, еще раз подчеркну, тренер вправе принимать какие-угодно кадровые решения – это его компетенция. Может быть, я как игрок просто не подходил под его концепцию.

— Он никогда ничего не говорил вам по этому поводу?

— Нет. Оставалось только догадываться.

— Слуцкий в сборной чем-то отличается от Слуцкого в ЦСКА?

— Нет. Разве что армейцам уделяет меньше внимания, чем в клубе (улыбается).

— Ревнуете?

— Ревновать можно жену, а не тренера (смеется). В целом же Леонид Викторович точно такой же – и в плане проведения занятий и в плане повседневного общения с игроками. Он пытается найти индивидуальный подход к каждому, что не может не нравиться. Когда ты чувствуешь, что нужен, горы можно свернуть.

Во Франции надо как минимум выходить в четвертьфинал

— Вам самому как лучше – когда сборная полностью ограждена от внешнего мира, как в Иту, или когда доступ к команде открыт практически всем желающим, как в Варшаве?

— Бразильский вариант – точно не самый удачный. Общение с семьей и друзьями нужно всем, а регулировать его мы вполне способны сами. Но говорить о том, что формат нашего пребывания – в Бразилии или Польше – как-то глобально повлиял на игру, я не стал бы.

— Состав нашей группы на предстоящем Евро вас напрягает или обнадеживает?

— Точно не напрягает. Играть можно со всеми.

— Присутствие в группе сборной Словакии, которой вы когда-то забили решающий гол отборочного цикла, как-то греет душу?

— Думаю, это уже другая команда, с которой придется гораздо тяжелее, чем в 2011-м. Тот факт, что они напрямую вышли из группы, опередив Украину, уже о многом говорит.

— Какой результат во Франции будет для вас лично пусть и минимальным, но успехом?

— Всегда хочется успеха максимального, хотя понятно, что для того, чтобы превзойти Германию или Испанию, как и «Баварию» с «Барселоной» на клубном уровне, нужно не просто своя лучшая игра, но и запредельная помощь Фортуны. Но со всеми остальными играть можно. И если говорить реалистично, то выход в четвертьфинал будет тем рубежом, после которого можно будет сказать – съездили не зря.

— Вернемся в сегодняшний день. Говорят, что вы едва ли не бросили команду «Что? Где? Когда?» «Бешеный потенциал», одним из основателей которой являетесь?

— Да, каюсь, пропустил несколько игр! Но в последней участие принимал.

— Эта команда, некогда лидер, уступает сейчас во внутриармейском рейтинге и команде Сергея Игнашевича с братьями Березуцкими и команде тренеров, усиленной в этом сезоне Игорем Акинфеевым. Почему?

— Ну, одну-то игру мы выиграли! (Хохочет.)

— С вами в составе?

— Нет, со мной стали вторыми.

— Кому уступили?

— В кои-то веки тренерам. Наконец-то их можно было поздравить (смеется).

— А вообще «Что? Где? Когда?» как-то помогает на футбольных сборах или это просто необременительное развлечение?

— Скажем так: это полезное занятие, которое помогает как-то разбавить сверходнообразный распорядок дня. Поэтому я лично только «за».

— Ну а что еще помогает вам лично восстанавливать изрядно расходуемые сейчас физические и психологические силы?

— Здоровый сон (смеется). И, конечно же, ежедневное общение с семьей, которое делают возможным современные средства связи. На все остальное, исключая общекомандные мероприятия типа «Что? Где? Когда?» или «Мафии», сил просто не остается.